Даррен Спинк: США могут начать игру на максимальное ослабление Януковича

Беседовал Максим МИХАЙЛЕНКО

 

Г-н Спинк, означает ли выход из гонки Рика Санторума то, что кампания за выдвижение в президенты, которая завершится августовкой партийной конференцией в Тампе, теперь пойдет для Митта Ромни «как по маслу»?

Даже и до того, как на прошлой неделе Рик Санторум решил прервать свое участие в кампании, ничего не могло встать на пути губернатора Ромни к победе в этой гонке. Кампания Ромни была организована и профинансирована лучше всех прочих и избирательная арифметика (количество делегатов) с большим запасом постоянно работала в его пользу после «супервторника».

Оставшиеся республиканские соперники — Ньют Гингрич и Рон Пол — не представляют никакой опасности для Ромни в последующих соревнованиях и будут сотрудничать с кампанией Ромни для того, чтобы обеспечить единство партийной конференции. В интересах всех бывших кандидатов — не только помочь Ромни победить Обаму в ноябре, но и обеспечить собственное будущее, свой влиятельный статус в партии.

Предполагаемый кандидат теперь может посвятить несколько месяцев перед конференцией сбору средств и концентрации поддержки для главного сражения, а также для того, чтобы сделать обдуманный выбор своего напарника — кандидата в вице-президенты.

Наконец, Ромни необходимо будет провести серьезную работу в приблизительно двенадцати не определившихся штатах, которые решат судьбу выборов. Что более важно, так это то, что у Ромни теперь есть четыре месяца, чтобы сделать свою повестку дня контрастирующей с политикой Обамы, а также объединить тех консерваторов, которые отнеслись с подозрением к его кандидатуре во время номинации, отдав предпочтение Санторуму и Гингричу.

Что означает быть «правильным республиканцем» сегодня, иными словами, кого можно считать «лучшими республиканцами»: центристов-умеренных (в таком случае, в чем их отличие от «умеренных демократов»?), социальных консерваторов или либертарианцев?

Республиканцы поддерживают ограниченное вмешательство государства в экономику и общественную жизнь, низкие налоги и сильную оборонную политику.

Социальная и либертарианская тематика, хотя и является важной для платформы Республиканской партии — тем не менее, все же периферийна по сравнению с упомянутыми ключевыми позициями.

Социальные вопросы, такие как борьба за права нерожденных и защита святости брака — привлекают внимание во время праймериз; тем не менее, некоторые социальные темы, касающиеся женщин, такие как роль федерального правительства в контроле над рождаемостью, весьма вероятно, будут подняты и во время всеобщих выборов.

Трудно сформулировать, кто именно является «лучшим республиканцем», но идеальный республиканский кандидат привержен следующим позициям: сокращению внешнего долга без усиления налогового пресса, ограничению размеров и охвата федерального правительства, сбалансированности роли вооруженных сил США при ограничении их использования в иностранных интервенциях в тех случаях, когда такое вмешательство не отвечает национальным интересам Америки.

Некоторые считают, что популярность д-ра Пола в среде молодых консерваторов и шире является культом, выросшим из Интернета. Согласны ли Вы с этим?

Поддержка конгрессмена Пола представляет собой пестрый блок избирателей, включающий в себя как изоляционистов, так и сторонников «Чаепития», чья ключевая идея — сокращение внешнего долга, а также тех, кто выступает за легализацию наркотиков. Популярность Рона Пола наиболее высока среди молодых избирателей, уставших от бесконечного цикла навязчивых военных вмешательств, растущего «государства всеобщего благосостояния» и государственного контроля.

Губернатор Ромни, несомненно, будет вынужден обратиться к некоторым ключевым вопросам, волнующим сторонников Пола, в частности речь идет об ограничении американского международного интервенционизма — в случаях, когда того этого не требуют национальные интересы США, а также об ограничении размеров федерального правительства.

Трудно понять, почему ощутимая поддержка Рона Пола не привела к крупным успехам во время его двух президентских кампаний. Видимо, неспособность завоевать победу хотя бы в одних предварительных выборах или на предвыборном партийном собрании в штате означает, что провозглашение любых других идей, кроме американской исключительности — является политическим самоубийством для республиканского кандидата…

Тем не менее,  конгрессмен Пол и его сын, сенатор Рэнд Пол, скорее всего, будут играть важную роль во время партийной конференции республиканцев и их непоколебимая позиция в отношении ограничения государственного вмешательства будет центральной темой общенациональных выборов.

