Александр Романовский: Изоляция – временное и быстро проходящее явление

Максим Михайленко

Александр Алексеевич, трудно было быть среди первопроходцев современного стандарта бизнес-образования в Украине?

Да, достаточно трудно. Мы – с моей женой и соратником – Юлией Юрьевной Романовской совместно с американскими партнерами из Университета КОНКОРДИЯ штата Висконсин, США, г. Мекуон – гуманитарного (“свободных искусств”) частного университетского колледжа (Concordia University Wisconsin (CUW) is a private liberal arts college located in Mequon, Wisconsin) – главным образом с Президентом этого вуза доктором Джоном Буком – начали подготовительную работу для открытия в Украине высшего учебного заведения (вуза) американского типа еще в 1994 году.

В условиях дикого, нецивилизованного капитализма, охватившего все сферы деятельности Украины в те годы, недоверия населения к предпринимательству и частному бизнесу, отсутствие в стране предпринимательского менталитета – основы для создания в обществе необходимого предпринимательского климата и поддержки государством, обществом и каждым гражданином предпринимательства и бизнеса (того, за что еще не так давно – во времена СССР – вполне можно было попасть в тюрьму) главной задачей для себя мы ставили – создать такой вуз, изюминкой которого стали бы: предоставления возможности гражданам Украины получить высшее бизнес-образование американского университетского типа дома, в Украине (без необходимости уезжать “в одну сторону” на обучение в США); предоставление качественного высшего бизнес-образования в соответствии с высокими стандартами ведущих американских университетов; обучение наших студентов необходимым знаниям, навыкам и технологиям в области бизнеса с помощью ведущих преподавателей и ученых из США и обязательно на английском языке (международном языке бизнеса); использование специалистов из США и ведущих стран Западной Европы для воспитания наших студентов в лучших традициях международного бизнеса (в том числе – воспитания морально-этических норм цивилизованного бизнеса, честного предпринимательства, уважения законов, понимания важности конкуренции и рыночных механизмов влияния на качество и количество того, что бизнесмены делают); организация для студентов нашего вуза зарубежных практик и стажировок (в США, Великобритании, ФРГ и других странах Западной Европы) с возможностью использования полученных во время учебы знаний и с использованием английского языка в качестве инструмента для общения.

Мы выбрали именно эту специальность – организация и управление бизнесом (Business Administration), так как именно понятий о цивилизованном открытии и ведении бизнеса в нашей стране не было! Заглядывая дальше на несколько лет вперед, мы понимали, что именно цивилизованная организация и ведение бизнеса на законных основаниях, в рамках правового поля и под правовой защитой государства поможет решить несколько важнейших для Украины задач: создать предпринимательский менталитет в обществе (абсолютно все слои общества с самого низа до самого верха поймут важность предпринимательства и частного бизнеса как фактора экономического роста страны); в условиях безработицы, «челночного движения» и нецивилизованного предпринимательства и диких форм приватизации, основанных на получении прибыли за счет укрывания налогов и подкупе чиновников различных служб и уровней (возможно, именно в это время до невиданных масштабов и расцвела коррупция!), научить людей цивилизованному открытию и ведению собственного бизнеса с ориентацией на получение естественной прибыли – до 10-15% в год, вместо желаемых 200-500%, а иногда и 1000%; опытным путем доказать, что честно работать всегда лучше, выгоднее, законнее, а, главное, морально и этично!

Для реализации нашей идеи естественно не хватало умного и цивилизованного законодательства, но мы реально оценивали наши силы и понимали, что просто переносить законодательный опыт демократических стран и учить американскому или европейскому праву нам не под силу и это практически невозможно без глубокого и широкого реформирования законодательства Украины. Поэтому мы надеялись на быстрое реформирование законодательства хотя бы в области предпринимательства и бизнеса, а для этого мы собирались готовить базу, обучая нашу молодежь лучшим традициям предпринимательства и бизнеса США и развитых стран Западной Европы! Кроме этого, мы понимали, что никакой эффективной международной деловой деятельности Украины не может быть без грамотных и порядочных специалистов, знающих в совершенстве английский язык и правила цивилизованного, а особенно – международного ведения бизнеса. Повторяю, именно это было той изюминкой, ради которой мы решили создать наш вуз и на что положили 18 лет нашей активной жизни: приблизить американское бизнес-образование к студентам Украины, сохранить высокие морально-этические нормы обучения и пребывания в вузах США, подготовить отечественные кадры для работы в международном бизнесе – как на территории Украины, так и за рубежом.   

К сожалению, наша задумка не нашла необходимой поддержки и должного понимания у руководителей системы высшего образования нашей страны, которые считали советскую и постсоветскую систему высшего образования если не лучшей, то обязательно одной из лучших в мире, ничем не уступающей американской или западноевропейской системам высшего образования; считали необходимым обучать наших студентов исключительно “державною мовою” (при этом закрывая глаза на преподавание на русском языке); откровенно не желали видеть в качестве преподавателей украинского вуза зарубежных специалистов (мотивируя это тем, что наши преподаватели и ученые гораздо квалифицированнее и нечего создавать искусственную конкуренцию при неполной занятости отечественного профессорско-преподавательского состава).

