Боль из-за долгов еще не прошла для экономики Украины, — Financial Times

ZN.UA

доллары

Фондовый менеджер Майкл Хасенстаб скупил больше украинских ценных бумаг, чем кто-либо другой. Он решил, что кризис в Украине не будет углубляться, и прогадал.

Об этом на страницах Financial Times пишут Элайн Мур, Роман Олеарчик и Нейл Бакли, напоминая, что война на Востоке Украины унесла жизни около 7 тысяч людей, превратила в руины украинский индустриальный регион, а украинская экономика погрузилась в рецессию, информирует ZN.UA

Когда Украина оказалась на пороге дефолта, Хасенстабу вместе с другими кредиторами пришлось списать часть ее государственного долга. На прошлой неделе после нескольких месяцев переговоров, стороны, наконец, достигли согласия. Отказавшись от 20% долга в размере 18 миллиардов долларов, Хасенстаб вместе с другими согласился на потери, которые они долго называли ненужными. В Киеве обрадовались сделке даже несмотря на то, что она дает только краткосрочное облегчение. Однако очень скоро договоренность с кредиторами раскритиковали эксперты, которые считают, что она не поможет Украине восстановить свою экономику по сомнительному планому МВФ. Поэтому, по их мнению, рано или поздно с кредиторами придется снова говорить. Другие же аналитики убеждены, что соглашение лучше, чем можно было надеяться.

В Киеве считают, что оно позволит на некоторое время забыть о выплате долгов и заняться сугубо восстановлением экономики. Для МВФ украинская модель реструктуризации стала возможностью направить в другое русло еще и обсуждения греческого кризиса. Министр финансов Украины и технократ-иностранец Наталья Яресько пояснила, что программа МВФ для Украины «критически важна». «В послереволюционном обществе очень важна легитимность внутри страны и в международном поле. Это то, что МВФ дал нам», — сказала она.

Потребность в укреплении политической легитимности вновь встала остро на этой неделе после того, как во время протестов под Верховной Радой взорвалась боевая граната, унеся жизни трех бойцов «Национальной гвардии». Западные правительства все же надеются, что финансовая помощь стабилизирует бывшую советскую республику. Для Украины, в это же время, требования, которые ставит МВФ в обмен на кредиты, очень жесткие. В апреле прошлого года организация утвердила пакет помощи в размере 17 миллиардов, но почти сразу стало понятно, что Украине будет нужно больше. В начале этого года МВФ пересмотрел свои расчеты и увеличил сумму до 40 миллиардов. Но при условии, что из этой суммы 15,3 миллиарда придется на сокращение долга кредиторами, такими как Хасенстаб. Это обвалило стоимость украинских бондов чуть ли не с начала переговоров.

Для Хасенстаба украинские ценные бумаги – это лишь небольшая доля его портфеля. Он и раньше скупал бонды стран, которые переживали глубокие кризисы. Например, так он поступил с ценными бумагами Ирландии в разгар первого кризиса еврозоны. «Мы просто собирали обесцененные бумаги, когда Украина даже до кризиса переживала тяжелые периоды стресса, когда на рынках была распродажа», — сказал инвестор FT. Но украинский долговой кризис развился во времена, когда фондовые рынки демонстрируют спад. И активы Хасенстаба в Franklin Templeton демонстрируют негативную динамику. Он присоединился к комиссии держателей украинского долга в берегу, когда инвесторы уже были согласны списать 9 миллиардов долларов.

Но Хасенстаб начал вносить ряд возражений. Комиссия по его инициативе начала требовать от МВФ объяснений, почему фонд хочет сократить долговую нагрузку на ВВП Украины до 71% в течение следующих 5 лет. И почему реструктуризация долга происходит именно сейчас, когда на Востоке Украины все еще неспокойно? Также были вопросы, почему Киев хочет провести реструктуризацию только по бондам на 23 миллиарда долларов, когда его общий долг достигает 72 миллиардов.

Один из членов комиссии кредиторов Игорь Горлиевич из компании BTG Pactual скзал, что инвесторы симпатизировали Киеву. «Мы бы не хотели списания 20% долга, но держатели бондов признали, что у Украины серьезные проблемы. Сокращение суммы – не желаемый результат, но сделка все же хорошая для инвесторов», — пояснил он. В свою очередь Киев надеется использовать ее для того, чтобы сосредоточиться на более позитивных сигналах и начать восстановление экономики, которое правительство усилит поддержку со стороны уставшего населения. Но проблемы с долгами, скорее всего, продолжатся. «Реструктуризация украинского долга иллюстрирует дилемму, которая присуща всем государственным кризисам. Если вы заключите сделку быстро, то вы автоматически сохраняете боль для экономики. Но с другой стороны, он может быть не таким сильным. Я бы сказал, что долговые проблемы Украины еще не закончились», — считает экономист компании Exotix Джейкоб Кристенсен.

Издание The Economist писало, что договоренности Украины с кредиторами не такие выгодные, как кажется. К концу года ВВП Украины составит 70 миллиардов долларов. Падение в денежных показателях будет составлять 60% за последние два года. В этом году ВВП сократился на 17% в первом квартале и на 15% — во втором. Поэтому требование о сокращении давления долгов на экономику до сих пор остается, мягко говоря, сложным вызовом.

В это же время, издание Financial Times в редакционной статье писало, что у Украины появился шанс провести успешно реформы. Ее власть должна продемонстрировать политическую волю провести широкие реформы в судебной системе, подавить коррупцию, обуздать олигархов и улучшить инвестиционный и бизнес-климат.




Комментирование закрыто.