Большая ложь, что Интернет помогает развитию демократии

Беседовал Андрей Маклаков

Известный украинский интеллектуал Владимир Никитин делится своими соображениями относительно влияния Интернета на трансформацию человеческой цивилизации.

Уже больше 20 лет продолжается информационная революция, и вот мы видим, что крупных собственников сначала потеснили топ-менеджеры, а теперь их теснят «нетократы» — элита сетевого сообщества. Но тут возникает вопрос — действительно ли выросла новая элита, вскормленная не деньгами, а знаниями, и несущая всеобщее благо, или это всего лишь химера?

Прежде всего, уточним, что старая элита никуда не девается. Старая элита, в подлинном смысле, это те, кто имеет «старые длинные деньги», связи, и всё прочее. Войти в это сообщество только через деньги по-прежнему нельзя – тут нужен другой капитал. Такой, как земли, недвижимость, антиквариат, драгоценности. И важнейшей необходимостью является ваше происхождение. Что касается знания, то оно является основой и для старой элиты, и для новой, то есть денежной. Только добывалось это знание разными путями. Одним оно доставалось по наследству, другие получали его в ложах, третьи – в университетах.

А современные информационные сети знаний, в общем-то, и не дают. Здесь надо чётко различать, что построено на знаниях, а что на информации. Владельцы информационных ресурсов прямого отношения к обществу знания не имеют. Мы скорее выходим из общества знания, чем приходим к нему. Человек, который запустил в обиход термин «общество знания», потом признавался, что это было случайно. Он, впопыхах, просто не нашёл более благозвучного и точного словосочетания.

Однако, переход к информационному обществу оказывает на социум очень большое влияние. Уже подмечено, что между народом, культурой, государством и территорией жёсткие связи перестали существовать. Теперь можно жить в одной стране, налоги платить другой, создавать культуру для третьей, и презирать при этом все известные народы. Информационные технологии позволили разделить территорию на виртуальную и реальную.

С другой стороны, значительно изменилась система образования. Когда в информационной и технической парадигме готовят профессионала, то его не обучают целостному видению. Поэтому, когда сейчас нужно запустить какой-либо большой инженерный проект, то ищут стариков, которые ещё в состоянии это сделать. Закончилась подготовка кадров индустриальной эпохи, а то, что готовят теперь – иначе как «информационным мясом» и не назовёшь.

Следующие поколения будут работать уже на информационные системы, информационные корпорации. Из них будут выделяться те, кто способен производить программный продукт, а другие будут только осваивать новые гаджеты, как продвинутые юзеры. Нетрудно догадаться, что все они будут подвержены внешним манипуляциям. Они будут крайне зависимы от включённости в информационные потоки, а глубоко обоснованную выработку своей точки зрения им никто не вставит в образование.

И ещё: историческое видение мира меняется на новостное. Теперь новости определяют наше видение мира, а вы понимаете, что те, кто их создаёт и раздаёт, имеют свои планы и цели. И среди журналистов мало осталось тех, кто работает со смыслом – всё больше тех, кто работает с событиями. А они вынуждены учитывать, что новая информация будет воспринята лишь в том случае, когда она будет более резкой, более раздражающей, чем предыдущая. Вот так и происходит манипулирование. Причём, как я вижу, этим руководят ещё те, старые элиты.

Современное общество можно назвать экранным, и устроено оно довольно просто. С одной стороны экрана находятся две категории людей: юзеры, использующие экран технически, и недоумки, которые согласовывают с ним всю свою жизнь. Далее, но уже по другую сторону, следует категория технарей, обеспечивающих работу экрана, и категория тех, кто любит на этом экране красоваться. И наконец, есть самая маленькая категория, точнее группа лиц, которая решает, что будет на экране, а чего не будет. Чем они руководствуются, понять совсем не просто, ведь даже краем глаза заглянуть за экран мало кому удаётся.

Насколько реально то, что традиционные партии и организации сойдут со сцены, а им на смену придут сетевые сообщества, лидерами которых будут известные блоггеры, бойко «юзающие» гаджеты?

