Кабмин: тарифы повышаются медленно, надо ускорить процесс

Поэтапное повышение тарифов на электроэнергию для населения «до уровня себестоимости» без повышения эффективности работы энергетической отрасли и качества услуг по энергоснабжению приведет к консервации негативных тенденций в энергосекторе, пишут «Экономические известия»

Как ранее сообщали «і», 15-процентное удорожание электричества с 1 апреля, а также предыдущее увеличение цены тока на 30% для потребителей, использующих более 150 кВт-ч в месяц, с 1 февраля этого года — это лишь начало процесса доведения тарифов на электроэнергию для бытовых потребителей до уровня ее фактической стоимости. Причины предстоящего тарифного роста, безусловно, носят объективный характер. В частности, начиная с 1999 г., когда цена электричества для населения была приблизительно равна средневзвешенному тарифу по стране и составляла 13 коп./кВт-ч, средневзвешенный тариф до конца 2010 г. вырос до более 60 коп./кВт-ч. Средняя же стоимость киловатт-часа для бытовых потребителей на конец прошлого года составляла 20 коп.

Таким образом, цена тока для населения за период с 1999-го по 2010 г. выросла в 1,6 раза, в то время как для промышленных потребителей первого класса напряжения — в пять раз, второго класса — 4,8 раза.

В результате к концу прошлого года бытовой сектор оплачивал всего 25% фактической себестоимости производства и передачи тока, при этом финансовые потери перекладывались на промышленных потребителей, в тарифе на киловатт-час для которых четверть стоимости составляли дотации населению.

На протяжении последнего десятилетия энергетики неоднократно инициировали повышение цены тока, справедливо указывая на заметные перекосы в соотношении динамики роста зарплат и энерготарифов, а также на рост доли населения в структуре национального энергопотребления. Однако власть пошла на уступки лишь однажды, в 2006 г., на протяжении которого тарифные расценки для бытовых потребителей были повышены дважды, каждый раз на 25%.

По результатам 2010 г. общий объем перекрестных субсидий в энергорынке достиг 23 млрд. грн., что заставило действующую власть энерготарифы разморозить. Однако начало поэтапного процесса увеличения цены киловатт-часа вместе с тарифами на газ и коммунальными платежами повлечет за собой рост социального напряжения в стране, где средняя зарплата колеблется от $200 до $300. Это будет означать соответствующее усиление требований украинских потребителей к энергокомпаниям, а также рост общественного интереса к уровню эффективности работы отрасли в целом.

Во-первых, если конечному потребителю придется, в соответствии с программой реформ Виктора Януковича, платить за электричество в четыре раза больше, справедливо с его стороны потребовать соответствующего улучшения качества услуг со стороны энергопоставляющих компаний. Речь, во-первых, идет о своевременном подключении новых домовладельцев к электросетям, а также об ответственности облэнерго за внеплановые отключения электричества. Во-вторых, возрастет внимание активной части общества к деятельности энергокомплекса в целом. Об энергетике в Украине никто не думал дальше розетки, пока оплата по счетчику составляла мизерную долю в семейном бюджете. Однако по мере удорожания киловатт-часа справедливо поставить вопрос: насколько эффективно энергетики распоряжаются деньгами потребителей и чего гражданам ждать в будущем?

Если исключить традиционную отмазку о недостаточном финансировании отрасли, ответить на этот вопрос на сегодня будет достаточно сложно любому энергетическому госменеджеру. Во-первых, несмотря на неоднократные попытки международных организаций, в Украине за 15 лет так и не удалось внедрить ценосдерживающие механизмы в потенциально конкурентных сегментах отрасли. Во-вторых, отсутствует эффективная регуляторная политика государства в сфере естественных и фактических монополий. Речь прежде всего идет об отсутствии независимого статуса у НКРЭ, несовершенстве методологий на производство и передачу электроэнергии, а также нереформированности и непрозрачности государственных монополий в разных секторах технологической цепочки.

Перегруженные штаты, коррупция, кадровая управленческая деградация — вот отличительные признаки отечественных энергокомпаний, сформировавшиеся за годы срабатывания бывшего советского энергетического ресурса. Кроме того, в отечественном энергокомплексе нет механизмов общественного контроля — отсутствуют полноценные потребительские ассоциации, а действующие при отраслевых ведомствах общественные ассоциации носят скорее карманный характер.

Поэтому, если власть не хочет нести электоральные потери от повышения энерготарифов, ей придется параллельно обеспечить эффективное использование дополнительно привлекаемых от потребителей электроэнергии средств.




Комментирование закрыто.