Игорь Додон: Федерализация Молдовы будет выгодна Украине

беседовал Михаил Лупашко

 

— Уважаемый Игорь Николаевич! В течение 2011 и на протяжении почти четырех месяцев 2012 года Вы являете собой политика, то и дело взрывающего общественный интерес, как в Молдове, так и в соседних странах, где пристально следят за тем, что происходит в Кишиневе. Очевидно, что Ваши неординарные для Молдавской политики действия влекут за собой и огромные риски для вашего личного имиджа и политической судьбы и для имиджа, возглавляемого Вами политформирования. Хочется понять, Игорь Додон – рисковый политик, игрок, которому нравится острое политическое блюдо? Или же напротив, Игорь Додон вынужден идти на неординарные шаги, чтобы всколыхнуть болото устоявшейся за десятилетия молдавской политики и вывести ее на чистую воду?

— В вашем вопросе я не нахожу дилеммы, потому что, как правило, политику свойственны обе черты – и рискованность, и желание перемен к лучшему. Ведь зачастую в политике приходится отличать срочное от важного, когда без рисковых шагов не обойтись. Кто на это не способен, тот обречен на стагнацию и упадок. И даже если некоторые рисковые шаги частично вредят имиджу, это не должно мешать плановому действию и продвижению вперед. Имидж дело поправимое, а упущенный политический момент уже не возвратишь.

В целом же, я настроен на решение стратегических задач. Мне отчетливо видны цели, к которым ведут мои шаги и то, что происходит с моим имиджем на пути приближения к этим целям менее важно. Только неординарные шаги, как вы выразились, ведут к неординарным решениям. Я уверен, что если мне удастся воплотить в жизнь мое политическое видение, что объяснит и оправдает все мои сегодняшние действия и заявления.

— Выдвинутая Вами инициатива преодоления последствий Приднестровского конфликта, через федерализацию страны, на наш взгляд является едва ли не самым рискованным шагом Игоря Додона. Многие годы, особенно во время правления команды Президента Воронина тема федерализации была объявлена крамолой. Эдаким, политическим табу! И вот, впервые за двадцать лет политик из Кишинева вслух озвучил эту носившуюся в воздухе идею. И не просто политик, а тот самый Додон, которого те же коммунисты обвиняют сегодня во всех мыслимых и немыслимых политических грехах. Готовы ли вы ко всем уже имеющимся в отношении Вас политическим атакам и обвинениям, выдержать неизбежно следующую вслед за таким заявлением критику и справа и слева и обвинения ультра-правых, что Додон  — это проявившаяся, наконец – то, имперская  « Рука Москвы»?

— Я заявил, от лица Партии социалистов, что федерализация Республики Молдова является единственным реальным решением для приднестровской проблемы и только так возможно, мирным путем, восстановление территориальной целостности нашей страны, в границах бывшей МССР.

В нашем понимании, есть три сценария развития отношений с Приднестровьем:

Первый сценарий – присоединение Приднестровья в качестве районов, с сохранением статуса широкой автономии. Однако это возможно только путем военной интервенции, так как большинство населения Приднестровья и их политические элиты категорически не приемлют такого рода слитие с правобережной Молдовой. Поэтому, этот сценарий нереален. Мы уже 20 лет топчемся на месте, желая его реализовать, но только хуже сделали.

Второй сценарий – отказ от Приднестровья. К нашему стыду, среди политиков Кишинева есть и такие безумцы, готовые отказаться от нашей территориальной целостности. Это, по их мнению, облегчит нашу интеграцию в ЕС, а в дальнейшем – и обьединение с Румынией. Это сценарий убийственен для Молдовы, поэтому неприемлем и серьезному обсуждению не подлежит.   

Третий сценарий – федерализация Молдовы. Это позволит Молдове обрести полный контроль над своими границами, наш народ обьединится, станет общим целым, исчезнут административные границы и двоевластие, но в то же время левобережная часть Молдовы – Приднестровье –, сохранит важную часть своей автономности и самобытности, включительно часть своей символики и политической представительности. Этот сценарий рассчитан на установление полного доверия между обоими берегами Днестра и обретение полноценной целостности нашего государства в долгосрочной перспективе.

