Донецк стал «городом стариков» за два года войны

Сегодня

донецк днр

Два года назад колонна боевиков и военной техники, оставив Славянск и Краматорск, беспрепятственно прошла почти 100 км и вошла в Донецк. Война из телевизора стала для дончан явью. За два года боевики «ДНР» превратили жизнь горожан в ад, который упорно выдается за «будни молодой развивающейся республики».

Донецк перестал быть кипящим мегаполисом и превращается в унылый городок с умершей промышленностью и борющимися за выживание людьми, пишет Сегодня.

ДЛЯ СТАРИКОВ. Борьба за выживание — пожалуй, основное занятие дончан. С работой в Донецке все очень плохо: на место уехавших врачей, учителей, инженеров и водителей автобусов пока не пришла достойная замена. Средняя зарплата в городе составляет 5—8 тысяч рублей (1900—3000 грн). Можно считать, что повезло пенсионерам: многие не только переоформили на подконтрольных территориях украинские пенсии, но и получают в Донецке «социальные выплаты» в том же размере, которые для удобства тоже именуют пенсией. Ее не задерживают, выплачивают вовемя, чего не скажешь, к примеру, о задерживающихся пособиях по инвалидности или рождению детей. «Ощущение, что сделали государство для стариков. Им и пенсии, и льготы. А о детях кто позаботится? Детских лагерей не осталось, садики закрываются, учителей не хватает, и классы в школах объединяют. Ни одной новой площадки в городе для детей не построили», — говорит дончанка Мария Мазур.

СТРОЕК НЕТ. Строительство в Донецке в 2014-м замерло, некоторые здания до сих пор стоят в строительных лесах. Их просто некому убрать. Если что-то и ремонтируется — так это дороги. Правда, через некоторое время они снова становятся разбитыми из-за передвижения военной техники боевиков. Разрушенные и поврежденные военными действиями дома восстанавливают большей частью сами жители. Кто восстановит срезанные напрочь троллейбусные провода в поселке «Октябрьская шахта», неизвестно. Впрочем, туда троллейбус и не дойдет — разрушенный Путиловский мост, по которому пролегал маршрут «десятки», никто и не собирается восстанавливать.

BACK IN USSR. Поездка автомобилем за линию разграничения конфликта на Донбассе может занять от пары часов до двух суток, основная часть которых уйдет на стояние в очереди у контрольного пункта въезда-выезда. Прямое автобусное сообщение с неподконтрольными территориями прекращено летом 2015-го из-за опасности обстрелов. В самом Донецке ситуация с транспортом ухудшается. «После 20:00 автобусы уже не ходят. С остановок пропали автоматы по продаже билетов, зато появились будки с билетершами. Так что мы движемся обратно в СССР», — посетовал дончанин Илья.

НЕДОЗВОН. В прошлом году на оккупированных территориях перестал работать один мобильный оператор, и на отобранном у него оборудовании боевики создали свою мобильную связь «Феникс». Правда, звонить можно только внутри сети и, если повезет, можно дозвониться в Россию. «Всех силовиков «ДНР» и МЧС в обязательном порядке перевели на «Феникс». Другие операторы в Донецке работают с перебоями, как и интернет», — рассказала дончанка Елена Туровских.

СКУКА. Молодежь чувствует себя в Донецке неуютно. «Ни фильмов, ни концертов нормальных, ни клубов порядочных, одни рестораны работают. Вершина культурной жизни — очередной концерт Кобзона да вечные праздники на площади по поводу и без. Можно сказать, что в Донецке страшно, серо и скучно. Найти работу студентам в родном городе нереально, даже с дипломами «ДНР», — говорит дончанин Олег Мальцев. — Ощущение, что все сделано для того, чтобы молодежь шла воевать — там зарплату хорошую обещают».

«МЫ ЖИВЕМ В КАКОМ-ТО МИРЕ ПАРОДИЙ». Промышленность и бизнес на оккупированных территориях дышат на ладан. Огромное количество шахт затоплено, часть готовится уйти под воду, единицы еще работают. Донецкий металлургический завод остановил сталеплавильное производство. Пару дней в неделю работают молокозавод и хлебобулочный комбинат, в Горловке выпускают мелкие партии колбасных изделий, а в Макеевке — соусов. Бизнес, который ведет деятельность с РФ, работает по украинским документам, открывая счета в российских НКО (небанковские кредитные организации типа расчетных центров) и оплачивая товары не напрямую. «Иначе мы будем считаться импортерами, ведь в России мы считаемся украинскими предпринимателями, — говорит предприниматель Виктор Калачевский. — И тогда цены на российские товары возрастут раза в четыре, никто их покупать не будет. Их и так мало кто покупает».

Все, что создавалось на Донбассе в мирное время, испорчено или разрушено. Оккупированные города остались без почтовой связи, аэропорта, междугородного автобусного и железнодорожного сообщения (если не считать пару дизелей к границе с Россией), без банковской системы («центробанк ДНР» работает только внутри «республики») и без перспектив экономического развития. «Мы живем в каком-то мире пародий! Почта вроде бы и есть, но посылки и письма только разве что в соседние Макеевку или Горловку доставляет. Банк вроде бы и есть, но деньги туда понесет только сумасшедший. Есть даже собственная связь, да вот только больше рацию напоминает — позвонить на других операторов невозможно», — говорит дончанка Лариса Приходько.

ДЕФИЦИТ ВРАЧЕЙ. В больницах Донецка — дефицит врачей и медсестер, а лекарства в аптеках по цене доступны не всем. Вопреки провозглашенной в «ДНР» бесплатной медицине, дончане тратят огромные деньги на покупку медпрепаратов для лечения. Страховой медицины нет, больничные листы не оплачиваются. «Сами врачи нам говорят: если есть возможность, покупайте лекарства на мирных территориях и лечитесь там. Все, что продается в аптеках — российского производства, зачастую только наносят вред здоровью, у людей сильнейшие аллергические реакции на, казалось бы, обычные препараты», — рассказала жительница Донецка Анна Ляшенко.




Комментирование закрыто.