Юрий Романенко: Протесты в Турции — это продукт самой Турции

Протесты в Турции

Невинный митинг экологов против застройки правительством парка «Гези» в Стамбуле перерос в массовые акции протеста по всей Турции. Премьер-министр Реджеп Эрдоган заявляет о полном контроле ситуации, в то время, когда полиция разгоняет демонстрантов водометами и слезоточивым газом. В итоге 3000  участников протеста были ранены, еще1500 задержаны. Многие увидели в массовых беспорядках в Турции продолжение «арабской весны». Что стало причиной протестов и возможен ли такой сценарий в Украине?

Сайт Polittech.org. спросил у директора Центра политического анализа «Стратагема», шеф-редактора  портала «Хвиля» Юрия Романенко.

Можно ли считать происходящие сегодня в Турции началом «турецкой весны/лета»?

Не думаю, что баланс сил, который есть сейчас в Турции, позволяет говорить о революционной ситуации, или, в более широком плане, утверждать об аналоге «арабской весны» или  «турецкого лета».

Как известно, Ленин блестяще сформулировал признаки революционной ситуации: «верхи не могут, а низы не хотят».

Верхи не могут управлять в новых условиях, поскольку окостенели и связаны управленческими практиками, которые в свое время привели их к успеху,  а  низы не хотят жить по-старому, не хотят мириться с существующим порядком вещей.

С этой точки зрения, революции в Турции нет. Партия Эрдогана на последних выборах в 2011 году получила около 50% поддержки, и я не думаю, что она растаяла в одночасье. Скорее всего, она конечно, размылась, потому что произошли ряд важных вещей в Турции после выборов 2011 года, но даже после протестов Эрдоган пока достаточно крепко стоит на ногах. Наличие этой поддержки говорит о том, что низы, в целом, были согласны с тем курсом, который осуществляла Партия справедливости и развития. До последнего момента.

ПСР (АКР) действительно добилась очень многого. После того, как исламисты  пришли к власти, Турция вошла в ускоренный этап модернизации. Он  характеризовался двухзначными цифрами экономического роста, что привело к резкому расширению уровня благосостояния. За 10 лет правления ПСР добилась сумасшедших успехов, в том числе и в стандартизации страны к европейским нормам. Турецкая экономика сейчас одна из наиболее мощных в мире. ВВП составляет более триллиона долларов по паритету покупательной способности.  ВВП – более 785  млрд. долларов по номинальной. ВВП на душу населения составляет 15 тысяч долларов по паритету покупательной способности,  что в два раза превышает украинскую.

Цифры впечатляющие, так откуда же взялось у народа все это недовольство, которое вывело его на улицы?

Эта ситуация является следствием издержек роста. Когда на протяжении целого поколения в стране все хорошо, она развивается, то у людей начинают меняться взгляды на жизнь, расширяется их кругозор, экономические возможности.  Особенность этих протестов заключается в том, что на улицу вышло поколение, которое выросло за эти 20 лет, в условиях достаточно стабильной политической и экономической ситуации, когда Турция постоянно модернизировалась.

Конечно, у Турции были проблемы, например финансовый кризис 2001 года, который она благополучно пережила.  Были проблемы между кемалистами и исламистами, но, в целом, турецкое государство в этот период росло стабильно. Сегодня же поколение, представленное молодыми людьми от 16 до 35 лет, бушующих на улицах Стамбула, Измира, Анкары и других городов Турции, начинает приобретать политическую субъектность. Начинают кристаллизироваться свои политические и экономические интересы, входящие в противоречие с  тем курсом, который проводит Реджеп Эрдоган.

В чем причина этого недовольства?

В том, что в стране резко увеличилось количество образованных людей, постоянно растет уровень медицинского обслуживания, увеличилась мобильность, возможность путешествовать, включая посещение других стран. Произошла, как и во всем мире, коммуникационная революция, которая позволила обходить контроль государства над СМИ. Нужно отдельно отметить, что Турция – это сильное государство, которое на порядок мощнее контролирует в ряде аспектов территорию страны, чем Украина. Это поколение активно использует Интернет-коммуникации, социальные сети, они формируют соответствующие стереотипы, более свободные нравы.