Технические устройства обретают сейчас очень много функций. Но при этом есть и другие реалии — растёт продолжительность жизни – немцы уже рассчитываю свою пенсионную систему исходя из прироста количества долгожителей, которым по 100-120 лет. При этом возникает крайне интересный вопрос: что человеку делать целых сто лет активной жизни, когда большинство процессов передаётся машинам? Если раньше было полно мест, где можно было лет сорок строить свою карьеру, то чем теперь занять себя на целый век? Конечно, первое, что в этом деле понадобится – это полноценное образование, а не только профессиональная подготовка. Поэтому не удивительно, что в США сами люди вкладывают в своё образование больше денег, чем корпорации и правительство вместе взятые.

В Украине ситуация совершенно другая. Интеллектуальный продукт не востребован, его носители и производители уходят. И отношение к нему такое: зачем производить то, что можно тупо скачать? В этом смысле, как и во многом другом, Украина всё более приобретает колониальные черты. Соответственно, снижается роль своего правительства и возрастает влияние именно тех старых элит, о которых шла речь. А их цели уже давно объявлены – радикально сократить население Земли, ведь ресурсов на всех точно не хватит. («Неродившиеся миллионы будут нам благодарны за то, что мы избавили их от голодной смерти» – А. Кёстлер). Потому наша эпоха не только информационная, а она также эпоха глобальных кризисов и конфликтов, дающих кое-кому не меньше доходов, чем эпоха мирного и стабильного развития.

Но чтобы всё это видеть и понимать, нужно целостное мировоззрение, а не фрагментарное образование. К сожалению, новое поколение толком даже не умеет читать. Оно находит знакомые буквы и слова, но не способно увидеть за ними некую реальную картину. И уж тем более не способно выразить своё видение подобным же образом. Так что информационное общество не является обществом всеобщего благоденствия. Оно разделено не менее предыдущих обществ, добавив к прошлым делениям ещё деление по степени образованности, осведомлённости и приближённости к создателям новостей

То есть, демократия и процветание через тотальную информатизацию нам «не светит»?

Я полагаю, что внедрение подобной надежды – это большая ложь. Есть такой проект, как «Университет сингулярности» – самый модный в современном мире. По этому проекту созданы специальные учебные заведения, куда отбирают наиболее одарённых людей и руководителей крупных организаций. Они, якобы, скоро выведут человечество на такой уровень развития, где все сразу будут накормлены и счастливы. Вопросы смысла, социальной организации и последствий – не обсуждаются. Мол, компьютерные супертехнологии позволят каждому печатать себе в 3D всё что угодно – от оружия до внутренних органов. Кто с кем и как при этом уживётся – как-бы уже не важно. И неважно, чем вообще тогда занять людей, хотя надо бы учесть, что к интеллектуальной работе способно не более 10% населения.

Из этого логически следует, что от 90% человечества нужно будет избавиться. А из оставшихся сделать бессмертных киборгов. Современные дети к этому уже мысленно готовы… Так что главный не решённый человечеством вопрос – вопрос о смысле жизни – в информационную эпоху становится только острее.

Остается вопрос экономики – на наших глазах возникли и разрослись Интернет-магазины, платежные системы и многое другое. Вопрос не совсем обычный – можно ли это считать плюсом для нас, рядовых граждан?

Понятно, что экономика больших денег, к которой мы привыкли, работает только в условиях конкуренции и глобальных связей. Как только люди понимают, что взаимопомощь и дополнительность не менее важна, то начинаются совершенно другие экономические отношения. Сейчас уже существует немало разновидностей локальных денег, позволяющих членам определённых сообществ рассчитываться друг с другом своим трудом, услугами, минуя все глобальные и государственные валюты.

Кроме того, в сетях развиваются отношения даже не обмена, а дарения. И это сейчас является самым интересным местом при обсуждении будущих экономик. Сети дают возможность строить локальные экономики, причём такие вещи, как авторские права, в них совершенно теряют смысл. Хотя бы в отношении шоу-бизнеса.

Это замечательно, но что будет с привычными нам производственными отраслями?

Многие из них просто исчезнут. Или станут фрагментами других, более глобальных циклов. Как раньше архитектура была самостоятельной отраслью, а теперь стала малозначительной составляющей инвестиционного цикла. И никакие профсоюзы этого уже не в силах изменить. Вначале вы продаёте себя лично, если вас кто-то покупает, а если нет – то должны стать простым винтиком в большой машине роста денег. Профессиональные отрасли, на самом деле, уже давно исчезают. А большие машины устроены так, что их даже не очень волнует вопрос качества составляющих их частей – только цена.

