Потепление отношений Украины с Беларусью затормозила экономическая война

"Хвиля"

Какая ситуация сегодня в Беларуси? Насколько нам видится из Украины, Лукашенко удалось стабилизировать ситуацию в экономике и политике, но насколько долгосрочной выглядит такая стабилизация? Какие ресурсы были использованы?

Сегодняшняя ситуация в Беларуси выглядит относительно стабильной, можно  говорить о том, что власти действительно удалось в некоторой степени справиться с критическими экономическими и политическими вызовами, с которыми страна столкнулась в 2011 году. Например, сальдо внешней торговли товарами и услугами по итогам 2011 года сформировалось отрицательное в объеме 1,64 млрд. долларов при прогнозе минус 5,7 млрд долларов. При этом белорусский экспорт по сравнению с 2010 годом вырос на 56,1%. Прирост экспорта в стоимостном выражении составил 46,6 млрд долларов. Добиться этого удалось в первую очередь за счет девальвационного эффекта от ослабления позиций белорусского рубля, внешних заимствований, продажи некоторых объектов государственной собственности, договоренностей с РФ о приемлемых ценах на поставки энергоносителей и определенных экспортных успехов белорусских предприятий. Как мы видим, относительные успехи руководства страны в деле стабилизации экономической ситуации вызваны, в основном, внешними факторами и позитивными девальвационными последствиями .

Однако эффект от девальвации практически исчерпан, дополнительные внешние заимствования чреваты проблемами в обслуживании внешнего долга, а умеренные цены на поставки энергоносителей из Российской Федерации зависят от доброй воли руководства этой страны, которое весьма восприимчиво к мнению собственных финансово-промышленных групп и зачастую действует вопреки союзническим обязательствам и долгосрочным национальным интересам российского государства.

Настораживают также тенденции в политике правительства по административному сдерживанию роста цен, попытки сохранения существующей социальной и политической модели без ее существенного реформирования. Республика Беларусь уже совершила существенную ошибку, допустив рост потребления значительно больший, чем может себе это позволить экономика страны. Только в 2010 году потребности государства в рамках нашей модели составляли не менее 20 млрд долларов в год при общих доходах на уровне 12-14 млрд долларов США.  В то же время политическая система Беларуси зиждится на выполнении определенного социального контракта между обществом и властью, в котором основным условием политической пассивности общества было постоянное улучшение уровня благосостояния населения со стороны государственной власти.

Белорусское руководство, оправившись от кризисного шока, пытается сохранить в новых условиях прежнюю государственную модель, а сохранение подобной модели напрямую зависит от совокупности внешних факторов, таким образом, белорусское руководство подвергает Республику риску повторной экономической дестабилизации.

Выходом из данного положения является пересмотр расходной части бюджета, в частности, его социальной составляющей, что, безусловно, породит в массах закономерное недовольство, которое можно погасить путем формирования цивилизованного системного политического пространства, совершенствования института

парламентаризма, многопартийной системы, созданной на основе номенклатурных кланов и вменяемой части политической оппозиции.

Подобная раскладка является сложной и болезненной, однако иного выхода нет и при правильном подходе и управлении рисками, реализация данного сценария могла бы предотвратить негативные явления, минимизировать вызовы для Беларуси, как в области экономики, так и политики.

Как ощущается вхождение Беларуси в Евразийский союз и запуск Таможенного союза? Как это отразилось на состоянии экономики?

Вхождение в Таможенный Союз я лично, как сторонник обретения Республикой Беларусь политической субъектности,  не расцениваю как однозначно положительное явление в истории нашего государства. В данной ситуации Беларусь вновь оказалась заложником геополитических схем руководства России и вынуждена была выбирать меньшее из двух зол. Отмечу, что вступление Беларуси в ТС из видимых финансовых результатов принесло примерно $2 млрд. чистых убытков только по таможенным платежам. Правда, о том насколько быстро наступил бы коллапс белорусской экономики, если бы руководство страны отказалось от подписания соглашений по ТС можно только догадываться. Полагаю, что закрытие заградительными таможенными пошлинами рынка России стало бы смертельным ударом для нашей экономики в условиях мирового финансового кризиса.

В данной ситуации интересно, что скидка на поставляемый в Беларусь в 2012 году газ в сумме дает примерно такую же экономию, сравнимую с ущербом нашего государства от пребывания в ТС. Это к вопросу о «льготах», рассказами о которых кормит обывателя российская пресса. Очевидно, что в данном случае речь идет не о льготных дотациях, а о компенсации ущерба белорусскому государству со стороны РФ за участие в амбициозном геополитическом проекте нынешнего российского руководства.