Я достаточно часто бывал в Турции, наблюдая сцены, характерные для светского западного государства. Например, сидит парень с двумя девочками в обнимку в центре Стамбула, попивая пивко, и все это на фоне вечерней молитвы, транслирующейся через динамики. Это далеко не соответствует  картине, где Турцию представляют страной, где проклятые исламисты закрепощают народ. В Турции форма исламизации мягче, в отличие скажем от Египта или Ливии, где после свержения Каддафи в отдельных районах вводят нормы шариата.

С другой стороны, турки с которыми я общаюсь, особенно интеллигенция, говорят, что Партия справедливости и развития насаждая ислам действует мягко, продумано и системно,  чтобы укрепить свои позиции на далекую перспективу. Достаточно вспомнить программу поддержки строительства мечетей по всей стране. Интересно, что на поддержку религии государство тратит в 8 раз больше средств, чем на культуру.

Получается, что людей на улицы вывело недовольство не сегодняшним, а завтрашним днем страны?

За этими протестами стоит несколько конфликтов интересов.

Во-первых, есть новое вестернизированное поколение, сидящее в социальных сетях. Оно воспринимает западную культуру, но при этом оно патриотичное, имеет ярко выраженную национальную идентичность.

Во-вторых, существует конфликт между исламистами и кемалистами, это очень жесткая борьба. Как известно, Эрдоган отсидел 2 года за то, что кемалисты посчитали его врагом государства. Однако, после победы Партии справедливости на выборах в 2002 года, Эрдоган начал зажимать военных и кемалистов.

Следует понимать роль армии в жизни Турции. Турецкая армия обладает реальной субъектностью, будучи такой «вещью- в-себе». Армия дает реальные социальные лифты. Военные  всегда была гарантом того, что государство не отойдет от курса Кемаля Ататюрка.

После прихода к власти Эрдоган начал чистки военных. Здесь можно вспомнить нашумевшее дело «Эрнегекон», начавшееся в 2007 году. Эрдоган обвинил военных в подготовке переворота. В рамках этого дела десятки высших офицеров были сняты со своих постов и заключены под стражу. Чистки  ослабили позиции кемалистов, и усилили позиции Эрдогана. Тем не менее, он не смог дожать армию до конца, она продолжает быть самостоятельным субъектом, и, как мы видим, в ходе этих протестах, армия была на стороне улицы, раздавая населению противогазы во время этих митингов.

Однако, армия  не пыталась активно вторгнуться в эти процессы, так как военные не до конца, я так полагаю, понимают стратегический рисунок протестов, насколько это все серьезно. Поскольку большинство митингующих – это молодое поколение, можно говорить о том, что старые партии не являются организующей силой. Левые, кемалисты, националисты принимают участие в митингах, но не они ведут улицу. Улица их ведет.

Неорганизованная сила всегда проигрывает организованной.  Поэтому, я думаю, что военные реалистично оценивают перспективы движения «Оккупай Гези». Такую ситуацию трудно было представить еще 10-12 лет назад, когда армия наверняка вмешалась бы.

В целом, как мне говорят турки, если это протестное движения не оформится в Национальный фронт и не выступит организованно против исламистов, то, конечно, оно будут разбиты.

А «мягкая исламизация» приведет к созданию исламского государства?

Еще один стереотип, поскольку у нас когда говорят «исламское государство», то сразу возникают страшные образы женщин в хиджабе, муллы, что-там еще? А ведь исламских государств много… Турция, ОАЭ, Малайзия, Индонезия — это все успешные исламские государства. А они очень сильно отличаются друг от друга.

Поэтому важно понимать, что происходит на самом деле. На самом деле, Эрдоган открыто говорит, что он за консервативные исламские ценности, потому оказывает поддержку исламу суннитского толка. Почему он это делает? Потому что среди консервативной части населения его электоральная база. Как я уже говорил, государство выделяет через госбюджет на религию в 8 раз больше средств, чем на культуру. В первую очередь, на поддержку суннитов. При этом в Турции представлены и другие религиозные группы ислама. Например, алавиты, представляющие собой ответвление шиизма.

