Инсайдер о реформах: сокращение, электронный контроль и рыночная зарплата – или новый виток революции

беседовал Максим Михайленко, "Хвиля"

Кабмин

Мой собеседник – крупный правительственный чиновник прогрессивных взглядов с многолетним опытом службы и стажировок в странах Запада, согласившийся поделиться своими мыслями и наблюдениями в отношении сложившейся в верхах ситуации на условиях анонимности. Однако, поскольку как-то называть своего визави необходимо, буду именовать его Францем Яковлевичем, тем более, что аналогий с историческим Лефортом немало – и киевский гарнизон, и роль Женевы, и президент по имени Петр. Говорим о наболевшем — о том, почему буксуют реформы, и что следует предпринять немедленно.

Франц Яковлевич, Украина является страной с укорененной и стилистически изощренной бюрократической традицией. Отсюда вопрос — не закончатся ли «пшиком» попытки сделать исполнительную власть ближе к обществу?

Изменения происходят, но их качественное наполнение пока весьма удалено от необходимого объема. Проблема состоит как в чрезвычайном истощении и низком профессионализме госаппарата, так и в довольно сыром уровне экспертного сообщества. В частности, все готовы жить «хорошо». Но как сделать это «хорошо» от «А» до «Я» — не знает никто. С целью найти здравое зерно и определить умных людей, была создана некая могущественная организация со специфическим профилем, главная неформальная идея которой состоит как раз в том, чтобы подготовить чиновников нового уровня и формата.

Служащих, которые бы не просто хотели, но и могли. Нет, еще один «пшик» невозможен, поскольку мы полностью сели на западные кредиты и техническую помощь, а Запад своим деньгам теперь пропасть не даст.

Извлечены ли уроки из весьма специфической административной реформы времен беглого экс-президента, создавшей «суперминистерства», но ничуть не уменьшившей волокиту и коррупцию?

Уроки не извлечены. Во-первых, бюрократия среднего и низшего уровня максимально заинтересована в централизации и непрозрачности. Во-вторых, на это же нацелены группы людей, извне, из «тени» управляющие целыми министерствами и даже секторами экономики

Если обойтись без утопизма и «шапкозакидательства», то, что вообще можно сделать для того, чтобы чиновник не «соскользнул» в недавнее прошлое?

Прежде всего, неизбежным является исключительно тотальное сокращение, минимум на 70%. Я бы хотел обратить внимание на ряд недавних статей экс-министра экономики Грузии Кахи Бендукидзе по украинской тематике – по его мнению, настолько чудовищно раздутого госаппарата, как в Украине – нет ни в одной стране мира. Вообще. Поэтому сокращение надо проводить с помощью независимых британских или американских рекрутинговых компаний, которые могут четко определить КПД каждого чиновника.

Затем надо провести набор 20% людей возрастом до 25 лет из-за пределов этой системы.

Важно, чтобы повсеместно и максимально широко внедрялись технологии «электронного правительства». Конкретный чиновник в таком случае превращается не в посредника между человеком и законом, а в функцию. После года работы в таком формате происходит полная перестройка система исполнительной власти и упразднение лишних функций.

Следует учесть, что без назначения чиновникам зарплаты минимум 80% от размера среднерыночной зарплаты на адекватной должности в частном и корпоративном секторе, внедрения декларирования прибыли и расходов, повышения статуса государственной службы — такая реформа обречена на провал. В то же время, в абсолютных цифрах, после двух этапов реформы нагрузка на госбюджет не увеличится. Это посчитано. «Вопли и сопли» отмирающего сословия опричной бюрократии неизбежны, но оснований прислушиваться к ним — нет.

К какой модели тяготеет действующая власть – отдельной профессиональной вертикали госслужбы (попытки внедрить нечто этакое существовали в эпоху премьерства Виктора Ющенко — институт госсекретарей), или комплектования госслужбы по партийным квотам, из чего не вышло ничего обнадеживающего?

Пока имеет место факт квотного назначения по партийной линии, но мы стараемся хотя бы чересчур одиозных персонажей блокировать.

Возможно ли как-то ликвидировать непрозрачную систему надбавок и доплат, можно ли внедрить более или менее понятную систему контрактного найма специалистов на госслужбу?

