Госнаркоконтроль запретил книги Хаксли и Бодлера в России

"Хвиля"

Книжные магазины объясняют исчезновение романов этих авторов тем, что издатели перестали их печатать по решению Госнаркоконтроля, увидевшего в произведениях пропаганду наркотиков.

Между тем, как отмечает телеканал, «черный список» Госнаркоконтроля не зарегистрирован и не имеет силу закона. Единственный официальный перечень запрещенных книг — это федеральный список минюста. Печать и распространение книг из этого списка приводит к уголовному делу, чего нельзя сказать о списке наркоконтроля.

Получается, причина исчезновение книг из магазинов — это самоцензура издателей и продавцов, отмечает телеканал. Однако это может только подогреть интерес к «запрещенным» книгам, которые несложно найти и в интернете.

Напомним, о «черном списке» от Госнаркоконтроля стало известно почти три года назад. Этот список в конце 2009 года поступил в российские библиотеки с указанием не выдавать их читателям.

При этом некоторые из попавшие в перечень произведений входят, например, в курс «Современной зарубежной литературы» для филологических факультетов и часто запрашиваются студентами.

В ФСКН тогда опровергли информацию о списках, но отметили, что в российском административном Кодексе действительно есть статьи, которые предусматривают ответственность за распространение литературы, содержащей признаки скрытой рекламы или пропаганды наркотиков. А значит, «закон позволяет нам изымать подобную литературу по судебному решению».

В число «запретных книг» неизвестные эксперты включили и классику контркультуры, которую можно найти в любом книжном магазине или скачать в интернете, и даже давно экранизированные произведения: «Королева Юга» Артуро Переса-Реверте, «Пляж» Алекса Гарленда, «Страх и отвращение в Лас-Вегасе» Хантера С. Томпсона, культовые романы Ирвина Уэлша и даже произведение американского фантаста Филипа Дика.

В список попали и Дмитрий Гайдук с его «Растаманскими сказками», давно ставшими фольклором, и книга о разведении съедобных грибов на приусадебном участке, где речь идет исключительно о шампиньонах с вешенками (А.И. Морозов «Разведение грибов. Мицелий»).

С другой стороны, многих авторов, посвятивших наркотикам свои произведения или даже «употреблявших», в списке не хватает: Карлоса Кастанеды, Виктора Пелевина («Generation П»), Фредерика Бегбедера («Рассказики под экстази», «99 франков»), Олдоса Хаксли («Двери восприятия») и многих других.

В списке, например, не фигурирует «Морфий» Михаила Булгакова: «Первая минута: ощущение прикосновения к шее. Это прикосновение становится теплым и расширяется. Во вторую минуту внезапно проходит холодная волна под ложечкой, а вслед за этим начинается необыкновенное прояснение мыслей и взрыв работоспособности. Абсолютно все неприятные ощущения прекращаются. Это высшая точка проявления духовной силы человека. И если б я не был испорчен медицинским образованием, я бы сказал, что нормально человек может работать только после укола морфием…».

Под статью может попасть и скандальный французский поэт Шарль Бодлер, подробно описавший воздействия гашиша и опиума на человеческий организм. «Раздвинет опиум пределы сновидений,/ Бескрайностей края,/ Расширит чувственность за грани бытия,/ И вкус мертвящих наслаждений,/ Прорвав свой кругозор, поймет душа твоя». (отрывок из стихотворения Бодлера «Отрава»).

Самым знаменитым кокаинистом в литературе был британский сыщик Шерлок Холмс, у которого наркотик только улучшал дедуктивные способности. Наркотический бред своего героя описывал и Александр Куприн в «Молохе», а героиня знаменитого моралиста Льва Толстого, Анна Каренина, только «морфином по ночам… могла заглушить страшные мысли…».

Недавно «Хвиля» публиковала материал Александра Роджерса об РПЦ.

Источник




Комментирование закрыто.