Бывший функционер «ДНР» рассказал о марионетках Москвы на Донбассе, — Sueddeutsche Zeitung

Sueddeutsche Zeitung

ДНР
Бывший высокопоставленный функционер в руководстве «Донецкой народной республики», участвовавший в заседаниях правительства ДНР и пожелавший сохранить анонимность, рассказал немецкому изданию о том, что местные в ДНР — вопреки рисуемой в СМИ картинке о независимости народной республики от России — практически не имеют никакой власти и выполняют функции говорящих марионеток.

«На самом деле контроль Москвы над народными республиками всеобъемлющ», — утверждает бывший инсайдер, покинувший территорию ДНР осенью 2014 года. По его словам, все важные решения «принимались в Москве», а на «ключевые посты ставили российских офицеров и гражданских специалистов». «Донецкая и Луганская народные республики с самого начала и до конца были проектом Кремля по дестабилизации Украины — мы же, местные, были только говорящими марионетками», — отмечает бывший дээнэровец, пишет Sueddeutsche Zeitung.

Сам он, по собственному признанию, «раньше был ярым славянофилом и приверженцем союза между Россией, Украиной и Белоруссией». «Но это было до тех пор, пока я не узнал всю правду, скрывающуюся за ДНР». Так, к примеру, Александр Бородай и Игорь Гиркин были гражданами России, оба имеют боевой опыт. Последний был даже идентифицирован правительствами США и ЕС в качестве «действующего офицера ГРУ». Созданное летом 2014 года по российскому образцу «Министерство госбезопасности» до марта 2015 года возглавлял Андрей Пинчук — в прошлом сотрудник МГБ контролируемого Москвой Приднестровья.

Вот как инсайдер описывает нравы, царящие в ДНР. «Это было обычное рутинное заседание. Высокопоставленные лица ДНР обсуждали экономические вопросы, пока нас не прервал телефонный звонок одного донецкого предпринимателя — владельца многоэтажного офисного комплекса, — рассказывает экс-инсайдер о совещании, состоявшемся в июле прошлого года. — Он сказал, что к нему пришли порядка десяти вооруженных человек и приказали освободить здание в течение 24 часов. Сразу после этого вице-премьер Калюсский позвонил Александру Бородаю, тогда — премьер-министру ДНР, присланному из Москвы. Но Бородай ответил: «Не вмешивайся. Это приказ ГРУ. С этого момента это здание является его штаб-квартирой в Донецке». После этого бизнесмен покинул его, туда въехало ГРУ. И в этот самый момент я понял, что мы, местные, на самом деле ничего не решаем».

В последнее время, продолжает инсайдер, Москва «ставит на более-менее публичные должности в правительстве ДНР местных». На смену россиянину Бородаю, например, пришел Захарченко, Пинчук также передал свое ведомство службисту из Луганска. «Однако в целом все важные кадровые решения, каждый план и бюджет министерства как в ДНР, так и в ЛНР отправляются на одобрение в Москву». Финансируется все также из Москвы. «Деньги привозят наличными в чемоданах через границу. В мое время главным кассиром, которого посылал Кремль, был Леонид Симунин. Он передавал деньги ведущим руководителям, которые уже потом передавали их дальше», — говорит экс-инсайдер. В свою очередь, пресс-служба Кремля на запрос Sueddeutsche Zeitung опровергла утверждения, что Симунин работает или когда-либо работал на кремлевскую администрацию.

Тысячи приехавших из России добровольцев, бойцов «Русской православной армии», чеченских подразделений и казаков, в свою очередь, зарабатывают на востоке Украины деньги, утверждает инсайдер. «Ряд добровольческих группировок систематически воровали автомобили, конфисковывали недвижимость и занимались похищениями людей, — продолжает он. — Элитные здания с подземными гаражами специально проверяли на наличие джипов и машин бизнес-класса, которые потом забирали. Если же отдельные министры протестовали против этого, Гиркин сразу же говорил им, что им не следует вмешиваться. Людей же, которых похитили, нередко приходилось выкупать их родственникам».

«В целом, в одном только Донецке несколько сотен россиян занимают ключевые посты в военном ведомстве и гражданских учреждениях», — констатирует экс-политик.

Источник: ИноПресса




Комментирование закрыто.