Иногда случались комические ситуации, когда абсолютно не имеющие отношения к организации ученого процесса сотрудники государственных фондов занятости отказывались выдавать нашему вузу лицензии на право временного трудоустройства американских или западноевропейских профессоров мотивируя это тем, что на бирже труда зарегистрированы отечественные преподаватели (при этом, не обращая никакого внимания на то, что их специальности и отрясли знаний нам абсолютно не подходят).  

Ведь дело заключалось не в трудоустройстве американских или европейских профессоров в украинском вузе, а распространении ими такого необходимого для нас опыта в организации и ведении предпринимательства и разных сфер бизнеса! Приглашая зарубежных специалистов мы создавали у себя в вузе атмосферу международного учебного заведения, с интернациональным составом преподавателей и студентов, международными морально-этическими нормами и правилами (борьба со списыванием, плагиатом, запрещение пересдачи экзаменов, жесткая борьба с коррупцией и организация реальной благотворительной деятельности). Кроме этого, учась на английском языке, наши студенты его серьезно улучшали (используя в качестве рабочего инструмента), что, в конечном счете, позволяло им трудоустраиваться в международные компании, фирмы, банковско-финансовые учреждения.

Кроме того в нашем обществе существует откровенное недоверие к негосударственным (приватным, совместным) вузам, их чиновники обычно рассматривают как «второстепенные» и не заслуживающие внимания и уважения. В качестве аргументов приводятся ФРГ и Франция, где подавляющее большинство вузов – государственные. Но почему-то не вспоминаются США (как будто этой страны не существует), где общее количество вузов превышает 10 тыс., среди которых более 3,6 тыс. вузов и колледжей являются аккредитованными, а наиболее известные и успешные – именно негосударственные (частные).  Посмотрите на мировые рейтинги вузов и увидите, что подавляющее большинство в них – американские университеты и колледжи, большинство их которых – частные (негосударственные). Понятно, что частные вузы (негосударственные) имеют значительно большую автономию и независимость от государственного вмешательства!        

Мы не создавали никаких новых стандартов. Единственным нашим вкладом в систему высшего образования Украины было объединение тех учебных программ (учебных планов специальностей), в которых это было возможно сделать. Например, мы объединили (интегрировали) стандартный украинский бакалаврский учебный план по специальности «Менеджмент внешнеэкономической деятельности» (МВЭД) с американским университетским  бакалаврским учебным планом по специальности «Business Administration» (ВВА). Мы сочли целесообразным, чтобы весь цикл экономических дисциплин, которые имеются и совпадают в украинском и американском бакалаврских планах, читали нашим студентам американские и западноевропейские специалисты, а не наши переученные преподаватели политэкономии социализма, научного коммунизма или основ марксизма-ленинизма. Ведь книги по фундаментальным основам экономики, макро- и микроэкономики, финансам, менеджменту, маркетингу и др. дисциплинам используются одних и тех же американских и западноевропейских авторов, но у зарубежных преподавателей есть еще и практический опыт, а наши (пусть на меня не обижаются) использовали учебники в переводе (часто – неудачном) и практического опыта не имели.   

Таким образом, нам удалось создать экспериментальный бакалаврский учебный план по МВЭД, куда удалось втиснуть весь учебный план ВВА Университета Конкордия и добавить недостающие дисциплины из украинского бакалаврского учебного плана МВЭД, чтобы студенты могли получить украинский диплом государственного образца. В результате, американскую часть бакалаврского экспериментального учебного плана (программу ВВА) студенты слушают, изучают и сдают на английском языке, а украинскую часть – на украинском языке. Соотношение приблизительно такое: 65-70% – изучаются на английском языке, 30-35% – на украинском.

Неоценимую помощь нам постоянно оказывает один из лучших ведущих вузов Украины – Национальный педагогический университет имени М.П.Драгоманова (ранее – Киевский госпединститут им. М. Горького). Вся моя жизнь (и жизнь моих родных) связана с НПУ имени М.П.Драгоманова. В этом университете я подготовил и кандидатскую, и докторскую диссертации, защитился и получил звание профессора. Наш УАГИ ВМУУ также создан благодаря НПУ имени М.П.Драгоманова, 15 лет мы плодотворно сотрудничаем с ним и, в свою очередь, способствуем развитию и расширению его международной деятельности и повышению имиджа, как в Украине, так и за рубежом.      

Сколько студентов выпустилось за 15 лет существования вуза?

Наш институт небольшой и ежегодно мы выпускаем порядка 50-60 бакалавров и до 50 магистров. Это и граждане Украины, и иностранные студенты. В общей сложности мы выпустили около 1000 украинских выпускников и около 600 иностранных граждан, среди которых больше 500 магистров КНР. Эти китайские магистры учились по совместной модифицированной МВА программе в рамках договора нашего вуза с Всекитайской Академией социальных наук (высшее учебное заведение для обучения и повышения кадров руководящих работников КНР). Обучение проводилось вахтовым методом: больше 50 наших преподавателей (и украинских и американских) систематически вылетали в КНР на 1-2 недели, читали лекции и проводили занятия с китайскими слушателями в помещениях Всекитайской Академии социальных наук в Пекине и разных провинциях. По окончании обучения китайские магистранты группами по 20-30 человек прилетали в Киев, сдавали выпускные экзамены и защищали магистерские работы обязательно на английском языке. Поскольку этих магистрантов было довольно много, мы привлекали для работы с ними ученых различных киевских вузов и НАН Украины. После защиты диссертаций группы магистрантов – слушателей Всекитайской Академии социальных наук обязательно встречались с руководством МОН Украины, Киевской городской госадминистрации, руководителями КабМина АРКрым, деловыми кругами Киева и Крыма, устанавливали контакты и завязывали деловые знакомства. Эта часть программы называлась – «деловая практика».

