Аслунд: Война — дорогое дело, и русские это начинают чувствовать

Голос Америки

Интервенция в Сирию, аннексия Крыма и продолжение военного присутствия на востоке Украины может стать слишком затратной задачей для Путина.

Об этом пишет аналитик американского центра Atlantic Council Андерс Аслунд в статье для Project Syndicate, передает Голос Америки.

Рост экономики России лишь немного превышает 1,5% и страна тратит 5,3% ВВП на военные нужды, а юридические, общественные и другие потери забирают еще 3-4%, отмечает аналитик.

Война — дорогое дело и русские это начинают осознавать, считает Аслунд. Кремль проводит военные операции в восточной Украине и Сирии и, хотя масштаб этих конфликтов — ограниченный, остается вопрос, может ли страна себе это позволить.

Будучи 11-й по величине экономикой мира, Россия способна финансировать такие расходы в краткосрочной перспективе. Однако долгосрочная перспектива — это другой вопрос. С 2008 по 2016 годы Россия нарастила военные расходы с 3,3%, что примерно соответствует уровню США, до 5,3%, сообщает Стокгольмский аналитический центр Stockholm International Peace Research Institute, пишет Аслунд.

Российская бюджетная статистика свидетельствует, что гражданские расходы на оккупированный Крым составляют 2 миллиарда долларов в год. Расходы на востоке Украины закрыты для общественности, но можно считать, что они похожи. В этом случае, по оценкам аналитика, расходы России составляют 4 миллиарда долларов, или 0,3% ВВП только на эти две операции.

Кроме этого, Россия также теряет в торговле и инвестициях, что достаточно для того, чтобы страна была в стагнации, пока продолжаются войны, отмечает Аслунд.

Санкции, которые ввели США и ЕС в 2014 году, работают эффективно, считает аналитик. В мировых финансах доллар играет ведущую роль, а так как каждый доллар проходит через банки, операции в долларах подпадают под юрисдикцию министерства финансов США. Поэтому финансовые санкции США могут лишить Россию иностранных инвестиций.

После потери доступа к финансированию в долларах, российские корпорации не имели другого выхода, кроме как выплачивать долги после наступления срока выплат (а не рефинансировать – ред.). В результате этого, отмечает Аслунд, общий международный долг России снизился с 732 миллиарда долларов США в июне 2014 году до 519 миллиардов долларов США в декабре 2015 года и с тех пор оставался на этом уровне.

Международные валютные резервы России также уменьшились с 510 миллиардов долларов США на конец 2013 года по 356 миллиардов долларов на март 2015 года, впоследствии, постоянный профицит текущего счета позволил восстановить этот уровень до 458 миллиардов долларов. Однако прямые международные инвестиции в Россию составили менее 2% ВВП с 2015 по 2017 годы и почти половина из них — проекты прошлых лет. Таким образом, сокращаются не только инвестиции, но и импорт технологий, подчеркивает аналитик.

Россия смогла удержать макроэкономическую стабильность и внешний баланс, однако, имеет небольшой спад производства и значительное ухудшение уровня жизни. Реальные располагаемые доходы упали на 17%, а инвестиции снизились на 12%, хотя ВВП упало лишь на 0,5: за этот период.

Оборот торговли между Россией и Украиной упал на 80%. Хотя остановка торговли больше помешала Украине, Россия также потеряла значительный экспортный рынок, а также источник импорта военного оборудования. Украина, которая когда-то была важным потребителем энергии, не покупала в России природный газ с ноября 2015 года.

Захвата активов в Крыму и на Донбассе также является ценным. Согласно Договору о защите инвестиций 1998 года, украинские компании подали по меньшей мере восемь исков против России в арбитражный суд в Гааге. Незаконные конфискации могут стоить России у 10 миллиардов долларов США, оценивает аналитик.

Так как быстрого разрешения конфликта в Украине не ожидается, вероятно, санкции останутся на долгий срок. Санкции могут расширяться, например, в апреле США ввели санкции в ответ на президентские выборы 2016 года.

Новые меры оказали значительное влияние на российский рубль и фондовый рынок. Теперь, Конгресс проводит новое наступление, после подозрительного саммита Путина и Трампа в Хельсинки этим летом, работая над новым пакетом санкций.

Хотя экономика России растет на незначительные 1,5%, ежегодные гражданские, юридические и другие расходы на военную агрессию составляют, по меньшей мере 3-4% ВВП, или 45-60 миллиардов долларов. Кремль, возможно, считает эти расходы управляемыми на данном этапе, но их рост может иметь значительные политические последствия, убежден аналитик.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.