Мы считаем, что если смотреть на вещи незашоренно и непредвзято, то федерализация окажется единственно компромиссной альтернативой в решении Приднестровской проблемы. Даже если следовать методу исключения, путем выбрасывания несбыточных сценариев, изначально не подходящих то одной, то другой стороне, то все равно в остатке останется сценарий федерализации, как последняя возможность выйти из тупика конфронтации и неопределенности. И нечего искать в этом сценарии чьи-то руки или чей-то хвост. Туту все на виду и все предельно рационально. Нерациональна лишь огульная критика этой перспективы.

Понятно, что федерализация является нелегким путем выхода из кризиса, но из такого кризиса как приднестровский, легких и удобных путей выхода не существует. Каждая сторона должна чем-то пожертвовать, в политическом и административном плане.     

Именно исходя из вышеизложенных рассуждений, нам кажется, что идея федерализации должна быть воспринята в гораздо более сдержанных тонах, а не так критично-истерично, как произошло. И нам понятно, почему так происходит и откуда в основном исходит такая критика. Идеи федерализации противятся две категории людей: те, кому выгодно сохранение сегодняшней нерешенной ситуации, и те, кто находятся в плену изжитых шаблонов и политических фобий. К сожалению, и тех, и других в Молдове еще слишком много. За ними критическая масса и в политике, и в обществе. И если граждан страны еще можно понять – ими все эти годы изощренно манипулировали и правые, и левые, и пугали разными страшилками о транснистризации Молдовы, то за лицемерие политического класса обидно.

Но отношение политиков из Кишинева и из Тирасполя к идее федерализации и вообще к вопросу решения этого конфликта, это отдельная статья. Здесь не место для развернутого обсуждения их откровенно конфронтационного отношения к данной проблематике. Жаль, что корыстные интересы многих из них могут загубить или отдалить на долгие годы реальное решение Приднестровской проблемы.

— Приходилось ли Игорю Додону бывать в Тирасполе, общаться с политиками с левого берега Днестра, жителями левобережья? Ваше отношение к самому конфликту, к участию в нем внешнего фактора?

— В виду объективных условий, по крайней мере, действующих до недавнего времени, нахождение политика из Кишинева на приднестровской территории было не столь легким делом, мягко говоря. Старый политический режим в Тирасполе всячески препятствовал любому сближению между нашими берегами, особенно в политическом и общественном плане. Поэтому и нельзя похвастаться большим опытом общения с гражданами с левого берега Днестра. Но, тем не менее, разного рода встречи у меня были, и с простыми гражданами, и с представителями бизнес сообщества, и с руководителями разных управленческих структур Приднестровья.

Что я заметил, и что меня радовало и радует, так это искренняя открытость к диалогу со стороны самых разных категорий людей. И очень часто были слышны призывы к тому, чтобы отсеять все то негативное, что было в наших отношениях более двух десятилетий и сконцентрироваться на том, что нас сможет обьеденить. Это понимают большинство простых граждан, но этого не могут, или вернее делают вид, что не понимают, некоторые политики. А чего удивляться, ведь и сам Приднестровский конфликт был политическим продуктом, а не социальным.

Сегодня, сближение между берегами может произойти только при трех условиях: готовность местных политиков идти на компромисс, поддержка со стороны основных мировых политических игроков, а в особенности со стороны Российской Федерации и привлечение людей с обоих берегов в разных общественных процессах, мероприятиях, формирование культурных, спортивных, научных, молодежных и информационных сообществ. И именно это, третье условье – самое действенное и самое насущное на всех этапах нашего сближения.

