Джинса — это попытка сообщить правду, о которой никто не знал

Ревизор

Осенний политический сезон в Украине начался с серии сенсационных разоблачений. Появившееся не так давно интернет-издание «Украинская кривда» опубликовало ряд материалов, в которых ведущие украинские СМИ обвинялись в публикации так называемой «джинсы» — заказных статей на коммерческой основе. Мы решили поговорить об этом с политтехнологом Константином Долговым, человеком, который не понаслышке знает о рынке джинсы в Украине.

Кто, на ваш взгляд, стоит за проектом «Украинская кривда»?

Ну… у меня есть свои соображения на этот счёт. Достаточно проанализировать, как этот ресурс появился, кто первым написал о его появлении и что за материалы там публикуются. И потом можно со 100%-й вероятностью понимать, кто заказчик, спонсор проекта и даже то, кто его исполнитель. Во всяком случае лично для меня это секрет Полишинеля, но называть имена и фамилии мне не позволяет цеховая солидарность.

Концепт «Кривды», надо сказать, заключается именно в попрании таковой солидарности. Видно, что проект делают коллеги по цеху. Наверное, они хотят быть первыми среди равных, мол, все ставят джинсу, а мы — не такие. Но это сказки для белого бычка. Кто громче всех кричит о неподкупности и объективности — тот продаётся точно так же, только расценки в этом случае на порядок дороже. Тот, кто работает с джинсой, знает, что на какой-нибудь сливной бачок можно поставить новость за сто долларов, а уважаемое и авторитетное издание, якобы с джинсой не работающее, запросит четырёхзначную сумму.

Создатели «Кривды» считают, что их деятельность будет способность очищению СМИ от джинсы…

Джинса была, есть и будет. Во всяком случае, до тех пор, пока существует капиталистический строй и СМИ работают в этих условиях. Это всё разводка для лохов, мол, есть СМИ продажные, а есть — честные и объективные. Все работают за деньги. Без бензина машина не поедет. Нет денег — нет СМИ. Есть три варианта их работы — либо издание полностью дотационное, либо оно работает в режиме «ставим всё, лишь бы платили», либо, и это самый распространённый случай, совмещает в себе первый и второй варианты.

На Украине, ввиду особенностей местного менталитета, широко применяется третий вариант. Даже если издание 100% дотационное, даже если главный редактор получает приличную зарплату, всё равно соблазн заработать штуцер зелени победит. Или десять — смотря какие у кого расценки.

А рейтинги «честности» составляют те, кто сам джинсует. И своё издание всегда ставит в конце списка — мол, мы самые честные. Это чтобы потом просить не копейку, а рубль.

Что же делать? Как получать достоверную информацию?

Да ничего не делать! Джинса — это манна небесная как для тех, кто её ставит, так и для тех, кто её читает. Я за 13 лет работы в СМИ видел от силы десяток джинсовых публикаций, в которых сообщалась бы недостоверная информация. Обычно как происходит? Борются двое, каждый знает про врага всё — так зачем выдумывать, если всё уже есть? Мы все родом из девяностых, за каждым шлейф — мама не горюй! Просто пиши правду, она страшнее самой изощрённой выдумки. Джинса — это попытка сообщить правду, о которой никто не знал. Всё остальное — вопрос её интерпретации. Но факты остаются фактами. И за это лично я джинсе благодарен. Иначе откуда бы мы узнали, например, что один уважаемый политик отжал у детей противотуберкулёзный санаторий в Крыму? Да никто бы в жизни об этом не написал, если б не нашёлся недруг этого политика, готовый оплатить данную публикацию в СМИ.

То есть лично вы не стесняетесь того, что вот, скажем, ваше агентство оказывает услуги по размещению джинсы в СМИ?

Стесняются в секс-шопах шарики покупать, а мне стесняться нечего — я живу при капитализме и вынужден с этим считаться и работать в тех условиях, которые есть. Я уже говорил, что считаю джинсовые публикации наиболее объективными, так как они дают возможность ознакомиться с тем, что есть на самом деле. Если б не было джинсы, мы бы до сих пор были уверены, что политик А — примерный семьянин, а политик Б — честно прошёл путь от мастера производственного участка до руководителя крупного предприятия. А потом мы узнаём, что первый содержит трёх любовниц и двух любовников, а второй обманом выудил у рабочих приватизационные сертификаты и сумел в смутное время отжать у государства завод.

Но те же условные политики, о которых вы говорили, могут и сами оплатить джинсовые публикации?

Да. Могут. Типа имиджевое интервью или что-то в этом роде. Позитив и всё такое. Но это коту под хвост, даром потраченные деньги, никто читать не будет. А если и будут — скрутят дулю в кармане. Психология человека так устроена, что хорошее никто не запоминает и никто хорошему не верит. А вот плохое помнят. Вспомните себя: сколько было вылазок на природу в вашей жизни, сколько шашлыков? Да миллион! А которые из них вы помните? Те, которые прошли без сучка и задоринки, по заранее утверждённому плану? Фигушки! Помните ту, где у вас посреди озера начала спускать рыбацкая лодка и вы чуть не утонули, пока не доплыли к берегу. Или ту, на которой в лесу на вас медведь напал — вот это запомнится на всю жизнь, а не простое пришли, потрындели, разошлись.

Так и с джинсой. Имиджевые материалы до одного места читателям, у них за плечами десяток избирательных кампаний, тысячи кандидатов и какого ни возьми — ну просто агнец божий! А потом все они начинают друг друга мочить и благодаря джинсе мы хотя бы немножко узнаём правду о каждом из них. Поэтому лично я считаю джинсу особым, поистине социальным явлением. Это защитный механизм коллективного бессознательного, когда люди не в силах скрывать правду и она прорывается наружу — пусть даже происходит это на коммерческой основе. Я за правду, поэтому говорю джинсе «да».

Источник: Ревизор




Комментирование закрыто.