Алавитский фактор силен в региональной геополитике, поскольку, как известно, режим Башара Асада в Сирии  алавитский.  Это всегда влекло за собой некоторое трения в отношениях Турции и Сирии.

Сейчас в гражданской войне в Сирии Анкара поддерживает суннитские группировки.  алавиты в Турции представляют собой значительное религиозное меньшинство — около 7-8 млн человек. Эрдоган запретил строить им мечети с минаретами. Они собираются в обыкновенных домах,  которые переделывают под мечети, что ущемляет их права. Как видим, внутри ислама также существует напряженная борьба. Впрочем, это часть картины.

Другая часть лежит в плоскости противостояния приверженцев исламского государства и светского. Как известно, после 1922 года в Турции республика, где религия отделена от государства. Десятилетиями люди  воспитывались в рамках светской модели и доминировало резко негативное отношением к религии. Государство жестко следило за тем, чтобы религиозные институты не под каким «соусом» не могли влиять на политику.
Когда к власти в 2002 году пришла Партия справедливости и развития, началась мягкая смена курса. Нужно понимать, что ПСР победила не на пустом месте, а потому что к тому времени  кемалисты закостенели и государство начало терять динамику развития.  Эрдоган ее вернул.
При этом произошло некоторое расширение демократических норм за счет сужения возможностей армии вмешиваться в политику. Например, в 2008 году было разрешено ношение хиджабов в университетах. Ранее это категорически было запрещено.

Эрдоган делал ставку на расширение демократии. Это дало ему возможность опереться на низы турецкого общества, используя их как таран против светских кемалистов. Конечно, это нарушает принципы, которые заложил Кемаль, сделавшие  Турцию мощным государством. Но нужно понимать, что мягкая исламизация, которую проводит Эрдоган, имела целью преодолеть внутренний раскол, который возник из-за того, что из республика Ататюрка была националистической, потому из нее де-факто были исключены курды. Их достаточно долго не считали отдельным этносом, не допускали к управлению государством, не давали возможность обучаться на родном языке.  Это привело к развитию конфликта, который расшатывает турецкое государство уже не одно десятилетие. Потому Эрдоган, проводя исламизацию, попытался выйти за рамки национализма кемалистского толка, решая проблему внутренней интеграции страны на основе ислама. В итоге можно констатировать, что сегодня курды имеют лучшее отношение к себе со стороны государства за все годы существования республики. Прогресс налицо в самых различных аспектах, хотя проблемы еще долго будет оставаться одной из ключевых в повестке турецкого государства.

Кроме того,  это усиливало позицию Турции в регионе, как superpower, могла играть не только на тюркской идентичности (вспомним 90-е годы, когда эмиссары Турции ринулись в Центральную Азию), но и играть на том пространстве, которое раньше контролировала Оттоманская империя, то есть  арабский восток. Здесь Турция  выполняет  функцию организующей силы, выступая как  Германия в Европе, в качестве наиболее сбалансированного  государства, мощного в экономическом и военном плане, наиболее устойчивого, до последнего момента, в политическом плане.

Получается, что в отличие от страны позиции ее лидера не так уж и устойчивы?

Можно допустить, я говорю допустить, потому что мы не знаем реальной социологии, что Эрдоган уже утратил свою легитимность, которая позволяла ему пользоваться поддержкой 2/3 общества.
Наиболее яркой характеристикой потери этого влияния, является утрата поддержки Мухаммеда Фетхуллы Гюлена.  Это один из «столпов исламистов», который в 60-е годы  создал организацию для продвижения исламских принципов в новых исторических условиях. Гюлен построил гигантскую организацию, которая включала в себя университеты, больницы, систему взаимопомощи. Это пример того, как с помощью мягкой силы завоевывается государство.  В общем, Фетхуллах Гуюен имеет значительное влияние на страну, и его организация такой себе «Бельдерберский клуб» на турецкий лад.