Политику Обамы вряд ли можно назвать радикальной (впрочем, может быть у Вас другое мнение?), поэтому у меня естественный вопрос — что, собственно нового предлагает Митт Ромни, чем отличается его повестка дня от практики Обамы, за исключением партийного флага?

Политика Обамы весьма радикальна, если рассматривать ее в целом. Он считает, что «больше государства» является решением практически любой проблемы и поддерживает систему классовой войны, в которой наказывается успех.

Ромни выступает в поддержку экономической свободы и верит, что низкое налогообложение физических лиц, предприятия и доходы с прироста капитала приведет к созданию множества новых рабочих мест.

Обама сомневается в системе свободного предпринимательства и, вероятно, не видит ничего опасного в расширении полномочий правительства и количества госслужащих, вздувании долга еще на пять триллионов с тех пор, как он вошел в Белый Дом.

Губернатор Ромни, со своей стороны, твердо намерен сократить размеры госслужбы, отменить реформу Обамы в сфере здравоохранения, «вытащив из нее руку фелерального правительства». Он также поддерживает так называемую бюджетную реформу, иными словами – призывает разобраться с государственными субсидиями, чтобы предотвратить банкротство Соединенных Штатов.

Ромни бескомпромиссно выступает за национальную энергетику, строительство системы энергетической независимости Америки — при том, что администрация Обамы сдерживает эту политику в ущерб американским потребителям, вынужденным платить все больше на заправочных станциях.

Политика Обамы по защите границ США — провальна, в то время как Ромни обещает ужесточить действующее иммиграционное законодательство.

Очевидные отличия между двумя кандидатами в конце концов сводятся к партийной философии — Ромни выступает за ограничение государственной власти, личную экономическую свободу и сокращение долга посредством ликвидации разорительных федеральных программ.

Обама, со своей стороны усилил государственную власть и размеры государственного присутствия в экономике, а также считает, что снижение долга и государственные бюджетные программы должны финансироваться путем повышения налогообложения физических лиц и предприятий.

Ромни по прежнему позади Обамы по результатам опросов общественного мнения, несмотря на то, что кампания действующего президента по сути еще не началась — и это при том, что внимание общества было месяцами приковано к оппозиционной гонке.

Вышесказанное дало повод Ньюту Гингричу «наклеить» на Ромни ярлык самого слабого республиканского фаворита с 20-х годов. Насколько это правда?

Ромни далек от того, чтобы считаться «слабым кандидатом». Все, за исключением одного, национальные опросы показывают, что он находится чуточку впереди Обамы, или, по крайней мере, в пределах статистической погрешности. Например, свежие опросы, проводившиеся после 9 апреля — Гэллап, Расмуссен и Фокс-Ньюс — отметили лидерство Ромни в пределах 2-3%, а самое актуальное исследование CBS News/NY Times демонстрирует равную поддержку Ромни и Обамы.

Впрочем, даже при том что Ромни выглядит неплохо по результатам социсследований, не следует воспринимать эти данные слишком серьезно на этом этапе кампании, в особенности потому, что в США победителя президентских выборов не определяет прямое голосование.

Судить об успехе Ромни стоит по результатам в ключевых штатах той гонки, не исповедующих партийную лояльность, в данном случае речь идет о Флориде, Вирджинии, Северной Каролине, Огайо, Колорадо и Айове. Если Ромни победит в этих штатах, добавив их к штатам, где Джон Маккейн победил в 2008 году, Митт Ромни станет следующим президентом США. Безусловно, это отнюдь не простая задача для Ромни, но опросы показывают, что он вполне способен противостоять действующему президенту в этих штатах, а также в Нью-Гемпшире и, в особенности, Индиане — штате, который традиционно склоняется к республиканцам, но как раз в нем Маккейн проиграл в 2008 году. 

Всегда важно знать, кто еще входит в команду — можете ли Вы предположить, кто войдет в потенциальную администрацию Ромни? Наблюдаете ли Вы преемственность с прошлыми республиканскими администрациями?

