Вокруг мусоросжигательного завода в центре Киева разгорается скандал

Как уже сообщала «Сегодня», руководство ЮЗЖД установило на территории депо мусоросжигательную установку МПК-400, на которой планируется перерабатывать около 3 тыс. тонн. отходов в год — пластик, еда, бутылки, которые оставляют пассажиры в поездах. Начальник Юго-Западной железной дороги Александр Кривопишин уверил нас, что установка совершенно безвредна — якобы дым не выходит наружу, а остается в печи. Вчера пресс-служба ЮЗЖД сообщила, что мусоросжигательная установка работает с разрешения СЭС, которое было получено еще 31 марта и что сжигать в ней мусор — совершенно безопасно. Правда, в пресс-службе оговорились, что сейчас установка проходит экспериментальные испытания, а по их результатам уже будет принято решение, будет она работать постоянно или нет.

Как выяснила «Сегодня», подобная установка уже год работает на станции «Харьков—Пассажирский». Мы связались с заводом, на котором была смонтирована эта установка. «Все выбросы в атмосферу — в пределах допустимых норм, — уверил коммерческий директор завода Валентин Шалимов. — Отходы сгорают при температуре 1200 градусов, а перед тем, как газы выбрасываются в дымовую трубу, они проходят 7 степеней очистки. По словам Шалимова, несмотря на то, что дым от такой печи совершенно безвреден, расстояние до ближайших жилых домов должно быть не меньше 300 метров. А это значит, что мусоросжигательная станция на Уманской работает с нарушениями санитарных норм: до ближайших от станции домов — 182 м (ул. Борщаговская, 16) и 226 м (ул. Борщаговская, 46). Но в СЭС нам вчера не смогли прокомментировать ситуацию.

«Минимальное расстояние от жилых домов должно быть 800 метров, потому что такая небольшая установка не может обеспечить высокую степень очистки дыма, — считает эколог Анна Голубовская. — Означает, что в атмосферу выбрасываются диоксины. Они образуются от сгорания пластика. Мы будем писать в СЭС, прокуратуру». «Диоксин относится к перечню стойких органических загрязнителей, которые оказывают пагубное воздействие на весь организм человека в целом, — говорит кандидат химических наук Ольга Цигулева, — но особенно пагубно влияет на иммунную и эндокринную систему, приводит к бесплодию, может вызывать онкологические заболевания. Все это проявляется не мгновенно, а со временем — диоксин накапливается в организме и медленно отравляет человека». По мнению химика, раз нарушен санитарный кордон, то закрывать окна и форточки жителям близлежащих домов бесполезно. «Надо требовать, чтобы станцию закрыли», — уверена Цигулева.

Впрочем, другие эксперты считают, что поднимать панику не стоит. «В Европе много установок, они расположены в городской черте, — говорит химик-технолог Виктор Барышев. — В Монако, например, мусоросжигательная печь для городских отходов расположена непосредственно в сердце города, в порту, но туристы об этом даже не подозревают. Вся система автоматизирована, из печи выходит очищенный пар и зола, которую с успехом используют в асфальтировании дорог».

Руководство КПИ, чьи корпуса соседствуют с заводом, уже обратилось к властям. «Нас даже не спросили. Создать безотходное производство по сжиганию мусора невозможно. При сгорании фильтры улавливают тяжелые газы, а легкие все равно проникают в атмосферу»,— считает ректор Михаил Згуровский.




Комментирование закрыто.