Эти программы продолжались почти 5 лет и, к великому сожалению, прервались в момент «оранжевой революции» в Украине. После этого программы не возобновлялись, хотя мы до сих пор поддерживаем контакты с коллегами из КНР и восхищаемся их стремительному экономическому росту. В глубине души мы надеемся, что наша работа сыграла положительную роль, как в успешном развитии КНР, так и в укреплении украинско-китайских дружественных взаимоотношений. Пусть количество выпускников и не столь большое по сравнению с большими университетами и институтами, зато качество нашего образования позволяет 100% наших выпускников без проблем трудоустраиваться в престижных международных фирмах, компаниях и корпорациях.        

Мы также гордимся и тем, что в нашем вузе постоянно учатся сотрудники, родственники и дети послов различных стран, члены дипломатического корпуса и различных зарубежных компаний, находящихся в Киеве. 

Дипломы Украинско-Американского гуманитарного института — Висконсинского международного университета в Украине признаются и в Украине, и в США. Для Украины это пока что довольно редкое явление. Как вам удалось этого добиться?

Действительно, бакалаврские и магистерские дипломы нашего вуза признаются в нашей стране, а также в США, всей Европе и даже Австралии и Латинской Америке. Все очень просто: параллельно с дипломами украинского государственного образца мы выдаем свои дипломы американского университетского образца – тех университетов США, с которыми у нас есть партнерские договоры. Это, во-первых, наш учредитель – Висконсинский Международный Университет (США) в Украине (его корни уходят в довольно известный в лютеранском мире Университет Конкордия штата Висконсин, США, г. Мекуон). Во-вторых, это наш 15-летний верный и проверенный партнер американский Международный Университет имени Шиллера со штаб-квартирой (головным офисом) в г. Ларго (США, штат Флорида) и до недавнего времени европейскими кампусами в Лондоне (Великобритания), Хайдельберге (ФРГ), Мадриде (Испания), Париже и Страсбурге (Франция), Лейзене (Швейцария) и др. В течение 15 лет ежегодно мы отправляли на включенное обучение (изучение 1-2 курсов из ВВА или МВА программы, утвержденной нашим вузом совместно с университетом им. Шиллера), менеджерской практики на предприятиях, а также стажировки в международных отделах банковско-финансовых учреждений. В третьих, это наши друзья-коллеги из «Українського Вільного Університету» (ФРГ, г. Мюнхен). В четвертых, это наши китайские партнеры, о которых я уже говорил.

Суть признания диплома заключается в соответствии наших ВВА и МВА программ американским университетским программам наших партнеров, которые по нашей с ними договоренностью «представляют наши интересы» в США, Западной Европе, других экономически развитых демократических странах, а также в КНР. Другими словами – несут ответственность за правильность и достоверность выданных нами документов.

В Украине мы первыми, еще с начала 1997 года, начали пользоваться американской кредитно-трансферной системой, модульным принципом обучения, запретили «пересдачу» дисциплин, которые идут в диплом американского (международного) образца, ведем жесткую борьбу со списыванием, плагиатом и другими позорными явлениями в учебном процессе. Кроме того, по рекомендации наших американских коллег мы попытались войти в комплекс с американским университетом American City University (США, штат Вайоминг, г. Шайен), с которым мы согласовали наши учебные планы и программы (ВВА и МВА) и который по нашему желанию и при поддержке двух других упомянутых мною американских университетов даже выдавал свои дипломы нашим выпускникам, которые успешно завершили наши совместные ВВА и МВА программы. Однако, финансовый кризис расстроил нашу довольно успешную деятельность с этим университетом. Однако в базах данных многих стран мира наш вуз отмечен с лучшей стороны (хотя он и очень маленький) и проблем с признанием дипломов в других странах у нас ни разу не возникало. Если у работодателей или университетов других стран возникают вопросы, они напрямую запрашивают необходимую информацию или у нас, или у МОНмолодьспорту, или МИД Украины о факте обучения у нас студента и факте выдачи ему диплома и транскрипта (вкладыша с оценками). Таких вопросов было совсем немного: вопросы были из Австралии, США (госуниверситет штата Огайо), посольства Ирана. После подтверждения с нашей стороны все закончилось абсолютно хорошо в пользу наших выпускников.      

Американская кредитно-трансферная система признается не только в США, но и в других странах мира. Поэтому довольно большое количество наших выпускников продолжали или продолжают обучение не только в США, а и Западной Европе (Англии, ФРГ, Франции, Голландии, Испании). Нет у наших выпускников-иностранцев никаких проблем и в своих странах.      

Знаю, что недавно УАГИ ВМУУ прошел и европейскую аккредитацию. Потребовала ли она это серьезной подготовки и гармонизации?

