Эдь-Мюрид: Россия на пороге новой войны

Любопытные аналогии приходят в голову именно в этот день. 19 лет назад в России окончательно победила либерально-демократическая революция, первый этап которой прошел в 91 году. В 93 году пришедшие к власти либерал-демократы победили окончательно в локальной — но ожесточенной гражданской войне. Со всем положенным антуражем — расстрелом своих противников, как показным — из танков по Белому дому, так и не афишируемым — последующим расстрелом на соседнем стадионе взятых в плен.

В прошлой — советской — России через 20 лет после окончательной победы она вступила в страшную и тяжелейшую мировую войну, потеряла миллионы человек — но выстояла и победила. Именно потому, что сумела за два десятилетия подготовиться к ней. Сейчас — через 20 лет после начала 90 — мы опять стоим на пороге мировой. Пока локальные события на Ближнем Востоке более напоминают преддверие обоих мировых — года так за два-три до них. Вероятно, в ближайший месяц мы увидим переход Арабской весны в классические локальные войны между государствами. По крайней мере, сегодняшнее разрешение турецкого парламента приближает это событие и делает его максимально вероятным.

Но речь о другом. Сегодняшняя Россия мало напоминает СССР преддверия Второй мировой. И дело даже не в военно-техническом уровне подготовки. Воюют не танки, воюют люди. Люди, вооруженные идеей. Первые 20 лет Советской власти можно оценивать по-разному — но с идеей у нее было все в полном порядке.

Сегодня новая либеральная власть стесняется вспомнить свою победу — на телеканалах, в газетах — тишина. Гробовая тишина по поводу событий 19-летней давности, хотя казалось бы — именно эта власть должна вести отсчет с 3-4 октября 93 года и гордиться расстрелом безоружных москвичей, который стал последним гвоздем в гроб коммунизма. Помните истерические крики Ахеджаковой в прямом эфире 3 октября, когда она призывала армию защитить ее от проклятых коммунистов? Защитила. Но сегодня Ахеджакова как-то не спешит в прямой эфир с благодарностью вспоминать своих героических защитников.

Если эта власть так стесняется своей победы — то о какой идее сегодня может идти речь? Какую идею мы будем защищать? «За Родину» — это правильно — но недостаточно. Она у каждого своя. Поэтому тогда кричали и «За Сталина». Не потому, что любили — потому что он персонифицировал ту общую для всех идею, за которую человек вставал и принимал смерть. Как-то мне не верится, что сегодня политработник будет поднимать в бой личный состав с криком «За Путина». Или «За Дерипаску». Идти в бой с криком за лондонский Челси — как-то не пробивает и не греет внутри.

Что-то не так с победившей революцией. Совсем не так.

P.S. А репортажей о славной годовщине на центральных каналах так я и не вижу. Может, ночью стыдливо так напомнят. Посмотрим.

El-Murid




Комментирование закрыто.