Коррупция мешает Украине защищаться от России на войне, — Newsweek

ZN.UA

Украина-Россия

Конфликт на Востоке Украины как в 2014 году, так и сейчас — это настоящая война. В первые месяцы, когда украинская армия была в катастрофическом состоянии, обычные украинцы сформировали добровольческие отряды для того, чтобы остановить российского агрессора в Донбассе.

Это были усилия снизу, которые можно считать примером общества, которое не пришлось выманивать пропагандой на войну. Оно спонтанно организовалось благодаря органическому осознанию, что родная страна в опасности. Украинское общество, а не армия, остановило вторжение России в Донбасс в 2014 году. Об этом на страницах Newsweek пишет американский журналист и бывший военный Нолан Петерсон, передает ZN.UA.

Он напоминает, что война продолжается уже три года. И даже после Минских соглашений и всех договоренностей о перемирии украинские солдаты до сих пор в окопах. Они ежедневно сталкиваются с артиллерийскими обстрелами, атаками снайперов, пушек, танков, ракет. И, кажется этой постоянной войне нет конца. Она ведется в основном в окопах и на фортификованных позициях вдоль линии соприкосновения в Донбассе, которая простирается на 250 миль. Это битва на большой дистанции, и солдаты не видят, в кого они стреляют и кто стреляет в них.

«Это кошмарный вид боя, с которым я никогда не сталкивался во время моей службы в военно-воздушных силах США во время операций в Ираке и Афганистане», — пишет Петерсон.

Он называет Минские соглашения «фарсом». Война продолжается, солдаты и мирные жители умирают почти каждый день по обе стороны линии соприкосновения. Война закалила Украину, ее граждан и солдат, которые доказали, что готовы бороться за свою свободу. Петерсон пишет, что за три года украинская армия прошла большое перерождение. Теперь она одна из крупнейших в Европе. У Украины больше танков, солдат, артиллерии, чем у любой страны ЕС. Она тратит 6% ВВП на свои Вооруженные силы, увеличивая военные расходы ежегодно на 10%.

Впрочем, на ее вооружении до сих пор остаются средства времен Холодной войны. Автоматы «Калашникова» в руках украинских солдат имеют серийные номера, которые сошли с конвейера в 60-70-х годах прошлого века. Киев полагается на собственную оборонную промышленность в процессе модернизации вооружений. Как ни как, но в 2015 году Украина была девятым экспортером оружия в мире. В 2016-м ее экспорт оружия вырос на четверть в сравнении с годом ранее — до 750 миллионов долларов.

Однако, денежные средства, по мнению Петерсона, используются не эффективно. Реальные потребности на поле боя не учитываются. За три года конфликта в украинской армии не появилось полевых госпиталей с хирургическим оборудованием. Раненых везут в ближайший город и часто в обычной гражданской машине. Украинские войска до сих пор зависимы от неправительственных организаций и волонтеров в обеспечении средств первой помощи, бронежилетов, униформы, еды и воды. Украинские солдаты до сих пор используют старые советские бумажные карты для ориентирования на поле боя. Некоторые волонтеры и студенты разработали для них, к примеру, программное обеспечение для расчета артиллерийского огня. Но мобильные планшетные компьютеры солдатам приходится покупать самостоятельно.

В Марьинке солдатам приходится воровать электроэнергию, подсоединяясь к местным линиям, потому что государство не обеспечило ей генераторами. Разведывательные беспилотники для обнаружения вражеской артиллерии тоже поставляются волонтерами.

«Итог: украинский военно-промышленный комплекс подрывает коррупция. Он больше сосредоточен на производстве оружия для экспорта, а не на обеспечении потребностей украинских солдат на поле боя», — говорится в статье.

Украинское правительство выделило около 500 миллионов долларов в 2016 году на восстановление, модернизацию и производство нового оружия для армии. Но «Укроборонпром» говорит, что получил лишь треть этих денег от правительства. Поэтому он работает менее чем на половину мощности.




Комментирование закрыто.