Так вот. Сегодня Эрдоган потерял его поддержку, это видно например по позиции газеты «Заман», за которой стоят гюленисты,  выступившей с острой критикой применения насилия против демонстрантов. Гюлен поддерживает нынешнего президента Гуля, связанного, кстати с его организацией. Кстати, турецкие обозреватели теперь отмечают, что позиции Гюля накануне президентской кампании 2014 года укрепились.

Несомненно, это знак, что сейчас в Партии справедливости и развитие начнется «брожение» и борьба, кто станет наследником Эрдогана (что очень и очень сомнительно). Это связано с тем, что Эрдоган может попытаться принять участие в президентских выборах. Для этого он собирался внести изменения в конституцию, чтобы получить дополнительные полномочия для президента.

Теперь эта схема может быть разрушена. Точнее говоря, можно сказать, что она наверняка уже будет разрушена. Оппозиция будет строить свою критику на том, что Эрдоган «узурпирует власть». Впрочем, Эрдогану далеко до Асада или до наших «донецких товарищей» .  Турция живет в европейском правовом поле. Не смотря на наличие фальсификаций на последних парламентских выборах, существует очень существенное отличие между Украиной и Турцией в пользу последней.

В целом, резюмируя все вышесказанное, протесты которые мы наблюдаем в Турции — следствие системных изменений в этой стране. Рост формирует новую экономику, экономика формирует новые социальные отношения, новые возможности в системе образования, лучшая система образования расширяет кругозор.  В итоге происходит системное изменение общества. Теперь общество требует изменить политическую систему исходя из своего нового качества.

Возможно ли, что массовые беспорядки в Турции – это попытка «мирового правительства» отстранить от власти исламистов во всем мире (принимая во внимание недавние теракты в Бостоне)?

Это такая бредовая конспирологическая версия, которая ходит сейчас по СНГ, особенно, по России, Украине. Ответить на этот вопрос очень легко — нужно ответить кому выгодно?

Турция – один из двух ключевых союзников США на Ближнем Востоке. Первый – Израиль, второй – Турция. Ближний Восток сейчас находится в состоянии хаоса, что уже угрожает главному союзнику США – Европейскому союзу.

Раскрою тезис. Мы видим, как развиваются негативные тенденции в «подбрюшье» ЕС, особенно после интервенции в Ливию, которая породила всплеск дестабилизации по всему Ближнему Востоку. Плюс на это наложились события в Египте, потом фактическое падение режима в Мали, вызвавшее интервенцию НАТО этой весной. Наблюдается тенденция дестабилизации в Алжире, проявившаяся в ходе  теракта на нефтеперерабатывающем заводе. Это все звенья общей дестабилизации Магриба

 

Если брать первые дни «арабской весны», я не согласен с этими конспирологическими теориями, что Мубарака изначально «убирали» американцы, им это не было выгодно. Потому что Мубарак полностью удовлетворял их интересы, он был союзником  Израиля, он обеспечил поставку газа в Израиль. Египет  также играл важную роль в блокировании сектора Газа, что критически важно контроля Израиля над этой территорией.  Когда Госдеп понял, что Мубарак «валится», то, естественно, они начали искать инструменты, чтобы сохранить влияние в одном из ключевых регионов. Поэтому, в конечном итоге, они поддержали арабскую весну в Египте, а потом договорились с Мурси.

В этой ситуации дестабилизировать Турцию американцам просто не с руки. Самое главное, зачем им это делать?

Возможно это «расплата» Турции перед заинтересованными западными странами за нежелание войти в Сирию?

Это смешно. Американцы вовлекли, заставили Эрдогана войти в сирийскую партию. Значительная часть армейского корпуса Турции не хотела, что бы Анкара  играла на дестабилизацию Сирии.

Во-первых, военные понимали, что начнется «каша» с курдами, которые составляют значительную часть населения Сирии, и еще большую в Турции (порядка 20%) . Самый большой кошмар для Турции, если иракский Курдистан объединится с сирийским и получит доступ к Средиземному морю в районе Латакии. Это сделает курдское государство жизнеспособным, потому что оно будет иметь самостоятельный выход к морю, а, значит, сможет поставлять нефть куда захочет. Это даст ему ресурсы, что резко уменьшает способность Турции контролировать свою часть Курдистана. Это очень большая угроза для Турции и в Анкаре не могут ее не понимать.