Если Ромни выберет кандидата в вице-президенты исходя из необходимости завоевания поддержки в одном из ключевых соревновательных штатов, было бы удивительно, если этим кандидатом не станет экс-губернатор Флориды Джеб Буш, известный сенатор от Флориды Марко Рубио, либо сенатор от Огайо Роб Портман.

Любой из них сможет заметно увеличить шансы Ромни на победу в своем штате.

Другие вероятные кандидаты в вице-президенты — это губернатор Нью-Джерси Крис Кристи, бывший губернатор Миннесоты Тим Павленти, губернатор Индианы Мич Дэниэлс, губернатор Нью-Мексико Сюзанна Мартинес либо сенатор от Нью-Гемпшира Келли Эйотт.

Скорее всего, штаб Ромни взвешивает возможности потенциального напарника не только по параметру электоральной карты, но и относительно эффективного инструмента привлечения симпатий одного из крупных блоков избирателей, а именно женщин или латинос.

Подбор членов правительства пока активно не обсуждается, в отличие от имен кандидатов в вице-президенты. Однако, видимо в отношении министерств обороны и иностранных дел преемственность с администрацией Буша-младшего будет соблюдена.

Так, Пентагон может возглавить нынешний директор ЦРУ Дэвид Петреус, архитектор увеличения контингента в Ираке при президенте Буше в 2006-7 гг., или даже сенатор Джон Маккейн. Пост госсекретаря может занять бывший представитель США в ООН Джон Болтон, или кто-то из чиновников администрации Буша — бывший замгоссекретаря Роберт Зеллик или экс-помощник госсекретаря Николас Бернс.

Было ли переизданием известной шутки Рейгана — когда он проверял звук в студии перед записью обращения к гражднам и произнес в эфир «Мы начинаем бомбить через 5 минут» — заявление Ромни о том, что он считает Россию «противником номер один»? Он оговорился? Или это «спецоперация», организованная его оппонентами в СМИ?

Когда президент Обама поселился в Белом Доме, республиканцы изображали его слабым, компромиссным лидером на мировой арене. Во многих случаях этот образ находил свое подтверждение, что было дополнительно проиллюстрировано недавним «обломом» на саммите по ядерной безопасности в Сеуле.

Действуя политически, Ромни и многие другие республиканские штабисты «набросились» на ошибку Обамы, и действовали правильно. Предмет спора между Ромни и администрацией Обамы в случае с беседой Обамы и Медведева менее касается характера американо-российских отношений, нежели того тревожного момента, что президент США политизирует вопросы американской безопасности. Если изучить суть критики, которая последовала со стороны Ромни в отношении излишне искренних признаний Обамы Медведеву, то становится ясно, что для Ромни неприемлемо то, что Обама объясняет свое решение политическими причинами, вместо того, чтобы поступать в лучших интересах США.

Ромни окружил себя компетентными внешнеполитическими советниками, среди них — экс-сенаторы Норм Коулмен и Джим Тэлент, бывший конгрессмен Вин Вебер. Ясно, что победи он в ноябре, Ромни не станет вести себя по отношению к Москве как застенчивая девушка. Однако было бы нелепо считать, что любая «перезагрузка перезагрузки» ведет к возвращению отношений США-Россия к стилистике холодной войны.

Белый Дом Ромни, вне всяких сомнений, будет опираться на отлаженное партнерство с Москвой для того, чтобы сбалансировать влияние Китая, предупредить разработку Ираном ядерного оружия и остановить продолжающуюся катастрофу в Афганистане. Бравада Ромни — приемлема во время гонки. Политика — грубый спорт и чувства часто бывают задеты. Однако, прагматизм Ромни и его инстинкт к разрешению проблем, скорее всего, превозмогут идеализм в российской политике его администрации.

Будут ли какие-то изменения в восточноевропейской политике США, если президентом станет Ромни? На сегодняшний день это вялая, в своем роде полунейтральная политика, стремящаяся разделить как можно большую ответственность за положение дел в регионе с европейскими союзниками, и даже Россией. Если говорить об Украине, то Вашингтон явно ограничил свои усилия, скажем, ядерными вопросами…

Американо-украинские отношения с недавних пор — в полном застое. За исключением некоторых прохладных предупреждений со стороны США в отношении предполагаемых случаев избирательного судебного преследования в Украине и высказывания надежд на то, что октябрьские парламентские выборы будут «свободными, справедливыми и прозрачными», администрация Обамы проводила политику невмешательства в украинские дела.