Да, после 15 лет честного сотрудничества с американскими вузами и их кампусами в Западной Европе, по их совету и рекомендации мы попробовали получить европейскую аккредитацию для очень престижной, а, главное, такой необходимой в условиях экономических преобразований в нашей стране специальности (программы) «Master of Business Administration» (MBA). Очевидно, вы видите множество бигбордов, рекламной информации и колоссальное количество объявлений об обучении программам МВА. Но, если Вы попытаетесь узнать какую-либо информацию о тех, кто предлагает свои услуги по обучению МВА, вы не сможете найти почти ни одного учебного заведения, имеющего серьезную европейскую аккредитацию этой программы. Вам предложат очень дорогую МВА программу (далеко за 10 тыс. долларов США), пообещают учить на русском или украинском языках с выдачей невероятно пестрого диплома или сертификата, обучение предложат вести от имени какого-нибудь английско-шотландско-ирландского или другого университета или колледжа. Но если Вы попросите показать их аккредитацию или поинтересуетесь составом преподавателей, внятного ответа Вы не получите. Так же, о законности их деятельности на территории Украины.

Кстати, многие мягко говоря «не совсем добросовестные учебные учреждения», не имеющие никакой аккредитации (а иногда – и вообще лицензии на право заниматься образовательной деятельностью), любят на своих веб-сайтах или в своей рекламной информации давать сведения об известных аккредитационных комиссиях (ассоциациях), к которым они никакого отношения не имеют! Этот хитрый ход напоминает времена Лени Голубкова и МММ. Но, тем не менее, этот фокус с использованием чужой славы, часто срабатывает. И люди «покупаются» на известные и солидные названия.    

Мы выбрали хорошо известную и признанную в Европе независимую немецко-швейцарскую аккредитационную комиссию ФИБАА (FIBAA – Foundation for International Business Administration Accreditation).

Короткая справка. ФИБАА, являющаяся ассоциацией по аккредитации международных программ бизнес-администрирования,  была основана в октябре 1994 года. Целью ФИБАА является поддержка и расширение стандартов качества обучения и преподавания в высшем бизнес-образовании. Параллельной целью является обеспечение правдивой информации о высшем образовании для студентов, предпринимателей и организаций из Австрии, Германии и Швейцарии. ФИБАА  является своеобразным маркетиноговым инструментом, информируя компании и бизнес-школы о современных направлениях в бизнес-образовании и о требованиях, которые предъявляются к программам MBA и ВВА.
Главной функцией ФИБAA является аккредитация: с 1997 года двенадцать программ MBA и ВВА ею были аккредитованы. Более 25 программ рассматривались и оценивались для получения аккредитации в 2001 году. Важным моментом в работе FIBAA было то, что совместно с Немецким Советом по аккредитации учебных программ (Accreditierungsrat) были разработаны соответствующие стандарты оценки программ бизнес-обучения.
Немецкий Совет по аккредитации признал ФИБAA единственной независимой, профессиональной организацией, занимающейся аккредитацией программ бизнес-образования, что свидетельствует о высоком статусе аккредитованных ею программ.
Основанная ведущими компаниями Австрии, Германии, Швейцарии и Швеции ФИБAA работает в тесном партнерстве с университетами, правительством и промышленностью. В результате этого сотрудничества, с одной стороны, ФИБAA является поставщиком ценнейшей информации о потребностях делового рынка в сфере образования. С другой стороны, помогает предпринимателям, студентам и молодым профессионалам сделать правильный выбор для получения качественного образования. Строгая, независимая оценка учебных программ с применением самых высоких стандартов оценки помогает получить самую полную информацию всем заинтересованным сторонам.

Мы подали заявку, в течение двух лет находились в постоянном контакте с сотрудниками ФИБАА, подготовили и переслали в Бонн (немецкий офис ФИБАА) огромное количество информации, требуемое Европейской ассоциацией по обеспечению качества высшего образования в соответствии со Стандартами и руководящими принципами для контроля качества высшего образования в Европейском пространстве высшего образования, провели множество доработок, затем приняли экспертную комиссию ФИБАА (в количестве 5 человек) для непосредственной работы в вузе и получили от нее положительное заключение. Теперь мы ожидаем сессию ФИБАА, где должен будет бать утвержден положительный вывод комиссии и наша программа МВА будет аккредитована по европейским нормам.

После получения свидетельства от ФИБАА об аккредитации наших МВА программ у нас больше не будет необходимости в «зарубежном университете-защитнике». Аккредитация ФИБАА признается не только в Европе, но и во всем мире!

Добавлю также, что наш вуз с 2002 года является коллективным членом Немецко-украинского общества экономики и науки, представляет интересы этого общества в Украине, занимается организацией серьезных немецко-украинских и украинско-немецких выставок, конференций и семинаров, активно принимает участие в организации совместно с немецкой стороной торжественных мероприятий, посвященных дням независимости Украины и проводимым в ФРГ (2010-2012 годы, города Франкфурт-на Майне, Майнц).

Насколько мне известно, в «Висконсинском» предельно жесткое отношение к плагиату и списыванию. Как относятся к этому порядку студенты, пришедшие из нашей средней школы, в которой моральные критерии, пусть и вынужденно, но довольно смазанны?

Этот вопрос довольно-таки болезненный, особенно – в нашей стране и системе образования. Во-первых, у нас в среде школьников, абитуриентов и студентов  пока еще очень размытое и неконкретное само понятие плагиата. Когда-то, в советское время, необходимо было переписывать в специальные толстенные тетради работы классиков марксизма-ленинизма и руководителей партии и правительства. Во-вторых, всегда легче списать (особенно, если тебе доверяют, не стоят над душой и  лишний раз не контролируют). Американские же преподаватели не привыкли к такому распространенному у нас явлению, как плагиат. Они это называют «плагиаризм» и абсолютно по-капиталистически считают, что студенту не выгодно списывать и не учиться: ведь так он наносит вред только себе, теряет дорогое время, не использует возможность получать знания от профессионала  и не окупает тех финансовых затрат, которые его родители тратят на его обучение.

