Франко-российский союз может отобрать у США лидерство, – The Times

ZN.ua

Владимир Путин Франсуа Олланд

Если Лондон и Вашингтон будут медлить, то Москва единолично будет решать будущее Сирии.

Путин может получить право единолично решать будущее Сирии. Иллюстрация Минобороны РФ Флагман французского флота авианосец «Шарль де Голль» направляется в Персидский залив.

На его борту – 24 боевых самолета, которые втрое увеличат французские силы в регионе. Но более важно то, что это станет символом геополитического сдвига, который ускорили два теракта в последние несколько недель. Для Франции и России общей стала потеря в совокупности 350 невинных людей, которых убили террористы «Исламского государства» с 31 октября. Теперь эти две страны де-факто объединились и стали во главе мировой реакции, игнорируя историю и угрожая превратить США и Великобританию на подконтрольных себе игроков.

Об этом в редакционной статье пишет The Times. Совсем не удивительно, что президент Франсуа Оланд и его премьер-министр из-за последних событий в Париже стали первыми лидерами Европы, которые объявили уничтожение «Исламского государства» своей национальной целью. Так же не удивительно, что президент Владимир Путин, узнав, что авиалайнер А321 над Египтом взорвали террористы, пообещал расправиться с виновниками «где угодно на планете».

Издание вспоминает, что что-то такое он уже говорил после терактов в России, прежде чем развязать вторую войну в Чечне. Но действительно удивляет тот факт, что Франция попыталась сначала найти партнеров в Европе согласно пунктов по безопасности Лиссабонского соглашения, но нашла первого добровольца только в Москве. Путин мигом приказал своим генералам относиться к французским силам в Сирии как к союзникам. Англосаксонский мир, который нес ответственность за защиту «старой» Европы 70 лет назад, теперь играет в «догонялки».

Дэвид Кэмерон обострил свою риторику, призывая ударить в «голову змея» в городе Ракка, который «Исламское государство» считает своей столицей. Но прежде чем отправить британские самолеты, он хочет заручиться большей политической поддержкой Палаты общин.

В то же время это первый месяц с 2007 года, когда у США нет собственного авианосца в акватории Персидского залива. Самым крупним проявлением американской солидарности с Францией после терактов в пятницу стал визит Госсекретаря Джона Керри в Париж. Но что бы не происходило в расстановке глобальных политических сил, баланс жесткой силы на Ближнем Востоке меняется и вытесняет Вашингтон. Керри пообещал, что в течение ближайших недель в Сирии может состояться «большая перемена».

Возможно, он прав, но только в том случае, если Франция и Россия добьются успеха в попытке отрезать «Исламское государство» от ее источников обеспечения. В таком случае Россия, которая оккупировала часть Украины и поддерживает сирийского диктатора Башара Асада, единолично будет определять условия этого «изменения» как единая большая сила со значительными войсками на сирийской территории. США остаются незаменимым лидером западных ценностей, но они полностью отсутствуют в стратегическом решении будущего Сирии. Президент США Барак Обама во время встречи с Путиным в Турции «сидел на месте просителя». Запад очень близок к тому, чтобы передать лидерство в сирийском конфликте Москве.

Через четыре года после «Арабской весны», Обама говорил о том, что жители Ближнего Востока должны сами решить свою судьбу. На самом же деле террористы и реваншистские военные диктаторы взяли дело в свои руки. Путин воспользовался шансом нарушить основы международного закона, а затем устроил себе неординарное возвращение в международную политику. Франция стала единственной страной Запада, которая еще до терактов отправила значительные силы на войну с джихадом от Мали до Сахеля. Еще не поздно для США и Великобритании присоединиться к Франции и отстоять решающую роль для Запада в сирийском конфликте. Но время истекает.

Источник: ZN.ua




Комментирование закрыто.