Financial Times: Чечня и Россия снова могут скатиться к войне после Путина

УНИАН

Субботним утром в начале августа улицы чеченского села Гельдаган были наполнены самой большой толпой, которую это глухое место видело по меньшей мере за десятилетие. Мужчины любого возраста шли к главной площади, расположенной возле мечети. А женщины выстроились в слезах на улицах. Они чтили память Юсупа Темерханова, который родился в селе и пользовался особым почетом за возмездие России. Третьего августа Темерханов умер в сибирской тюрьме, куда его бросили на 15 лет за убийство бывшего российского офицера Юрия Буданова. Последнего обвинили в убийстве 18-летней чеченки Эльзы Кунгаевой во время второй Чеченской войны. Но его не наказали.

Об этом пишет Financial Times, передает УНИАН.

Темерханов отрицал все обвинения, но соотечественники считают его героем. Поэтому когда сотни чеченцев со всего Северного Кавказа начали съезжаться в Гельдаган, чтобы почтить его, даже Рамзан Кадыров, который помогает Кремлю формально удерживать Чечню в составе России, приехал в село. Он заявил, что убийство Кунгаевой было «оскорблением для всех нас и мы не будем терпеть позор и унижение». Подчеркивая, что Темерханова приговорили незаконно, Кадыров обвинил российскую правоохранительную систему в античеченской деятельности. «Если мы граждане России, обращайтесь с нами как с россиянами. Мы хотим равенства и справедливости», — сказал Кадыров.

Его слова стали острым напоминанием о хрупкой и неоднозначной природе контроля Москвы над Северным Кавказом, который играет роль стратегической крепости между Черным и Каспийским морями. Здесь Россия граничит с Малой Азией и здесь она принимала участие в самых кровавых войнах в своей истории. Кадыров, которого Владимир Путин поставил во главе Чечни в 2006 году, помог Кремлю подавить местные силы сопротивления. Он правит республикой как личной вотчиной. Несмотря на то, что он называет себя «патриотом России», Кадыров понимает, что отчитывается только перед российским президентом и не перед кем другим. «Он слушает только Путина», — сказал министр информации чеченского правительства Джамбулат Умаров.

Хотя такой феодальный строй для России не новость, он вызывает более широкое беспокойство относительно долгосрочной политической стабильности страны. Российская конституция позволяет Путину править страной только два срока подряд. Поэтому он будет президентом до 2024 года. Поскольку на тот момент ему будет 71 год, появились сомнения, будет ли Путин повторять трюк, как с Дмитрием Медведевым 10 лет назад. Источники, приближенные к Кремлю сказали изданию, что подготовка к трансформации власти в РФ, которая может включать изменение конституции, может начаться уже в следующем году.

«Более 18 лет правления Путина подорвали наши политические институты. Вся власть персонализирована. В таком контексте ситуация вокруг Рамзана Кадырова – это, безусловно, риск, и как по мне, очень недооцененный», — сказал российский политолог Николай Петров. «Неопределенность в отношении ситуации после 2024 года создает угрозу внутренних распрей. И в любой схватке за власть Кадыров – это опасность», — добавил он.

Некоторые российские обозреватели верят, что Кадыров, у которого есть верные люди не только в Чечне, но и в других частях РФ, может бросить вызов Москве с требованием предоставить ему большую автономию. Другие же боятся, что попытка преемника Путина установить российский порядок в Чечне приведет к новой кровавой войне. Режим Кадырова неоднократно нарушал российские законы. «Во времена войн Чечня была более интегрирована с Россией, чем сегодня», — сказал бывший чеченский чиновник Ахмед Закаев, живущий в Великобритании.

Присутствие Кадырова ощутимо в федеральной политике. Когда чеченского боевика арестовали по подозрению в убийстве оппозиционера Бориса Немцова, лидер Чеченской Республики назвал его «настоящим патриотом». Позже любые попытки допросить чеченского лидера в деле об убийстве были потоплены чеченскими службами безопасности. После того Кадыров стал еще более заметной политической фигурой, выставляя себя лидером всех российских мусульман даже за пределами Кавказа.

Он начал проводить собственную внешнюю политику. Кадыров был одним из первых, кто осудил преследование мусульманского меньшинства в Мьянме. Чеченские чиновники также ведут переговоры с Саудовской Аравией о гуманитарных миссиях для территорий в Сирии, которые контролирует диктатор Башар Асад. Усиление позиции человека, который когда-то принимал участие в войне против России, укрепляет враждебность истеблишмента спецслужб в Москве к нему.

«В Чечне армия на самом деле не армия, а полиция – не полиция. Многие в спецслужбах ненавидят Кадырова и они могут попытаться ликвидировать его модель, как только у них появится шанс. Когда Путин уйдет, наступит очень опасный момент», — сказал неназванный бывший чиновник Кремля.

Новое восстание в Чечне будет иметь серьезные последствия за пределами республики. Этнические чеченцы живут в соседних Ингушетии и Дагестане. Их немало среди боевиков «Исламского государства» в Сирии. Более того, радикализированные версии ислама начали распространяться в традиционно спокойных мусульманских регионах РФ. Московский политический истеблишмент считает, что модель Путина для Чечни – это единственная работоспособная модель. «К сожалению, не существует альтернативы для квазитоталитарного правления, которое установлено там сейчас. Любые попытки демократизации приведут лишь к кровопролитию», — сказал неназванный собеседник издания, который когда-то работал в Кремле.

Пока Москва поддерживает режим Кадырова мощными субсидиями, наполняя около половины бюджета республики. В Москве называют это «платой за мир». Но Закаев, который поддерживает идею независимости Чечни, отвергает такие теории о безальтернативности. «Пока они будут думать, что Чечня – часть России, они и будут иметь под боком Чечню такого типа, как сейчас», — пояснил он.

Мало кто верит, что Путин отдаст власть через 6 лет. Скорее всего, он создаст какую-то новую должность для себя, чтобы дальше править Россией. Но даже такой маневр может подорвать путинскую модель отношений с Чечней. «Одна из главных угроз в том, что влиятельные фигуры в спецслужбах могут воспользоваться возможностью избавиться от Кадырова, сохранить модель, но поставить более лояльного кадра», — сказал бывший российский сотрудник спецслужб с опытом работы в Чечне. «Другой риск в том, что Кадыров сам что-то выкинет, если не будет уверен в поддержке Путина», — добавил он.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.