Они считают: раз человек платит, значит ему нужны услуги вуза и он должен впитывать в себя знания, которые потом окупят все его затраты на обучение. Главное различие между «ними» и нами состоит в том, что для «них» главнее знания, чем диплом. И они считают, что студент приходит в вуз за знаниями, которые ему откроют дорогу в мир бизнеса, а не за дипломом, который является не более чем «красивым атрибутом» и место ему на стене в его офисе. Вся же главная информация о студенческой жизни и успехах студента находится в транскрипте (вкладышу с оценками к диплому), в котором указываются не только оценки, но и количество попыток сдать тест или экзамен, сколько раз студент проходил каждый предмет, какие курсы брал повторно и каков был его прогресс в процессе учебы).   

И, наконец, многолетняя советская традиция «коллективизма» невольно обязывает успевающих студентов давать списывать свою работу нерадивым студентам. Здесь пока не имеет силы законодательство об охране интеллектуальной собственности.

В любом случае, американские преподаватели не засчитывают плагиат как результат работы студента. Даже, если материал переписан из трудов Нобелевских лауреатов. И, наоборот, американский преподаватель может не обратить внимания на орфографию, описки и другие недостатки и поощрить студента, если он убежден, что студент написал работу сам и своими словами.

Все это объясняется различиями в культуре, повседневном быте и социально-политическими особенностями США и Украины.

Английский язык — ключ к полноценному участию в процессах глобализации, или конкурент традиционным моделям, процветающим в условиях изоляции?

Вопрос – риторический. Все руководители (абсолютно всех уровней) и обычные граждане, знающие английский язык, могут непосредственно (без присутствия переводчика) общаться с коллегами экономически развитых стран, многих арабских, азиатских и африканских стран. К сожалению, в большинстве стран мира наши (в том числе и российские) граждане ассоциируются с крепко выпивающими (мужчины), легкодоступными (женщины), не знающими английского языка, шумными и нагловатыми.

Отбросив морально-этические особенности, следует отметить, что всех наших, владеющих хотя бы разговорным английским языком, воспринимают с уважением и готовностью к сотрудничеству.

Английский язык в предпринимательстве и бизнесе (даже, если это маленькая ферма в далеком украинском селе, или перерабатывающий заводик, либо какой- либо народный промысел) абсолютно необходим для выхода на рынки приобретения сырья и сбыта готовой продукции, не говоря уже о том, что это язык Интернет- бизнеса, научно-технической литературы и нормального международного общения. Возможно, свободное владение иностранным языком (языками) является показателем образованности и, в какой-то степени, интеллигентности человека (хотя интеллигентность определяется более широким спектром качеств, среди которых наряду с образованностью обязательными есть: честь, независимость мышления и волеизъявления, нетерпимость к несправедливости, неправде и лжи, необходимость свобод, невозможность подчиняться произволу и авторитаризму и многое другое).   

В условиях глобализации английский язык стал одним из признанных языков международного общения, поэтому даже страны с миллиардным населением – КНР, Индия, страны Азиатского региона и Арабского мира – используют английский язык как инструмент международного общения.

В Украине, если она не считает себя Малороссией или Окраиной Российской Империи, языками общения, на мой взгляд, должны быть: внутригосударственными – украинский (государственный), русский (исторически базовый), языки национальных меньшинств (в местах их компактного проживания). Международным (обязательным на уровне государственного) – английский. Для образованных людей и тех, кто причисляет себя к интеллигенции – еще как минимум один европейский или азиатский язык.                 

Изоляция – временное и быстро проходящее явление. Изоляцию осуществляют влиятельные страны (не Сомали, Монголия, Вьетнам, Боливия, Шри-Ланка и т.п. станы). К мнению США и ведущих стран Западной Европы желательно прислушиваться (все-таки, после Кипра с его офшорными зонами ФРГ, США и другие экономически развитые страны являются главными и стабильными экономическими партнерами и инвесторами в экономику Украины). Очевидно,  достаточно целесообразно прислушиваться к их мнению, учитывая, что это мнение – достаточно «трезвое».

Александр Алексеевич, каков был Ваш путь в академические администраторы? Не тянет ли в родную математику?

Еще в школе (№57 г. Киева с углубленным изучением английского языка) я был старостой класса, а с 8-го класса – членом школьного комитета ЛКСМУ. В обучения в вузе (с 1969 по 1974 гг. я учился в Киевском институте инженеров гражданской авиации) я был членом комитета ЛКСМУ КИИГА и отвечал за интернациональную работу, совместно с факультетскими комсомольскими организациями «интегрировал» студентов-иностранцев в советскую вузовскую жизнь. Летом 1974 года работал в Республиканском штабе студенческих строительных отрядов при ЦК ЛКСМУ в Тюменской области, отвечал за технику безопасности в стройотрядах украинских вузов. С третьего по пятый курс работал в студенческом научном обществе на кафедре электронных цифровых вычислительных машин, стал победителем Всесоюзного конкурса Министерства гражданской авиации СССР за лучшую научную студенческую работу, а также – лауреатом Первой премии ЦК ЛКСМУ за научную студенческую разработку.

