Bloomberg: Как Британия может причинить боль окружению Путина

ZN.ua

британия россия

С момента, как премьер-министр Великобритании Тереза Мэй пообещала надавить на коррумпированные российские элиты после отравления экс-шпиона Сергея Скрипаля и его дочери, в парламентских дебатах очень часто звучало одно имя — Сергей Магнитский.

Этот юрист погиб в российской тюрьме в 2009 году. А его друг и бывший бизнес-партнер Билл Браудер отметил, что история Магнитского демонстрирует, как Британия на самом деле может ударить Россию в болезненное место, если захочет.

Об этом пишет Bloomberg, напоминая, что бывший менеджер хеджового фонда Броудер, которого Интерпол отказался выдавать России, уже более десятилетия лоббирует в западных правительствах инициативу проведения расследования отмывания 230 миллионов долларов, хищение которых в Москве разоблачил Магнитский. По его словам, почти все правительства, с которыми он контактировал, открыли уголовные производства, кроме британского.

«Британская власть отклонила наши запросы пять раз», — сказал Браудер в интервью после того, как Тереза Мэй объявила о карательных мерах против России, в частности о выдворении 23 российских шпионов.

Лондон стал излюбленным направлением для богатых россиян, где они покупают недвижимость, хранят деньги и отправляют детей в элитные школы. Некоторые крупнейшие российские компании котируются на британской бирже и привлекают финансирование. Инвесторы на этой неделе ссорились за бонды «Газпрома» на 750 миллионов евро.

Все это должно превратиться в инструмент, с помощью которого Британия может причинить боль близким друзьям Владимира Путина и его сторонникам в бизнес-кругах, несмотря на потенциальные потери для экономики из-за непредсказуемость выхода страны из Евросоюза.

По мнению Браудера, проблема в том, что у Мэй мало возможностей «продолжать». Следствием колебаний Британии о необходимости выступить против Москвы из-за 14 таинственных убийств стало появление среды безнаказанности для россиян, которые совершают преступления на территории страны. При этом, Браудер подчеркивает, что речь идет как об убийствах, так и о финансовых преступлениях.

Издание отмечает, что ситуация может измениться. В январе вступили в силу новые юридические инструменты, которые могут облегчить работу британских прокуроров в сфере борьбы с отмыванием денег.

«Ордер по багатсву необъяснимого происхождения» теперь обязывает чиновников с низкими зарплатами, но дорогими особняками в Лондоне, доказывать суду, что недвижимость была куплена на законно полученные деньги. До этого времени следователи должны были собрать доказательства того, что активы были приобретены благодаря доходу от взяточничества или другой незаконной деятельности.

Так называемая «Поправка Магнитского» в «Криминальном и финансовом акте» Британии позволяет судам замораживать активы тех, кто пытал или иным образом нарушал человеческие права информаторов. Правительство также предложило создать реестр бенефициаров, которые стоят за офшорными подставными компаниями, через которые приобретаются активы в Британии. Старший партнер Peters & Peters Майкл О’Кейн заметил, что вдобавок к своей жесткой риторики Мэй может использовать антитеррористический закон от 2001 года, чтобы арестовать российские активы. Этот закон применялся очень редко. Но одним из прецедентов было отравление другого российского шпиона — Александра Литвиненко — радиоактивным полонием в 2006 году на британской территории.

Источник: ZN.ua

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.


Загрузка...


Комментирование закрыто.