Интернет способен взрывать неустойчивые общества

Беседовал Андрей Маклаков

Интернет изменяет социумы, но не нужно преувеличивать его влияние на исторический процесс. От анархической свободы Сеть движется к новым формам контроля и порядка. Об этом в интервью с Юрием Романенко

На Западе сейчас много рассуждают о том, что за годы существования Интернета развилась, так называемая, нетократия, которая оказывает большое влияние на современную политику. Действительно ли сетевые ресурсы столь значительно влияют на нашу политическую среду?

Влияние Интернета, несомненно, выросло, особенно за последние лет десять. И это тенденция восходящая, она формирует новые возможности и новую реальность. Но я бы не стал говорить о нетократии, как о некотором субъекте, произрастающем из Интернета и изменяющим всё вокруг, являясь чуть ли не заменителем субъекта власти. Ничего подобного нет. Есть более широкие возможности коммуникации для политических и общественных организаций, есть некоторые результаты этого.

Когда говорят о революционном влиянии Сети, то у меня напрашивается аналогия с изобретением книгопечатания, пятьсот с лишним лет назад. Новый способ распространения информации, безусловно, оказывает большое влияние на жизнь общества, но он не отменяет военную силу, не отменяет элиту с её инструментами достижения власти, не снижает роль экономики. Фейсбук ни на кого не повлияет, если отключить электричество на серверах или блокировать линии связи. Нетократия зависима от факторов традиционной политики; она бессильна, когда исчезает хлеб. Интернет, сам по себе, не перевернёт мир, но может повлиять на расстановку сил, как повлияла радиосвязь на управление войсками.

Ещё одним важным фактором является регионализация Интернета. Когда Сеть только появилась, она была устроена довольно анархическим образом, хотя и находилась под безраздельным влиянием Запада, который её и породил. Тогда действительно расцвела такая свобода, сочетаемая с анонимностью, которую иными инструментами нельзя было осуществить. А сейчас уже большие кластеры Сети берутся под контроль той или иной политической системой, как в Китае или арабских странах. При этом Запад сохраняет свою гегемонию, а все остальные применяют тактические ограничения. И это вынужденные меры, ведь арабские революции показали, что Интернет способен взрывать общества, находящиеся в неустойчивой фазе своего развития.

Мировой экономический кризис ведёт к регионализации экономики, политики, а также всего, что за этим следует. Соответственно, могущественная всепланетная нетократия остаётся пока только в мечтах и фантазиях футурологов. Только на следующем витке глобализации, после определения победителя в жесточайшей конкурентной борьбе, сеть снова будет формироваться как единая планетарная и всеохватная.

Есть такое явление, как «сеть анонимус», есть сайты типа «Викиликс». Какие неприятности национальному государству создаёт Интернет, и конкретно – кто создаёт интернет-неприятности для украинской власти?

Серьёзных неприятностей для нашей власти ещё никто не создавал. Были какие-то спорадические атаки на сайты, но они ситуацию не меняют, потому что украинская власть не работает через Интернет. И вообще, эти атаки не имели политического подтекста.

А говоря о таких группах, как «Викиликс», не стоит думать, что они действуют в отрыве от интересов корпораций, или мощных государственных или наднациональных структур. Они работают под мощной «крышей», ведь подобная деятельность требует огромных затрат не только на содержание и развитие ресурсов, но и на обеспечение физической безопасности. Никакие «анонимусы», никакие кибергруппировки, несущие философию сетевой свободы, не могут существовать без прикрытия и финансирования, санкционированного государствами и надгосударственными образованиями.

По российскому ТВ всё чаще показывают блогеров, там и Навальный тоже считается блогером. В Италии на выборах победил блогер Грилло. Это уже тенденция?

Да, конечно. Появились даже такие определения, как «партия онлайн», или «партия офлайн». Это означает, что одни используют новейшие информационные технологии, а другие делают всё по-старинке, собирая большие массы народа в ограниченном пространстве. «Офлайновые», конечно, тоже не отрицают средства интернета, но для их бюрократического аппарата всякое подобное новшество равносильно самоубийству. Им приятнее распространять листовки и газеты, новые возможности они понимать не хотят. Хотя мы уже неоднократно видели, что через Интернет можно собрать людей не меньше, чем через прямую агитацию и воззвания. И продвижение идей, которое с наполеоновских времён осуществлялось печатными прокламациями, теперь успешно происходит в Интернете.

И Украина не стоит в стороне от этих процессов. Падение интереса к телеканалам и печатным изданиям напрямую связано с их полной подчинённостью олигархическим кланам и политическим группировкам, тогда как люди стремятся получать полную и объективную информацию. Наш опыт, в частности по сайту «Хвиля», показывает, что можно добиться значительных результатов без непосредственной поддержки олигархов, опираясь на свой профессионализм.

Благодаря Сети возникли новые виды валют, частных, корпоративных, клубных – и эта тенденция сохраняется. К чему это ведет, чем грозит?

Это реальные вещи, так к ним и надо относиться. Не нужно преувеличивать их значение, но можно воспользоваться теми выходами, которые они дают. Рост Webmoney, как альтернативной денежной единицы на постсоветском пространстве, очень хорошо это показывает. Однако следует понимать, что без физического контроля территорий эти деньги потеряют защиту и доверие.

Использование электронных денег позволяет упростить многие операции, избежать ненужной логистики. Несомненно, это восходящая тенденция, как и развитие электронных сетей. И надо иметь в виду, что электронные деньги являются также инструментом борьбы за власть – кто контролирует их эмиссию, тот может влиять на многие общественно-экономические и политические процессы.

По-видимому, национальные государства будут стремиться установить свой контроль над этими вещами. И когда он будет установлен, то электронные деньги вытеснят бумажные. Ведь их, помимо прочего, и легче контролировать. На каком-то этапе они станут платформой для глобального решения проблем человечества и для глобальной власти. Но это будет после выхода из кризиса, когда мировые игроки разберутся, кто есть кто. Тогда человечество войдёт в новую технологическую эпоху и будет другой порядок устройства общества. Возможно, он будет более справедливым – в зависимости от того, кто победит.

Сделал ли Интернет людей более свободными, дал ли он нам хоть немного больше власти, изменил ли баланс сил в обществе?

В определённой степени — это можно признать. Он убрал некоторые перегородки между властью и простым человеком, причём в самых разных странах. Для тех, кто понимает, как им пользоваться, Интернет раскрыл мир, позволил сохранить значительные средства. В целом, данный инструмент сделал жизнь комфортнее. Хотя его можно применить и во вред человечеству. Это обоюдоострая вещь, как для элит, так и для общества. Общество, как Ахиллес, может почти догнать черепаху власти, но черепаха неожиданно может оказаться и впереди…

 

Источник: Диалоги




Комментирование закрыто.