Еще в КИИГА увлекся анализом и синтезом электронных схем на ЭВМ. Поскольку институтских знаний в области алгебры, высшей математики, теории матриц, практического программирования на языках высокого уровня мне не хватало, я сам изучал эти дисциплины, что потом использовал при подготовке, написании и защите кандидатской диссертации. Особенно интересным и актуальным в середине и конце 1979-х годов было изучение численных методов и приемов практической обработки на ЭВМ больших массивов информации (данных) в условиях ограниченной в то время «памяти» ЭВМ. Изучая работы таких корифеев советской кибернетической науки как Глушкова, Пухова, Сигорского и других, я понял красоту и четкость языка математики, углубился в теорию многочленных (полиномиальных) матриц, разработал некоторые алгоритмы и программы параллельно-последовательных (конвейерных) вычислений на ЭВМ.      

В 1980 году Михаил Ульянович Белый – ректор Киевского госуниверситета имени Тараса Шевченко пригласил меня возглавить Вычислительный центр КГУ. Мне тогда было 29 лет, в ВЦ КГУ насчитывалось более 350 сотрудников (187 бюджетных научных сотрудников проблемной научно-исследовательской лаборатории, около 125 бюджетных инженерно-технических работников и около 40 научных и вспомогательных сотрудников, выполнявших хоздоговорные темы) и я решил попробовать свои силы. Откровенно говоря, 11 лет моей работы в ВЦ КГУ (до самого развала СССР) пролетели очень быстро и интересно. Полностью отвлекшись от своей личной научной деятельности, я переключился на «добывание» сверхдефицитной вычислительной техники, поиском отраслевых средств на приобретение дорогих ЕС и СМ ЭВМ, был руководителем и соруководителем нескольких важнейших НИР (по заказу Госкомитета по науке и технике СССР, ВПК, Министерства малого и специального машиностроения СССР, а также заводов и объединений по выпуску новой вычислительной техники).    

Создав УАГИ ВМУУ я понял острую необходимость в подготовке предпринимателей для Украины. Обучение бизнесу, маркетингу, менеджменту и другим, абсолютно новым и, даже, до недавнего времени чуждых советскому образу жизни специальностям в наших вузах велось совсем не так, чтобы выпускник смог самостоятельно и цивилизованно начать свое дело или влиться в устойчивую и работающую по закону фирму или компанию. Абсолютно не изучалась предрасположенность абитуриента к самостоятельному бизнесу, не выявлялись необходимые качества, врожденные черты характера, смелость и, даже, авантюризм. Предпринимательская работа – это творчество в сфере организации, производства и сбыта продукции или услуг. Предприниматель должен из ничего сделать устойчивую работающую структуру, результаты деятельности которой были бы кому-то нужны. Поэтому, параллельно с развитием и продвижением нашего вуза я занялся изучением зарубежного опыта подготовки предпринимателей и бизнесменов (в США и некоторых странах Западной Европы). Благодаря вечернему и ночному времени, выходным и праздничным дням, отпуску и огромной мотивации я абсолютно самостоятельно написал докторскую диссертацию о перенесении опыта США и других экономически развитых стран мира по отбору и подготовке предпринимателей и защитил ее в 2003 году.

Еще перед ее защитой я серьезно анализировал проблемы пробуксовывания наших отечественных вузов. Вроде бы больше всего реформ и шума вокруг нашей высшей школы. Вузы то открывают, то закрывают (на минуточку забывая о коллективах студентов и преподавателей). А почему «у них» все реформы имеют четкую цель, являются результативными, а американские и британские вузы, безусловно, являются самыми лучшими в мире! Оказалось, что секрет их успеха целиком зависит от двух абсолютно простых и понятных факторов. Это, во-первых, умелая предпринимательская деятельность вузов (в условиях рыночной экономики и контрактной системы обучения вузы становятся «производителями» образовательных услуг, а студенты – «потребителями» этих образовательных услуг). Во-вторых, согласно «модели тройной спирали» профессора Стенфордского университета США Генри Ицковиц эффективность развития общества зависит от эффективности взаимодействия «университеты – промышленность (бизнес) – власть». Причем роль университетов является первостепенной, роль промышленности (бизнеса) – продуктивной (насколько эффективно и продуктивно промышленность или бизнес использует результаты деятельности вузов). Роль власти заключается в создании необходимых финансовых и законодательных условий для взаимодействия университетов и бизнеса, поддержании инициатив и поощрении взаимодействия сторон.

Сейчас я издаю книгу о феномене предпринимательства в университетах мира и планирую защитить докторскую диссертацию о роле и месте предпринимательских университетов в современном обществе. Изучаю научную литературу и пишу книги и диссертацию в свободное от основной работы время.

К слову, Российская Федерация очень серьезно поддерживает инновационные предпринимательские университеты, на межправительственном уровне проводит форумы по университетскому предпринимательству, а Г.Ицковиц и другие известные американские и зарубежные ученые – частые гости в России, а также принимают делегации российских ученых в США.

Обширные международные связи для украинского вуза сегодня – это необходимость, рутина или роскошь?