Во-вторых, были очень хорошие торговые связи у Сирии с Турцией. Южные провинции Турции  развивались за счет кооперации с сирийской легкой промышленностью. Кроме того, Сирия сам по себе была большим рынком сбыта турецких товаров.

Кроме того, через Сирию шел транспортный коридор в страны Залива, обеспечивающий торговлю с Саудовской Аравией, Иорданией, Ираком, Йеменом. Гражданская война в Сирии негативно отразилась для турецкой экономики.

Наконец, есть фактор ислама. Многие в Турции не хотят войны с исламским государством.

Поэтому, вовлечение Турции в гражданскую войну в Сирии не пользовалась поддержкой. По сути, это одна из самых серьезных ошибок Эрдогана, которую он совершил под влиянием США.

Недавно, во время поездки Обамы по Ближнему Востоку, Эрдоган обращался за помощью к американскому президенту: «Давайте как-то решать проблему Башара, потому что вы сами нас вовлекли, и мы теперь в этом болоте барахтаемся». На что Обама ответил: «Пусть Турция сама разбирается, потому что у нас сейчас есть другие приоритеты». Об этом писала кувейтская пресса.

Мотивация Штатов очевидна. Они очень хитро играют, пытаются защищать свои интересы через своих союзников, выстраивая так называемые «геополитические треугольники». Суть треугольника проста — обеспечение гегемонии в регионе, действуя через своего союзника против главного конкурента. Это позволяет экономить ресурсы и не втягиваться в конфликты напрямую.

На Ближнем Востоке у США несколько таких треугольников, где Турция играет важную роль. Например, США-Турция-Сирия, где первые две страны играют против Сирии. Второй — США-Турция-Иран. Как известно, в Турции размещены комплексы Patriot, которые будут направлен против иранских ракет, в случае, если начнется конфликт между Ираном и Израилем.

С этой точки зрения, выбивать почву из лояльного, мощного, находящегося в орбите Вашингтона союзника, для американцев было бы просто безумием.  Американцы точно не идиоты.

Как сегодняшние столкновения народа и правительства скажутся на евроинтеграции Турции? Нужна ли ЕС политически нестабильная Турция?

Рост мощи Турции рано или поздно выводил ее на то, что Анкара отказывалась от евроинтеграции. Собственно, Эрдоган уже об этом не раз намекал, угрожал Брюсселю, что откажется от вступления в ЕС. Да, Европейскому союзу сегодня не нужна Турция, как полноценный член ЕС.  Как известно, в статусе  ассоциированного члена Турция пребывает более 40 лет. В таком качестве Турция ЕС выгодна, она открывает рынок европейским компаниям, позволяет работать европейскому капиталу на этом большом рынке. Однако, как полноценный член ЕС Турция Брюсселю не выгодна, потому что это влечет массу рисков, связанных с миграцией. В Турции достаточно высокая безработица — 9%, потому есть риск, что миллионы человек ринутся в страны Западной Европы, которые и так страдают из-за экономического кризиса. Кстати, есть книга польского журналиста Витольда Шабловского «Убийца из города абрикосов», где очень хорошо показаны эти мечты турков и мигрантов о том, как бы перебраться в Европу.

Поэтому ЕС заинтересован, чтобы Турция активно развивалась, ведь в этом случае она выступает естественным щитом на пути расширения влияния радикальных исламских сект, миграции из нестабильных стран Ближнего Востока и так далее.