Возможно и нужно, но для этого нужно менять ряд законов. Однако, без тотального сокращения и новых принципов набора, мы опять придем к тому, что при любых условиях, «свои» берут «своих»…

(31 июля Верховная Рада, под давлением общественности и испугавшись силового разгона – урезала зарплаты чиновников и депутатов до голых окладов, как минимум, на время проведения АТО — ММ)

Не приходилось ли сталкиваться с тем, что публичные политики и представители свободных профессий, оказавшись в кабинетах чиновников высшего звена, оказываются в прострации, не слишком понимая, как функционирует эта конструкция?

Сплошь и рядом. Преимущественно, в обстоятельствах, когда руководитель не готов морально и профессионально руководить ведомством, к нему сразу находят ключ так называемые «теневые» управленцы, тогда они полностью возвращают себе контроль над ситуацией. Например, в Минэкологии – до сих пор «чувствуется» влияние Злочевского, в МинАП – Иванющенко, а в Минэкономразвития – Максюты. В свои мелкие самостоятельные игры тогда начинает играть и госаппарат.

Франц Яковлевич, на Ваш взгляд, что такое вообще «коррупция» в органах власти, и как же с ней бороться? Изменился ли игрок с той стороны — общество — с точки зрения «не предлагать взяток»?

Коррупция в госаппарате имеет два измерения: мелкий и политический.

Мелкий зависит от моральных качеств и безнаказанности каждого чиновника, политический — от решений на уровне министра и выше.

Цифры очень большие.

Если бы мы навели порядок в этой сфере, никакие кредиты нам не понадобились бы. Иными словами, речь о десятках миллиардов долларов.

При выполнении больших политических заказов, цифры примерно распределяются в пропорции «50/50». Половина идет «наверх», половина на «стаю».

Нет, общество не изменилось. Ведь без неуклонной политической воли сверху ожидать сдвигов нечего.

Просто злоупотребления не будут так бросаться в глаза, как раньше. Злоумышленники боятся СМИ, разглашения, скандализации – бежать, кроме России уже некуда. Но и там они никому не нужны – вон, прежних фигурантов уже вытесняют в Казахстан. Так что…

Рецепт эффективного подавления коррупции не является тайной за семью печатями. Это немедленное внедрение электронного бюджета, где в режиме «онлайн» можно видеть, где, когда, что и по какой цене было выделено. Вот буквально от строки в госбюджете до закупки туалетной бумаги в Хацапетовке.

Разумеется, реакционеры и контрреволюционеры отчаянно сопротивляются таким нововведениям.

Но так мы смогли бы хотя бы значительно сократить коррупцию в госсекторе. А там и бизнес бы запротестовал, подтянулся. Так было всегда и везде, если речь об историях успеха.

Пока что Украина – в «колее». Это не устраивает влиятельные круги и общественные группы, продвигавшие революцию. И для того, чтобы избежать профанации изменений к лучшему – эти круги и группы готовы перейти к более жестким методам.

Существуют ли сегодня концепции «частно-государственного партнерства», «социальной ответственности бизнеса», и если да, то какое применение они могут найти?

Об этой схеме много слышал, но ни разу не видел эффективно действующего примера. Может где-то они и есть…

Франц Яковлевич, что делать с тем сегментом высшего образования, который, теоретически, готовит кадры для государственной службы?

Ликвидировать полностью. Единственный эффективный способ поменять структуру кадров — это стажировки в Еврокомиссии, стран ЕС, госструктурах США и ряда стран Юго-Восточной Азии.

Для этого необходимо, чтобы государство ежегодно выделяло стипендии для обучения 100-200 лучших студентов в западных вузах с обязательством последующей обязательной занятости в украинских госструктурах на протяжении минимум пяти лет. Лучшего пока никто не придумал – ни Сингапур, ни Грузия, ни Азербайджан. Так, постепенно сложится ядро для формирования собственной кадровой школы государственной службы. А не той постсоветской профанации, которая продолжает гнить сегодня, расхищая иностранную техническую помощь за многие прошлые годы.

И последнее. Как Вы считаете, сможет ли ныне живущий украинский гражданин когда-нибудь произнести слово «чиновник» без брезгливой ухмылки? Спасибо.

Сможет. Для этого я и работаю госслужащим, стараюсь нашу родину сделать самой лучшей. Мне не нужны откаты и взятки.

Не верил бы в Украину — уехал бы давно и легко, мне не надо «адаптироваться» в развитой стране.

Так что все у нас получится.


Комментирование закрыто.