Что касается Евразийского Союза, то мне сложно комментировать данное наднациональное образование, так как его организационное оформление еще не завершено. Успех либо неудача этого проекта будут завесеть от понимания руководством РФ важности национального вопроса при создании различных союзов. Именно национальный вопрос был и остается ахиллесовой пятой современной России, неудачная национальная политика погубила в свое время и Российскую империю и СССР. Те идеологи евразийства, которые пропагандируют данные идеи на территории РБ, не вызывают у меня симпатий, так как подспудно ставят под сомнение в перспективе право моего народа на самоопределение, тем самым ставя сужая перспективы и возможности суверенного развития белорусского государства. Если на таких принципах великорусского шовинизма и поглощения будет строиться новое евразийское межгосударственное образование, то этот союз однозначно рано или поздно повторит судьбу своих предшественников.

Вообще, несколько отвлекаясь от темы, хочу отметить, что именно великорусский шовинизм и имперские комплексы отдельных представителей политического и академического сообщества России, непонимание и неприятие национальных проектов народов бывшей Империи создает подлинные препятствия на пути межнациональной интеграции на постсоветском пространстве, настраивает против России политические элиты и народы соседних государств. Тем самым шовинисты от политики неосознанно (или осознанно) льют воду на мельницу недругов России и истинного славянского единства в целом.

В этой связи весьма показательной является премьера фильма «Белая гвардия», имеющего мало общего с одноименным произведением Булгакова. Режиссер, некто Снежкин, осознанно отработал на разжигание украинско-русской межнациональной розни, т.е. в ущерб интересам русского народа, при этом прикрываясь перьями патриотических «истинно русских» побуждений.

Насколько серьезным воспринимается попытки Китая закрепиться в Республике?

Формально КНР является стратегическим партнером нашей страны и воспринимается руководством Беларуси, как возможная альтернатива ЕС и Российской Федерации, однако цифры статистики, которые я приводил в прошлом материале для вашего сайта, свидетельствуют скорее об обратном. В обозримом будущем Китай вряд ли сможет заменить Россию и Европейский Союз в качестве основного политического и торгово-экономического партнера нашего государства. Тем не менее, укрепление белорусско-китайского сотрудничества, особенно в военно-технической сфере, достаточно ревностно и недоброжелательно воспринимается как на Западе, так и на Востоке.

Ощущается ли влияние охлаждения отношений с ЕС? Влияет ли это как-то на экономику?

Если говорить об отношениях с ЕС, то охлаждение взаимоотношений, на первый взгляд, относится больше к политической, нежели к экономической плоскости. В настоящий момент введены визовые ограничения в отношении ряда белорусских должностных лиц и руководителей из числа представителей крупного бизнеса. В средствах массовой информации стран ЕС распространяется информация о Беларуси, которая далеко не всегда соответствует действительному положению дел. Страна несет некоторые имиджевые потери, которые однозначно имеют косвенный экономический эффект, но его сложно просчитать в реальных цифрах.

Если говорить о сегодняшних экономических реалиях, то ЕС является стратегическим партнером Беларуси. За прошлый год товарооборот Беларуси со странами Евросоюза составил 25 млрд долларов. Положительное сальдо для Беларуси сформировалось на уровне $7,5 млрд. При этом доля Евросоюза в белорусском экспорте по сравнению с 2010 годом увеличилась с 30% до 39%. Видимо, набирающее обороты сотрудничество Беларусь- ЕС многим не нравится, при том эти силы, по моему мнению, есть как в Российской Федерации, так и внутри Беларуси и среди руководящих элит ЕС.

Необходимо отметить, что определенные политические деятели в странах ЕС пытаются спекулировать на антибелорусской риторике и таким образом зарабатывать себе сомнительные политические дивиденды. Например, кому бы сейчас в Европе было известно имя депутата из Кипра г-на Христоса Пургуридеса, если бы не его резкие выступления в адрес белорусского руководства с требованием отмены смертной казни?! И таких примеров масса. Многие евробюрократы, весьма далекие от реальной хозяйственно-экономической деятельности, всерьез обсуждают перспективу введения экономических санкций против Беларуси, хотя эти санкции бумерангом ударят не только по белорусским резидентам, но и по их партнером в Европе. Например, с той же Латвией наш товарооборот в истекшем году превысил 3 млрд. долларов США, Республика Беларусь — один из крупнейших торгово-экономических партнеров этого государства.