Кстати, подобный статус-кво удовлетворял всех, потому что, Турция получала доступ к западным рынкам капитала. Как известно, ее экономический рост во многом связан с тем, что она получила огромное количество кредитов, которые направила на внутреннюю модернизацию. Что опять ее отличает от Украины в лучшую сторону.
Государственный долг Турции – порядка 40% ВВП, а в Украине он уже превысил 40% ВВП. Турция брала кредиты, что бы активно развивать целые кластеры промышленности. В Турции появились свои бренды в бытовой технике. Турция ежегодно выпускает сотни тысяч автомобилей. Это привело к тому, что в Турции возник ёмкий внутренний рынок, который сделал ее более устойчивой в этом глобальном кризисе. Турция имела в 2009, 2010 годах очень существенный экономический рост – 8-10%. Только в прошлом году он снизился до 3%, видимо, как из-за кризиса, так и из-за вот этих проблем на Ближнем Востоке. В среднем же , Турция росла последние 10 лет со скоростью 5% в год

Резюмируя, дестабилизация Турции не выгодна ЕС, а других игроков, которые могли бы играть масштабно, педалируя политический кризис в Турции, просто нет в природе.

Китай? Нет. Он так не играет, у него другая политика.

Россия? Ну, у нее хорошие отношения с Эрдоганом, который периодически заигрывает с Россией. Их отношения достаточно стабильные, предсказуемые, имеют общую экономическую базу. Россия занимает 4,4% турецкого товарооборот.

Асад? Ну, это смешно. Он занят собою, и ему не до таких игр. Круче Запада здесь никто не может играть .

Кто-то выдвигает теорию, что это греки. Ну, это вообще смешно. Если они могут создавать такие проблемы в Турции, то почему они сами так плохо живут? (смех). В общем, это очень смешные конспирологические версии. Протесты в Турции — это продукт самой Турции.

Продолжение следует

Изображение: Uriel Sinai/Getty Images




4 комментария

  1. Протесты в Турции есть наказание за то, что турки перехватили сирийских боевиков с зарином и сказали на весь мир об этом.
    Иначе говоря, не дали сирийским боевикам распылить зарин и «доказать», что «режим Асада» морит «мирное население» ОВ.
    Готовилась шикарная провокация — весь мир готов был воспылать ненавистью к режиму Асада, а тут такой облом.
    Впрочем, механизм был уже заведён заранее, и Франция с Британией таки объявили в очередной раз законное правительство Сирии исчадием ада и всё такое.
    А Турцию пришлось наказать. За излишнюю правдивость.
    За что люблю украинских либерастов, так за то, что они по-прежнему считают Запад оплотом свободы и демократии, а Россию монстром и Мордором.
    и меня очень восхищает, как натужно на Украине оправдывают всякую западную мерзость, ибо сие с точки зрения украинских нациков принижает Россию — мать вашу.
    А пока смотрим, как неполживо наказывают Турцию за проявленную правдивость.
    Что, впрочем, нам на пользу — открытие турецкого фронта отныне видится проблематичным, и можно надеется на то, что Асад побеждает.
    Хотя я лично пребываю в ужасе от разрушений в Сирии
    Но я в любом случае рад, что МОЯ СТРАНА РОССИЯ поддержала Асада.
    Ибо мы спасаем оплот древнего апостольского христианства.
    Падёт Асад — падёт христтианство на Ближнем Востоке.
    И будет великая резня всех христиан.
    Таки дела, на которые плевать хотели наши бледнолицые братья.

    • Surok пишет:

      Протесты в Турции есть наказание за то, что турки перехватили сирийских боевиков с зарином и сказали на весь мир об этом.> Месть кого?

  2. yury_108 пишет:

    «Нужна ли ЕС политически нестабильная Турция?

    Рост мощи Турции рано или поздно выводил ее на то, что Анкара отказывалась от евроинтеграции. Собственно, Эрдоган уже об этом не раз намекал, угрожал Брюсселю, что откажется от вступления в ЕС. Да, Европейскому союзу сегодня не нужна Турция, как полноценный член ЕС. Как известно, в статусе ассоциированного члена Турция пребывает более 40 лет. В таком качестве Турция ЕС выгодна, она открывает рынок европейским компаниям, позволяет работать европейскому капиталу на этом большом рынке. Однако, как полноценный член ЕС Турция Брюсселю не выгодна, потому что это влечет массу рисков, связанных с миграцией. В Турции достаточно высокая безработица — 9%, потому есть риск, что миллионы человек ринутся в страны Западной Европы, которые и так страдают из-за экономического кризиса.
    Поэтому ЕС заинтересован, чтобы Турция активно развивалась, ведь в этом случае она выступает естественным щитом на пути расширения влияния радикальных исламских сект, миграции из нестабильных стран Ближнего Востока и так далее.»

