Антикоррупционный и электронный суд: главные задачи реформы правосудия в 2017 году

Зеркало недели

суд

2017-й год будет переломным для трансформации судебной системы, ведь начинается процесс имплементации конституционных изменений в части правосудия. Крайне важно закрепить достижения 2016 г., поэтому общественность ставит перед собой 7 новых амбициозных целей.

Об этом пишет главный эксперт группы «Судебная реформа» Реанимационного пакета реформ Роман Куйбида в своей статье для Зеркала недели.

1) Новый Верховный суд

Согласно закону «О судоустройстве и статусе судей», до конца марта должен быть назначены по крайней мере 65 судей нового Верховного суда. Впервые на должность судей высшей судебной учреждения претендуют ученые-юристы и адвокаты.

«Новый Верховный суд не только должен заменить три высших специализированных суды и действующий Верховный суд, но и выполнением кассационных полномочий задать высокие стандарты правосудия для всей судебной системы. Конечное решение по делу можно будет получить быстрее, поскольку третья инстанция будет окончательной (сегодня мы имеем четыре инстанции)», — отмечает эксперт.

Он также подчеркивает, что в новый Верховный суд должны поступать только новые кассационные жалобы.

2) Квалификационное оценивание

Важно, чтобы в 2017 году такое оценивание прошли судьи, которых ранее назначили на пять лет, и судьи апелляционных судов. Также есть возможность запустить процесс реорганизации апелляционных судов и сформировать новые апелляционные суды по конкурсу, участие в котором смогут принять не только судьи.

«Нужно начать формирование резерва кандидатов на должность судей местных судов, — предварительный резерв, созданный еще во времена Януковича, себя исчерпал», — подчеркивает автор.

3) Внедрение антикоррупционных судов

Без принятия закона относительно полномочий Высшего антикоррупционного суда и запуска антикоррупционных судов эффективность деятельности Национального антикоррупционного бюро и Специализированной антикоррупционной прокуратуры может быть сведена на нет, считает эксперт.

Также, по его мнению, кроме Высшего антикоррупционного суда как суда первой инстанции, должно быть создано специальное подразделение в Верховном суде для апелляционного пересмотра, а впоследствии, возможно, придется создать несколько региональных антикоррупционных судов.

4) Электронный суд

Облачные технологии должны дать возможность допуска пользователей к материалам дел с помощью Интернета. В случае обжалования судебных решений талмуды судебных дел не придется перевозить в суды высшей инстанции.

«Кроме того, эффективным может оказаться механизм электронного судебного приказа, что поможет саккумулировать около 20% всех гражданских и коммерческих дел в одном-двух судах на всю Украину, которые смогут достаточно легко справиться с такой нагрузкой благодаря простому алгоритму: если надлежащим образом уведомлен должник не возразил денежных требований взыскателя, суд генерирует судебный приказ на взыскание этих сумм», — добавляет Куйбида.

5) Пересмотр приговоров в отношении незаконно осужденных

Сейчас в Украине нет механизма пересмотра приговоров в отношении таких лиц, если их принято давно. Немало таких людей умерло или погибло, не дождавшись права на пересмотр своего дела. Но парламент принял в первом чтении законопроект 2033а «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины (относительно обеспечения отдельным категориям осужденных лиц права на правосудный приговор)», который дает шанс на пересмотр дела. Важно, чтобы парламент рассмотрел его во втором чтении.

6) Суд присяжных

Назрела необходимость введения классической модели суда присяжных, предусматривающий жюри присяжных, которое на основании доказательств сторон защиты и обвинения решает вопрос виновности лица, и судью, который на основе вердикта присяжных оправдывает человека или осуждает и назначает наказание.

«Кроме того, нужно расширить сферу его применения, а не ограничиваться только делами, в которых лицу грозит пожизненное лишение свободы», — говорит эксперт.

Он также отмечает, что уже в этом году можно ввести институт присяжных для разрешения коммерческих споров.

«Речь идет о немного другой модели. Когда в спорах с большой ценой иска для их решения будут привлекать авторитетных юристов, которых будут отбирать сами стороны из лиц, делегированных бизнес-сообществом», — объясняет Куйбида, добавляя, что для реализации этого нужно внести изменения в процессуальный закон.

7) Запуск института частных исполнителей

Ожидается, что первые частные исполнители после прохождения конкурсных процедур отбора начнут работу уже в первом квартале 2017 г. «Конечно, не стоит надеяться, что в нынешнем году количество частных исполнителей будет достаточной для создания должной конкуренции государственной исполнительной службе. Но со временем доля государственной исполнительной службы в этой сфере должно стать значительно меньше или и вовсе исчезнуть», — подчеркивает эксперт.




Комментирование закрыто.