Думаю, что сегодня международные связи для украинского вуза – это жизненная необходимость. В советское время московские МФТИ, МВТУ, МГУ, ЛГУ, КГУ, РГУ, Академия наук СССР  и Академия наук Украины действительно являлись передовыми научными учреждениями и ведущими вузами Советского Союза. После 1986 года и, особенно, после распада СССР позиции отечественной науки и системы высшего образования существенно пошатнулись. Не говоря уже о больном – огромном оттоке лучших ученых и ИТР в разные страны мира (даже – в Северную Корею), развитие «домашней» науки и отечественного высшего образования резко замедлилось. Главной причиной стало внедрение в сугубо академические сферы механизмов рыночной экономики (контрактная или платная форма обучения), нерентабельность классических и большинства прикладных научных исследований в масштабах одной Украины, разрыв профессиональных связей с наукой и высшим образованием стран бывшего Советского Союза и конкурентная несостоятельность с научными учреждениями и вузами США, других экономически развитых стан.

Вдобавок к этому – расширение глобализации и вытеснение с международных рынком неконкурентоспособной научной продукции и учебных услуг, ежегодное свертывание бюджетного финансирования вузов, полная неразбериха, непрофессионализм и политизация в сфере реформирования высшего образования (пример тому – череда новых проектов Закона о высшем образовании, в котором больше политики, чем конструктивных решений). 

Поэтому, для того, чтобы «не от стать от стремительно удаляющегося от нас поезда», нашим вузам надо «зацепиться» за сотрудничество с зарубежными вузами – будь то вузы ближнего зарубежья (РФ, страны Балтии, Восточной или Центральной Европы), или экономически развитых стран (если наши вузы смогут их заинтересовать и привлечь к сотрудничеству).

Вам наверняка известно, что в соответствии с международными рейтингами среди первых 500 вузов мира наших нет. Это не просто позорное явление, а характеристика отношения государства к системе высшего образования. Интересно, где учатся те люди, которые разрабатывают и строят самые большие грузовые самолеты в мире, делают мощнейшие ракетные двигатели, современное вооружение, танки, бронетранспортеры, оборудование для подводных лодок, строят современные корабли, участвуют в запуске ракет?!

Ведь они не выпускники Стенфорда, Массачуссетса или Кембриджа! Значит что-то наши вузы могут! Но из-за слабых или совсем никаких международных связей о них не знают в мире и они не попадают в престижные рейтинги.

Многие американские вузы публикуют списки своих выпускников, особенно гордятся выдающимися деятелями и известными специалистами, широко освещают свою международную деятельность и сотрудничество с зарубежными вузами.     

По нашему опыту могу утверждать, что международными связями наши вузы просто обязаны кропотливо и настойчиво заниматься, сотрудники вузов просто обязаны владеть разговорным английским языком, студенты и аспиранты должны как можно больше бывать в развитых странах, обязательно надо находить точки соприкосновения для совместных НИР и учебно-культурных проектов. Но все упирается во владении на достаточном уровне английским языком.  

Как Вы считаете, насколько важен независимый аудит в сфере образования, возможно, в нашей стране уже назрела необходимость более осмысленного и организованного подхода к этому вопросу?

Все страны – члены Европейского Союза, а также Российская Федерация уже давно имеют независимые (неправительственные и негосударственные) бесприбыльные комиссии, ассоциации или комитеты, осуществляющие независимую оценку качества высшего образования, гарантирующие выполнение международных норм и стандартов качественного высшего образования и входящие в сеть соответствующих европейских аккредитационных центров и комиссий по контролю выполнения международных (главным образом – европейских) стандартов качества высшего образования. Наличие таких, признаваемых государством национальных независимых аккредитационных агентств, ассоциаций и комиссий по контролю и гарантии выполнения международных стандартов в области качества высшего образования является одним из требований Болонского процесса, необходимых для признания бакалаврских и магистерских степеней и дипломов и возможности их использования в Европе и других странах мира.

Другими словами, страны-члены Болонского процесса, не имеющие такие независимые комиссии, не могут рассчитывать на полноправное членство и официальное признание степеней и дипломов выпускников их вузов в зарубежных странах. Последствия – отток абитуриентов в зарубежные вузы, уменьшение студентов-иностранцев, желающих получить качественное высшее образование, а не приехавших «по-быстрому и недорого купить диплом» без обучения и посещения занятий. 

Я недавно прочитал на сайте Национального института стратегических исследований при Президенте Украины абсолютно правильную аналитическую записку отдела гуманитарной политики о «Европейском опыте создания эффективной системы контроля и оценки качества высшего образования в Украине» (автор – Карпенко) и считаю, что действовать необходимо немедленно и решительно, иначе всей системе высшего образования и вузам Украины с каждым днем будет все сложнее конкурировать на международном уровне. Тем более, что еще в 2006 году при поддержке Британского Совета в Украине были опубликованы Стандарти і рекомендації щодо забезпечення якості в Європейському просторі вищої освіти (К.: Ленвіт, 2006. – 35 с.). Это и есть руководство к действию. Необходимо утвердить и принять их на государственном уровне (или Постановлением КМ Украины, или Приказом по МОНмолодьспорт Украины) для всеобщего использования и руководства в системе высшего образования. И параллельно – создать и признать (или Постановлением КМ Украины, или Приказом по МОНмолодьспорт Украины) независимую (неправительственную и негосударственную) бесприбыльную комиссию (ассоциацию или комитет) для осуществления независимой оценки качества высшего образования и аккредитации специальностей (учебных планов и программ) в Украине, гарантии выполнения международных норм и стандартов в области качества высшего образования и поставить задачу войти в сеть соответствующих европейских аккредитационных центров и комиссий по контролю выполнения международных стандартов качества высшего образования.