На мой взгляд, политические амбиции и экономику нужно четко разделять. Для политических претензий есть вполне определенные международные политические и дипломатические инструменты. Безусловно, сегодняшняя белорусская политическая система нуждается в реформировании и демократизации, однако этот процесс не должен происходить за счет шантажа материальным благосостоянием белорусских и европейских налогоплательщиков. Впрочем, я абсолютно убежден, что здравый смысл и прагматизм рано или поздно возобладают и до введения экономических санкций конфликт Беларусь- ЕС не дойдет. Хотя надо, сказать, что это время будет временем упущенных возможностей для обеих сторон конфликта.

Подобного рода нелепые ситуации, как в случае с отъездом для консультаций послов стран ЕС, не прибавляют оптимизма в оценке международного положения Беларуси. Я надеюсь, что все же ситуация будет разрешена, стороны вернутся к диалогу, что, в свою очередь, вернет Республике Беларусь ее достойное место в европейской политике.

Процесс возвращения к диалогу должен быть поступательным и характеризоваться обоюдными уступками. Меняться должны не только они, но и мы. ЕС должен принять Республику Беларусь без условий и ультиматумов, но и Беларусь должна делать шаги в направлении политических реформ, тем более, как я полагаю, это объективно необходимо и полностью соответствует нашим национальным интересам.

Что произошло с белорусской оппозицией после молчаливых протестов? Сделала ли она какие-то выводы из летнего провала?

Белорусская политическая оппозиция все меньше напоминает организованную силу, стремящуюся к обретению власти, превращается в некое подобие диссидентского движения . И вопрос не только в том, что в Беларуси для деятельности оппозиции условия неблагоприятные. Вопрос в дефиците кадров и идей в оппозиционных организациях (что собственно они признают и сами), идеологических разногласиях между лидерами, их ярко выраженной антигосударственной позиции по определенным вопросам. Приведу бытовой пример: в то время как весь белорусский народ вне зависимости от отношения к личности Александра Лукашенко ждет проведения в Беларуси ЧМ по хоккею в 2014 году, готовится отдать все позитивные эмоции на поддержку национальной сборной, некоторые оппозиционные политики требуют в европейских столицах отмены права для Беларуси на проведение спортивного праздника! А ведь спортивные, экономические и любые иные успехи страны являются достоянием не отдельных руководителей, а всей нации! Большевистская тактика «чем хуже, тем лучше» является самоубийственной для любого политика и вряд ли принесет оппозиционным политическим силам дополнительную популярность.

Именно такой ущербной политической позицией большинства оппозиционных лидеров и объясняется тот факт, что на фоне рейтинга Лукашенко в 25-30% рейтинг лидеров оппозиции продолжает оставаться на уровне статистической погрешности. Т.е, большинство населения пребывает в некоторой прострации: не являясь сторонниками действующей власти, люди в тоже время не поддерживают и чуждых их устремлениям и чаяниям оппозиционных политиков.

На мой взгляд, само понятие «оппозиция», как нечто единое и целостное, абсолютно бессмысленно и навязано белорусскому политическому дискурсу извне. Известно, что все «объединения»  чуждых с идеологической точки зрения политических сил продиктованы белорусским политикам их западными партнерами.

Гораздо более логичным было бы рассуждать о возможностях тех или иных политических партий, а в Беларуси в том или ином состоянии присутствует практически весь политический спектр. Однако, до того момента пока белорусские политические партии не станут самостоятельным субъектом политики, а не частью какой то очередной обезличенной коалиции, об их перспективах сложно рассуждать. Пока предпосылок к превращению оппозиционеров-диссидентов в самостоятельных, государственно мыслящих политических лидеров я, к сожалению, не наблюдаю. А ведь в Беларуси уже в обозримом будущем будут востребованы самые различные политические концепции, так как переформатирование современной политической системы — жизненно важная необходимость государственного развития.

Каковы на ваш взгляд, истинные причины охлаждения отношений Украины и Беларуси? Чей интерес стоит за торговыми войнами, которые разгораются сегодня все ярче и ярче?

Сегодняшние белорусско-украинские политические отношения нельзя назвать безоблачными. После некорректных действий официального Киева, когда белорусский лидер не был приглашен для участия в траурных мероприятиях по случаю годовщины аварии на Чернобыльской АЭС, последовала весьма жесткая риторика Александра Лукашенко в адрес высших должностных лиц Украины и отдельных европейских чиновников.