    Вот это и есть главное европейское противоречие в подходе к Турции. С одной стороны, Турция, как потребитель европейских кредитов и товаров, безусловно поддерживается. Как барьер от радикального исламизма, тоже поддерживается. Так почему же Турцию 40 лет держат в «европейской прихожей»?
    А потому, что с другой стороны:
    1. Турция исламская страна, против которой (в силу ислама и турецкого национализма) не действует либеральная идеология. Турцию нельзя превратить в европейскую «мягкую полуколонию» по примеру стран Восточной Европы.
    2. Турецкий экономический рост во многом следствие антилиберальной политики и кейнсианской экономической теории, что идет вразрез с политикой и теориями МВФ. Турция — это правовое государство + полная свобода в экономике, но сильное антилиберальное государство и жесткие ограничения в политике. Это роднит Турцию с «азиатскими тиграми»: Тайвань, Сингапур, Гонконг, Малайзия, а теперь и КНР.
    3. Гипотетическое принятие Турции в ЕС сдвинет центр тяжести со «Старой Европы» в новую, Восточную, где Турция и Польша, а потом и Украина, в случае принятия, образуют новый центр. На это ЕС никогда не пойдет.
    4. Экзистенциальный пример. Западная пропаганда все время утверждает, что устойчивый рост экономики и благосостояния возможен лишь при демократии. Реальные факты утверждают обратное: модернизация возможна исключительно в условиях авторитаризма. А «демократия» делает политическое руководство страны неустойчивым и, вследствие этого, зависимым от Запада. Для чего, собственно, демократия и внедряется.
    Разделяя большинство тезисов автора, мы не согласны с ним в двух:
    1. Что ЕС выгодно поддерживать Турцию (неявно предполагается, что при неизменности турецкого курса, всегда).
    2. Что США невыгодно ослаблять Турцию, как одного из двух союзников (второй — Израиль) на Ближнем Востоке.
    Турция по вышеназванным причинам представляет потенциальную угрозу для Запада вообще и для ЕС в частности, уже сейчас. Поэтому Европа критикует Эрдогана, а последний обвиняет Европу (вполне справедливо) в «двойных стандартах». См. http://yury108.blogspot.com/2013/06/blog-post_8.html Позиция Европы есть и будет двойственной: развивая до поры до времени экономические отношения с Турцией, в тоже время будут предприниматься шаги к ослаблению Турецкого государства. А в перспективе возможны и экономические санкции за «нарушения демократии».
    Что же касается поддержки Турции, как одного из двух союзников, то ситуация в мире изменилась, и надобность в Турции, как союзнике, сильно уменьшилась. Такая надобность была актуальной, пока существовал Ирак Саддама Хусейна. Но сейчас, когда иракские курды, сунниты и шииты растрачивают свою энергию на взаимную борьбу, Ирак не опасен, а при сохранении статус-кво, и не будет опасен. Турки отказались предоставить американцам свою территорию для войны с Саддамом и сделают точно также, если понадобится плацдарм для войны с Ираном. А других врагов у США на Ближнем Востоке нет.
    Вовлечение же Турцией в свою орбиту стран, входивших в Османскую империю, и вовсе превратит Турцию в геополитического противника США. Это же касается и поддержки Мухаммеда Фетхуллы Гюлена. Пока «старец горы» через своих сторонников влиял на процесс, он его и поддерживал. Напомним, что живет сей почтенный турецкий исламист в США. Теперь влияние утрачивается, т.к. Эрдоган оказывается большим турком, чем Гюлен.

  3. Яков пишет:

    Судя по всему, Турция является в той же степени исламской страной, как Украина — православной.