Чем оффшорный скандал опасен для украинского бизнеса

UBR.ua

Mossack Fonseca

Главным последствием «панамского скандала» станут дополнительные проверки налоговиков и правоохранителей в европейских странах и США.

По их результатам могут насчитываться штрафы и даже проводиться аресты, пишет UBR.ua

«Я бы не исключал ужесточение или хотя бы более пристальное внимание регулирующих органов к трансакциям с оффшорами», — отметил UBR.ua руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий.

Активных проверок, в первую очередь, ждут от западных фискалов, и в последнюю — от украинских. Максимум, на который стоит рассчитывать, — это ужесточения процедур торговли ценными бумагами на внешних рынках или правил финансового мониторинга, которому подвергаются вклады в украинских банках или вносимые для перечислений суммы. В глобальную компанию по выводу наших компаний из оффшоров не верит никто.

«Учитывая, что в Верховной Раде представлены практически все крупнейшие украинские финансово-промышленные группы, любое реальное изменение законодательства в сторону ужесточения работы с зарубежными, в том числе и оффшорными, юрисдикциями получит ожесточенное сопротивление со стороны той части парламента, которая представляет крупный бизнес», — убежден аналитик UniCredit Bank Андрей Приходько.

Кого точно затронет «панамский скандал» — это украинские «дочки» крупных иностранных холдингов, деятельность которых начнут расследовать на родине. «Такие расследования могут влиять на украинские компании, которые входят в мультинациональные группы», — сказал UBR.ua менеджер по международному налогообложению KPMG в Украине Роман Жарко.

Под раздачу помогут попасть и финучреждения. «Из-за скандала, который вовлечены наши чиновники, могут пострадать и крупнейшие украинские банки, особенно имеющие листинг в Лондоне или Нью-Йорке (или имеющие материнские структуры с листингом). Если окажется, что банк был вовлечен в коррупционные схемы, то местные регуляторы, могут применить к нему антикоррупционное законодательство с последующим взиманием многомилионных штрафов», — спрогнозировал UBR.ua финансовый аналитик группы компаний «Финам» Тимур Нигматуллин.

Чем сложнее и опаснее будет работа через оффшоры, чем дороже она будет становиться для бизнеса. «Возможно, цены на услуги фирм-посредников вырастут, так как клиенты будут требовать большей гарантии конфиденциальности», — допускает Александр Паращий.

При этом бизнес будет постепенно выводить свои активы из оффшорных юрисдикций. Не полностью, конечно, но хотя бы какую-то его часть. Во-первых, из-за ужесточившихся правил для денежных перечислений от Нацбанка Украины, которые постоянно расширяет требования по финансовому мониторингу. Во-вторых, из-за проверок фискалов и репутационных рисков. Ведь утечка информации из Панамы — не последний инцидент. Весной 2013 г. «слив данных» произошел по компаниям и персонам, работающим на Британских Виргинских островах, а в 2014 г. — из Люксембурга.

Еще тогда украинский бизнес стал больше тяготеть к Кипру, который официально перестал считаться оффшорной юрисдикцией. И потому именно это остров до сих пор называется нашим Госстатом, крупнейшим инвестором Украины: за 2015 г. с него поступило в страну порядка $12 млрд, что в 10 больше объемов вливаний с Виргинских островов.

Эксперты уверяют: украинский бизнес осознает, что постепенно придется открывать свои оффшорные тайники, и готовится к этому. «Компании, которые ответственно относятся к соблюдению законодательства, и отслеживают тенденции к его изменениям, уже готовятся к ужесточению налоговых процедур. В частности, украинские бизнесмены приходят к понимаю необходимости создания за рубежом реальных компаний, с персоналом, офисом и прочими атрибутами хозяйствующих субъектов, которые действительно будут осуществлять хозяйственную деятельность. Также, происходит пересмотр существующих корпоративных и финансовых структур с учетом планов по имплементации плана BEPS для упреждения налоговых рисков», — заверил Роман Жарко.

BEPS (Base Erosion and Profit Shifting) — это изобретение Организации экономического сотрудничества и развития: план действий по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и выводу прибыли из-под налогообложения.

По мере расширения своего бизнеса в Европе, украинские компании начинают тяготеть к ЕС. «Как показывает опыт нашей компании, все чаще предприниматели обращаются по вопросам регистрации своих торговых компаний в Европе, примером могут служить Словакия и Чехия. Кроме этого, именно из этих стран мы наблюдаем определенную активность по инвестированию в украинский бизнес, в частности в центральной части Украины. И это положительная тенденция», — подчеркнул UBR.ua директор Investment Service Ukraine Иван Герасименко.

В тоже время все юристы и финансисты хором отмечают ключевой тезис — операции с оффшорами, хотя активно мониторятся в большинстве стран мира, но в тоже время не являются противозаконными. И в Украине в том числе. Потому при правильной организации дела ничего страшного в них нет, кроме репутационных рисков — это просто считается зазорным для публичных личностей.

«Многие схемы ведение бизнеса с применением оффшорных элементов являются абсолютно законными. Отрицательное значение они приобретают как правило в двух случаях: если присутствует незаконная оптимизация (отмывание денег) или если оффшорные схемы используют политики (чиновники)», — подытожил Иван Герасименко.




Комментирование закрыто.