С тех пор Лукашенко и Янукович встретились всего лишь один раз, да и то неофициально, во время саммита глав государств СНГ в Москве – в декабре прошлого года, но даже эта короткая встреча сыграла положительную роль. Появилась информация о признании Украиной государственного долга пред Беларусью, грядущей встрече двух президентов, а также о визите в Минск украинского премьер-министра Азарова в конце марта 2012 года.

Но наметившееся сближение и потепление межгосударственных отношений было прервано в феврале 2012 года странным экономическим конфликтом, в причинах которого стороны не могут разобраться до сих пор.

Необходимо отметить, что между Украиной и Беларусью в настоящее время действительно существуют определенные сложности, связанные с ограничением поставок некоторых белорусских товарных групп в Украину. Ограничения коснулись белорусской молочной и мясной продукции, шифера, в настоящее время Антимонопольный комитет Украины проверяет деятельность «БНК-Украина» — крупнейшего поставщика нефтепродуктов из Беларуси.

Полагаю, что такая позиция украинской стороны вызвана неверным толкованием заявлений отдельных белорусских чиновников о возможности, вслед за Россией, ограничения импорта украинской молочной продукции. Подобная синхронность принятия решений Москвой и Минском была воспринята в Киеве как откровенно недружественный акт в отношении украинского государства, и тем самым был запущен механизм ответных мер, который уже привел стороны фактически к состоянию «торгово-экономической войны».

В данной ситуации следует отметить, что заявления белорусской стороны носят декларативный характер, являясь не официальной позицией, а мнением отдельного чиновника и позже опровергаются должностными лицами более высокого ранга либо официальными сообщениями профильных отраслевых ведомств. Действия же Украины имеют вполне прикладной характер и могут повлечь за собой нанесение реального ущерба белорусским субъектам хозяйствования и их украинским партнерам.

В адрес отдельных белорусских чиновников возникает желание ограничиться сталинским вопросом «Ты враг или дурак?!». Что касается действий руководства Украины, то учитывая натянутые отношения с ЕС в связи с уголовным делом в отношении экс-премьера Ю.Тимошенко и состояние перманентного противостояния с Российской Федерацией, обострение отношений с белорусским соседом выглядит, как минимум, нелогично и контрпродуктивно.

В то же время необходимо отметить, что в случае актуализации угрозы введения экономических санкций в отношении Республики Беларусь со стороны ЕС и США, усиления экономического давления на Украину со стороны РФ, наращивание потенциала двустороннего экономического и политического сотрудничества между Киевом и Минском полностью отвечает национальным интересам двух государств и могло бы создать определенный противовес эпицентру этого давления.

Я и мои коллеги в Беларуси и на Украине являемся последовательными сторонниками белорусско-украинского сближения. Я полагаю, что обретение политической субъектности нашими странами, объединение транзитных потенциалов двух государств, координация политики в этой области могли бы определенным образом повлиять на геополитическую расстановку сил в регионе, поднять престиж и значимость Республики Беларусь и Украины на международной арене, принести вполне ощутимую выгоду нашим державам. Поэтому необходимо приложить все усилия, как на уровне государственных органов, так и на уровне гражданского общества для нормализации отношений между Украиной и Беларусью, возвращения их в конструктивное русло.

Как вы охарактеризуете деятельность нового посла Украины в РБ? Какое впечатление он производит?

Я не ставил перед собой задачу детально и глубоко отслеживать дипломатическую активность г-на Тихонова, однако на чисто эмоциональном уровне она производит в целом благоприятное впечатление. На мой взгляд, посольство Украины в Республике Беларусь проводит весьма взвешенную линию, направленную на укрепление добрососедских отношений и взаимовыгодного двухстороннего сотрудничества. Виктор Тихонов осуществляет свою деятельность в Республике Беларусь так, как, по моему мнению, и должен действовать дипломат, обличенный государственными полномочиями: солидно, не броско, конструктивно. Этим он выгодно отличается от своего предшественника Романа Безсмертного, который на дипломатической службе продолжал оставаться политиком, «комендантом Майдана» и рассматривал те или иные процессы в Республике Беларусь через призму личных идеологических убеждений, что не добавляло позитива в межгосударственные отношения и нередко оборачивалось для сотрудников украинского посольства в Беларуси конфузами.

Резюмируя, отмечу, что необходимость белорусско-украинского сотрудничества четко осознается на уровне рядовых граждан, общественных институций, отдельных должностных лиц Украины и Беларуси, теперь было бы неплохо подкрепить это понимание еще и политической волей руководства наших государств.




Комментирование закрыто.