Через несколько лет это будет совершенно другая страна, — The New York Times об Украине

Обозреватель

Украина поле

События в Украине стали действительно историческими, хотя их окончательного значения мы, возможно, не поймем в течение многих лет или даже десятилетий.

Невозможно не восхищаться потенциалом тех событий, которые меняют ход истории Украины, пишет американский журналист, трехкратный лауреат Пулитцеровской премии Томас Фридман в The New York Times (перевод — obozrevatel.com).

«Важно то, что мы ориентируемся на значении происходящего для самих граждан страны. Но, кажется, руководителей государства застал врасплох тот факт, что нужно опуститься на землю и обращать внимание на важность происходящего у них под носом», — пишет он.

«Когда мы говорим о нынешнем конфликте, важно помнить три вещи, — напоминает журналист. — Во-первых, люди не ведут себя, как лемминги, поэтому представлять их в таком виде глупо. Лемминги никогда резко не меняют свой курс, чтобы соответствовать заранее определенному набору верований. Во-вторых, Украину десятилетиями раздирали гражданская война и этническая ненависть, так что иностранцам вообще покажется странной идея мира и стабильности. И третье: свобода – невероятно мощная идея. Поэтому если нынешний конфликт – потолок для Украины, его, несомненно, пробьет свобода»

Он рассказывает, что когда был в Украине в прошлом месяце, то был поражен изобилием местной кухни.

«Значит, у людей нет недостатка в человеческом капитале, а это хороший плацдарм для дальнейшего роста, — делает вывод Фридман. — Кроме того, это говорит о том, что украинцы – точно такие же люди, как и все на этой земле».

«Что мы должны вынести из хаоса в Украине? — тут же задается вопросом он. — Проще сказать, чего мы не должны делать. Мы не должны игнорировать эту проблему и верить в то, что она решится сама собой. Мы должны быть хладнокровными, видя первые зачатки современного общества в Украине. У украинцев появилась уникальная возможность, но я боюсь, что эта дорога будет настолько узкой, и движение к миру окажется очень медленным».

«Не знаю, как будет выглядеть Украина через несколько лет, но уверен, что это будет совершенно другая страна. Даже если она сохранит верность своему основному культурному наследию. Я точно знаю это, потому что украинцы все еще не потеряли веру в свою мечту», — делится наблюдениями американский журналист.




Комментирование закрыто.