Кстати, наш вуз уже является украинским сертифицированным центром по обучению и оцениванию британского Института коммерческого менеджмента (ИКМ), имеющего мировое признание, британскую аккредитацию и входящего в сеть международных аккредитационных комиссий и организаций по контролю и сертификации качества профессионального образования. Студенты нашего вуза (или любого вуза Украины) могут подать заявку в ICM, зачислиться на обучение и пройти прямо у нас, как у сертифицированного центра этого института на территории Украины, обучение по одному или нескольким курсам, предлагаемым этим институтом, а затем сдать экзамены (написать тесты) и получить от ICM либо сертификаты, либо дипломы разного уровня (от начального, до выпускного и, даже, более высокого уровня), подтверждающие качество их профессиональной подготовки (образования) в области коммерции, бизнеса и менеджмента. Отмечу, что эти сертификаты и дипломы не совпадают с бакалаврскими или магистерскими и не подтверждают степень бакалавра или магистра. Основная задача проведения обучения и приема экзаменов (тестирования) – это определение уровня профессиональной подготовки и качества знаний аппликанта в результате его обучения по определенным профессиональным предметам в сфере коммерции, бизнеса и менеджмента. Таким образом, не проводится обучение и тестирование языковых дисциплин, фундаментальных и общественных входящих в бакалаврские и магистерские учебные планы и программы.

Короткая справка. Институт коммерческого менеджмента (Institute of Commercial ManagementICM), основанный в 1979 году, является профессиональным органом для развития и усовершенствования менеджеров в области коммерции и бизнеса и является международной признанной организацией по оцениванию (тестированию), присвоению уровней (профессиональных степеней) и подтверждению качества профессиональной подготовки студентов в области бизнеса и менеджмента (управления). Она аккредитована руководством по квалификации и учебным планам (Qualifications and Curriculum AuthorityQCA) Великобритании – регуляторным органом для государственных экзаменов, государственного и общественного признания квалификаций. Это некоммерческая организация с международной штаб-квартирой в городе Рингвуд, графство Хэмпшир (Великобритания). Осуществляет свою деятельность более чем в 130 странах мира.

Успешное обучение и сдача экзаменов (тестов) по программам ICM и выданные им сертификаты и дипломы широко открывают их обладателям двери как для получения престижных должностей и успешной профессиональной деятельности, так и продолжения учебы в вузах не только Великобритании, но и практически всех стран Европы и других экономически развитых стран.

К сожалению, по ряду объективных и субъективных причин эту уникальную возможность используют лишь немногие наши студенты.

Каковы ближайшие планы Вашего ВУЗа?

Ближайшие наши планы – выжить, не попасть в планы сокращения вузов Украины и набирать побольше абитуриентов. Особенность нашего вуза в том, что, во-первых, обучение у нас осуществляется в основном на английском языке (абитуриенты должны хорошо владеть английским языком, уметь слушать лекции, читать, писать и участвовать в дискуссиях); а, во-вторых, у нас только контрактная форма оплаты (на бюджетное финансирование мы даже не рассчитываем!). И хоть годовая стоимость обучения у нас ниже, чем во многих вузах страны, нам, все равно, сложно находить абитуриентов и с хорошим знанием английского языка, и платежеспособных. И это при том, что мы имеем уникальные для Украины европейские аккредитации, международное признание и отличный штат преподавателей (и зарубежных, и отечественных).

Большие надежды мы возлагаем на контакты с ОАЭ (их представители предлагают нам организовать довольно перспективные программы обучения с  пользованием технологий дистанционного обучения и вахтового метода преподавания нашими специалистами на их территории), будем пытаться расширять набор за счет открывшейся в этом году новой специальности – «международный бизнес».       

Мы хотим как можно скорее получить аккредитацию нашего вуза в целом в Британском аккредитационном совете (British Accreditation Council — ВАС). Будучи сертифицированным представителем ICM в Украине, мы вполне реально можем рассчитывать на аккредитацию этого известнейшего британского учреждения. ВАС признан во всем мире и всеми международными ассоциациями по аккредитации, контролю и гарантии качества образования.  

ВАС более 25 лет является ответственным за установление стандартов в независимом (негосударственном, частном) дальнейшем (послешкольном, профессиональном) и высшем образовании и аккредитации как в Великобритании, так и за рубежом. Он скрупулезно оценивает работу вузов и имеет полномочия присваивать высшие и высокие знаки качества в отрасли образования, которые используется учащимися, родителями, вузами, различными агентствами и работодателями как в Великобритании, так и за ее пределами в качестве гарантии обеспечения аккредитованными ВАС учебными заведениями необходимых стандартов.

Думаю, пробивая двери в международные аккредитационные комиссии и организации по контролю и гарантии качества высшего образования, мы не только повышаем сой статус и рейтинг, но и показываем пример и прокладываем дорогу для других вузов Украины. Ведь не количеством студентов и преподавателей и величиной вузов в целом, а именно качеством их образовательной деятельности определяется их ценность для общества. 

Спасибо.




Комментирование закрыто.