Налоговая милиция на грани ликвидации

Взгляд изнутри структуры, судьба которой висит на волоске, в эксклюзивном интервью UBR рассказал Виктор Шейбут, первый заместитель главы Государственной налоговой администрации Украины, начальник налоговой милиции.

UBR: Намерения ликвидировать налоговую милицию. Тема озвучена с разных источников, из Администрации Президента, где говорит заместитель Главы Администрации, из Генеральной Прокуратуры, где заместитель озвучил то же мнение, есть позиция Комитета по вопросам обеспечения законодательной охранной деятельности. Ваше отношение к этой идее? И в чем вы видите целесообразность существования того органа, который вы возглавляете?

В.Ш.: Речь идет о реформировании правоохранительных органов. Речь в данном случае не идет о том, что нужно ликвидировать налоговую милицию. У нас есть аргументы на защиту. То, что налоговая милиция сегодня полностью выполняет те функции, которые возложены на нее законом о налоговой милиции. В частности, кроме выявления, пресечения экономических преступлений в сфере налогообложения. Мы выполняем одну из сложных и важных задач – это – наполнение бюджета. И с данной задачей мы справляемся. На сегодня нами предупреждено более 6 миллиардов незаконной выплаты НДС. Это – только факты по ключевым позициям, потому что сегодня возврат НДС – один из актуальных вопросов. Своими действиями в работе налоговой милиции мы увеличили нагрузку – выплату налогообложения по НДС. Если после операции бюджет, которую мы объявили и начали работать по этой операции все подразделения налоговой милиции с конца марта — начала апреля этого года. В результате этой операции путем разрушения схем, которыми пользовались предприниматели для минимизации своих доходов, мы увеличили базу налогообложения по НДС с 2, 5 миллиардов до 5, 2 миллиардов. Мы посмотрели, проанализировали, до конца года мы можем увеличить до 6 миллиардов.

UBR: Милиция должна меняться, модернизироваться, тем не менее у оппонентов есть свои аргументы — передать функции налоговой милиции, скажем, СБУ или МВД. Какие тут могут быть последствия, какие риски вы видите?

В.Ш.: Мы достигли большого взаимодействия при расследовании уголовного дела, мы получаем информацию в режиме он-лайн. Когда работает ревизор на проверке, мы ушли от фискальных функций в налоговой милиции, но мы работаем в тесном взаимодействии с гражданскими ревизорами. И в результате проверки, если есть подозрения на совершение экономического преступления или совершение преступления в сфере налогообложения, в режиме он-лайн нам приходит сообщение в письменном виде – служебная записка, рапортом или как угодно, и мы подключаемся к данной проверке. То есть, мы, не теряя времени, сразу работаем по сопровождению. Отсюда у нас появляются оперативно-розыскные дела, отсюда у нас появляются уголовные дела, где в расследовании принимает участие налоговый милиционер. Этого мы никогда не достигнем, если это будет в разных ведомствах. И уникальная возможность сейчас пользоваться аналитическими, всеми информационными базами налоговой милиции, это создает у нас такую комфортную работу в оперативном плане, я не знаю, еще какое ведомство может…

UBR: Какие могут быть последствия, если все подразделение, всю налоговую милицию передадут в Министерство внутренних дел?

В.Ш.: Начнется переписка, та волокита, от которой мы всегда пытаемся уйти. Это переписка двух разных ведомств.

UBR: Вы сказали, что анализ тех экономических преступлений, которые сегодня происходят в сфере налоговой, вынуждает поменять саму структуру налоговой милиции. О чем речь?

В.Ш.: Условия сегодняшнего дня, те преступления, с которыми мы столкнулись, они нас натолкнули на ту мысль, что с тем штатным расписанием, которое у нас было, мы не сможем выполнять те или иные задачи. Когда мы вышли с идеей создать управление специальных расследований – это испугало. Испугало слово – специальных расследований. Даже я не мог подумать, что оно вызовет такой негатив со стороны некоторых депутатов, которые мне в глаза говорили: это вы создали новый спецназ. Не спецназ это, это совершенно новое подразделение, которое необходимо для того, чтобы бороться с новым видом преступлений. Такие как мы увидели преступления с использованием веб-мани, стреч-карт, интеллектуальная собственность, где старые методы уже не могут работать.

UBR: Если говорить о наиболее распространенных схемах, самых новых, к которым прибегают преступники в схеме ухода от уплаты налогов, какие-то конкретные предложения, которые вы сегодня могли бы озвучить, какие идеи вы могли бы внести?

В.Ш.: Из практики, подразделения, которое проверяет кассовые аппараты: я сам, неоднократно покупая продукты питания при закрытии магазина, наблюдал, как работает аппарат на обнулевке. То есть, стирается его фискальная память. И в конце, если у него выторг составлял 10 тысяч, 15 тысяч, то в конце он показывает 500 — 800 гривен. С чего он должен платить налоги? К нам обратились определенные лица. Эту идею они увидели за рубежем. Это – установка специального аппарата в кассовых, где он через каждые полчаса – час дает а помощью СМС на сервер налоговой службы, что произошла кассовая операция. Что мы выигрываем: мы в режиме он-лайн будем знать, сколько продано хлеба, масла, крупы, у нас не будет паники по продаже, осталась у нас гречка или не осталась. Мы даже предлагали в эти аппараты, в эти счетчики, которые выстреливают эти СМС, установить сами.

UBR: На каком этапе сейчас реализация этой идеи?

В.Ш.: Мы с этим предложением выходим и хотим, что бы нас поддержали Минэкономики, Минюст и другие ведомства. Тогда не будет контакта между налоговым инспектором и предпринимателем. Я в режиме он-лайн будут знать, сколько наторговало то или иное предприятие. По поводу гарантийных талонов. Не секрет, что у нас бытовая техника завозится иногда с заниженным инвойсом. Идет серая контрабанда, черная контрабанда. Я могу процитировать руководителя таможенной службы. Он сказал, что практически у нас вся обувь – не кожаная, а галоши. Под видом резиновой обуви завозят кожу. В данном случае, если на аппараты бытовой техники, на которые они предусматривают гарантийные талоны, а мы все покупаем, то плееры, то телевизоры, нам выдают. И сегодня нам выдают на листе, на ксероксе о том, если вдруг поломается – это гарантийный талон. Мы предложили сделать бланки строгой отчетности с голограммой, с номером. Как только предприниматель завозит определенную партию, на эту партию он должен взять уже гарантийные талоны, и мы четко будем знать номера гарантийных талонов, соответственность 100 тысяч гарантийных талонов, 100 тысяч – бытовой техники. Уже невозможно будет завести контрабанду. Таким образом, с помощью виденья этих гарантийных талонов, мы уже будем бороться с контрабандой.

UBR: Если резюмировать: с одной стороны – полномочия налоговой милиции, с другой – либерализация нашей предпринимательской деятельности, как найти баланс здесь?

В.Ш.: Налоговая милиция никогда не придет на проверку без возбуждения уголовного дела или в результате реализации оперативно – розыскного дела. Будет у нас налоговая милиция, или не будет у нас налоговой милиции, в перспективе, я верю, что налоговая милиция не будет существовать, если мы научим нашего предпринимателя к добровольной уплате всех налогов, мои функции не нужны будут . В данном случае, я согласен с Премьер-министром Азаровым: функции налоговой милиции отпадут.

 

18-11-2010 18-40

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.