Однако, если в октябре будут зарегистрированы серьезные нарушения в ходе выборов, а проблема с возможными политически мотивированными, с точки зрения США, преследованиями не будет урегулирована, вполне вероятно, что Белый Дом при Ромни откажет администрации Януковича в подобном радушии.

Среди внешнеполитических советников Ромни немало выходцев из администрации Буша, работавших в Белом Доме во время оранжевой революции. Поэтому крайне важно, чтобы администрация Януковича не только продемонстрировала Западу способность провести свободные выборы, но также должна гарантировать, что Украина воспринимается как рыночная экономика, прагматически сотрудничающая в хозяйственной и военно-политической сфере как со своим соседом Россией, но также и с Европой, а также Соединенными Штатами.

Республиканские администрации, как правило, более прагматичны и ориентируются в своей внешней политике на баланс сил — но это больше не аксиома. Как вы считаете, будет ли Украина выслушивать «инструкции по строительству демократии» от Митта Ромни, если он будет избран?

Молодая украинская демократия не испытывала давления со стороны администрации Обамы. Но недавние комментарии президента Обамы, в которых он призывает Украину провести свободные и справедливые парламентские выборы являются предвестником грядущих перемен климата отношений либо во второй срок Обамы, либо после прихода в Белый Дом республиканцев. Западные НПО нельзя назвать активными в Украине в эпоху президентства Януковича. Тем не менее, Запад будет пристально наблюдать за предстоящими парламентскими выборами.

Если группы в украинской оппозиции будут контролировать повестку дня СМИ, то весьма вероятно, что президент Ромни или Государственный департамент Обамы ответит программами поддержки лидеров оппозиции и максимально ослабит администрацию Януковича и Партию регионов перед президентскими выборами через три года.

Поэтому крайне важно, чтобы руководство Партии регионов понимало, как именно западная пресса будет освещать предстоящие парламентские выборы и работало в тесном контакте с консультантами и журналистами, чтобы представить справедливый, беспристрастный рассказ об усилиях, предпринимаемых для свободного и прозрачного волеизъявления.

Еще со времен холодной войны в Вашингтоне обосновалось постоянное сообщество «экспертов по Украине». Правда, как-то всегда так получалось, что их основной задачей было нахождение аргументов для сдерживания России, а не содействие развитию американо-украинского сотрудничества. Может ли это измениться в случае президентства Ромни — на чье мнение он будет опираться в своем внешнеполитическом планировании?

Губернатор Ромни является прагматиком и склонен решать проблемы. Он, скорее всего, не смотрит на внешнюю политику сквозь розовые очки идеализма. Тем не менее, украинская диаспора в Вашингтоне — достаточно влиятельна, а люди из внешнеполитической команды, работавшей в правительстве во время оранжевой революции в Украине — советуют штабу Ромни.

Главным образом, «демократы» в экспертном сообществе Вашингтона будут критиковать приближающиеся выборы. Как упоминалось ранее, важно, чтобы руководство партии регионов не позволило, чтобы «нарратив» парламентских выборов в западных СМИ направлялся оппозицией. Далее, правительство Украины должно быть готово развивать работающие контакты с Белым Домом Ромни, объясняя свою внешнюю политику и экономические позиции.

Сотрудничество Киева с Москвой и Брюсселем / Вашингтоном по экономическим и внешнеполитическим вопросам не должно быть взаимоисключающим, и это должно быть профессионально объяснено международной общественности. Наконец, любые сомнения Запада в том, что инвестиционный климат в Украине — под угрозой, должны рассеиваться правительством Украины.

Ключ к стратегическим отношениям между Киевом и Вашингтоном — эффективные коммуникации.

Без сильной и агрессивной программы, выстраивающей отношения с заграничной общественностью и отстаивающей стратегические цели Киева, Администрация Януковича столкнется с трудностями, независимо от того, кто возглавит Белый Дом — Ромни или Обама. До парламентских выборов в Украине всего шесть месяцев, и возможность для того, чтобы позитивно повлиять на западных политиков и СМИ —  быстро ускользает…

Спасибо.




Комментирование закрыто.