Я сам еще раз убедился в том, что между людьми нет барьеров, что предрассудки можно побороть, когда буквально несколько недель назад, 6 апреля, участвовал на открытии Шахматного клуба в городе Рыбница, на левобережье Днестра. Там, в качестве председателя Шахматной федерации РМ, я встретил исключительно положительное отношение к инициативе совместного участия наших шахматистов на международных турнирах и олимпиадах, и такой позитивный опыт у нас уже есть. То же самое можно наверное организовать в различных других спортивных и культурных областях, в отношениях между общественными организациями. Была бы политическая мудрость и воля, а люди найдут дрогу друг к другу.     

— Сегодня, определенные шаги правящего в Молдове альянса:  например,  коррекция Закона о рекламе не в пользу русского языка, или закрытие оппозиционного телеканала, некоторые заявления политиков с правого фланга, направленные на ревизию итогов второй Мировой войны и героизацию Румынских военных преступников, а также  попытки обвинить в  организации событий 7 апреля 2009 года в Кишиневе, спец.службы Москвы и Тирасполя, очевидно, не способствуют углублению диалога между Кишиневом и Тирасполем. Какие действия готова противопоставить этим шагам Партия Социалистов для реализации предложенных мер по расширению доверия между двумя берегами?

— Я постараюсь дать в меру краткий, искренний и конкретный ответ. Очень многое из действий правящего Альянса имеют как следствие прямые или побочные негативные влияния на молдавскую целостность и государственность. Это, к сожалению, так, и вы правы в своих оценках. Все это, конечно же, не способствует, а мешает нашему диалогу с Тирасполем, да и не только с Тирасполем. Именно это неадекватное политическое мышление и поведение я имел в виду, когда критиковал, чуть раньше, лицемерие, антигосударственность и конфронтационную идеологию некоторых молдавских политиков. Правящий Альянс в целом оказался заложником политической прихоти маргинальных элементов, вроде униониста Михая Гимпу и иже с ним.   

Партия социалистов открыто заявила, что одной из наших основных целей на короткий и средний срок является переформатирование нынешнего Альянса, удаление из высших эшелонов власти унионистов и других антигосударственников и переориентацию внутренней и внешней политики на укрепление основ нашей суверенности и социо-экономической базы. Нам уже немало удалось сделать в этом направлении.

Во-первых, именно мы, социалисты, не допустили избрания президента из состава правящего Альянса и остановили инициативу по конституциональному референдуму. Тем самым, унионист Михай Гимпу не стал спикером Парламента и важные секретные договоренности Альянса остались навсегда нереализованными.

Во-вторых, избрав нейтрального, беспартийного президента, мы не позволили скатывание страны в четвертые(!) парламентские выборы за последние три года. Эти выборы обернулись бы коллапсом для страны, и в экономическом, и в политическом плане, а политический кризис не решили бы. Кризис и переформатирование нужно осуществить во время хотя бы частичной стабильности, и этим мы и занимаемся теперь, готовим почву для серьезных внутриполитических перемен. Уверен, перемены не за горами.   

— Как оценивает Игорь Додон  Украинский фактор добрососедства и сотрудничества, в том, числе в вопросе развязывания Приднестровского постконфликтного узла? Исчерпан ли потенциал этого сотрудничества? Что нужно сделать политикам Кишинева и Киева, чтобы максимально ускорить и качественно преобразить диалог между сторонами конфликта?

— Я считаю, что решение Приднестровского конфликта снимет напряжение не только в Республике Молдова, но и в регионе в целом. Украина, будучи нашим соседом, оказалась напрямую втянута во все происходящие процессы урегулирования конфликта и с самого начала выразила свое стремление обеспечить позитивное для всех сторон решение вопроса, в рамках сохранения территориальной целостности нашей страны. Я думаю, что и идея федерализации будет воспринята с интересом украинской стороной и ее возьмут на вооружение все переговорщики по Приднестровью.

Добавлю, что за эти годы было немало конкретных действий со стороны наших украинских коллег. А главное, было понимание деликатности ситуации. И со временем, при приближении к кульминационному моменту решения Приднестровской проблемы, наша нужда в понимании и содействии со стороны Украины только усилится. И тем самым, усилится и добрососедские отношения между нашими странами.




Комментирование закрыто.