Не радостная перспектива…

Всегда есть люди, стремящиеся этому противостоять. В семидесятые и восьмидесятые годы, например, возникали некие коммуны. Нечто похожее есть и в наши дни. Каким-то образом будет развиваться принцип «сделай сам». Вплоть до того, что сделал Герман Стерлигов – всё бросил и ушёл в деревню. И детей своих учит по самым древним книгам, которые только смог отыскать.

Так что люди ещё могут сопротивляться.

Источник: Диалоги

 




2 комментария

  1. Отличная статья во многом согласна с автором. От себя хочу добавить как человек, который имеет непосредственное отношение к веб-технологиям, что люди, которые руководят веб-проектами имеют целый ряд качеств, которые могли бы характеризовать их как новую элиту: молодой возраст, знание языков(минимум 2), широкий кругозор, аналитическое мышление, быстрая реакция, креативное мышление, политическая осведомленность . Хочу также отметить, что в основном эти люди работают с иностранными проектамим. Очень жаль, если ситуация не изменится в ближайшее время…

  2. yury_108 пишет:

    У Никитина это прозвучало, но не четко. Нужно разделить знания и коммуникацию. Интернет и сети увеличивают коммуникацию, в т.ч. и распространение знаний, но к увеличению самих знаний имеют лишь косвенное отношение.
    Знания можно определить, как новую, ранее не существовавшую, информацию. Но есть еще одна категория информации — опыт. Опыт можно определить, как новая информация для данной личности. Т.е. кто-то может и обладает данным опытом, но для меня он будет новым.
    Опыт приобретается в практической деятельности в некоем направлении, как путем наблюдения за деятельностью других людей, так и собственной деятельностью. Если речь идет о политической элите, то это управление государством и страной. Такой опыт рождается в узком кругу и для «своих». Коммуникация в этой сфере изначально была ограничена рамками «своих», поэтому Интернет тут не нужен ни сейчас, ни через 1000 лет.
    Новые знания создают ученые и исследователи. Им в свою очередь для работы нужна разная справочная информация, которую можно получить посредством Интернета. В этом и заключается косвенная роль Интернета в создании новых знаний. Но и это, обычно, не критично. Можно взять книгу в библиотеке, это несколько отдалит получение результата в сравнении с получением информации Интернетом. Но обычно изобретения результат многолетних исследований, а не «эврика» Архимеда.
    Можно сформулировать и более критичное отношение к Интернету. Интернет не делает ничего принципиально нового, чего бы не делалось до его появления. Передача изображений? С 1920-ых годов существует фототелеграф. Обычный телеграф существует с конца ХІХ века. Банковские транзакции посредством телеграфа существовали еще в СССР. Телевидение есть передача видео- и аудиоинформации. Иное дело, что наличие объединенных в сеть компьютеров резко снизило себестоимость передачи информации и позволило подвести Интернет в каждый дом. Но где было экономически целесообразным, там стоял телетайпный аппарат, был фототелеграф и иные дивайсы.
    Поскольку, как уже выше отмечалось, индустрия передачи информации лишь косвенно способствует получению новых знаний, то и все ее представители не могут стать каким-то «новым классом» или новой элитой, несмотря на всю свою креативность, нестандартность мышления, знание языков и т.п. Они просто находятся не в том месте.
    Политическая сфера вообще очень традиционна и вряд ли здесь можно придумать что-то новое. Политические партии уже были в древних Афинах, пик развития которых приходится на V век до н.э. В Англии и Речи Посполитой со времен Средневековья существовали парламенты. Еще в Римской республике существовала представительская демократия: избирали народных трибунов. Можно устроить выборы посредством Интернета, — сэкономим на участковых избирательных комиссиях. А вот интернет-референдум — штука опасная. Ибо его результаты во многом зависят от пропаганды, а та в свою очередь — от правящей элиты. Ибо СМИ находятся в руках конкретных владельцев, встроенных, обычно, в правящую элиту. Хотя исключения тоже возможны.
    Подытоживая, согласимся с В.А. Никитиным: никак Интернет на демократию и, шире, на политику прямо не влияет.