Итоги выборов в местные советы 2010: мнения украинских экспертов

Итоги выборов в местные советы 2010: мнения украинских экспертов

выборы

Прошедшие выборы в местные советы завершили 6-ти летний цикл развития Украины политической и, вполне возможно, надолго изменят ее политическую карту. Многие тенденции развития ситуации были предсказаны задолго до выборов, но тем не менее, некоторые «ожидаемые неожиданности» стали очевидным сюрпризом как для партии власти, так и для оппозиции. Мы не берем сейчас проблематику фальсификаций, а хотим акцентировать внимание на некоторых тенденциях прошедших выборов.

Для этого «Хвиля» поставила ряду украинских экспертов два вопроса:

1) На этих выборах Тигипко и Яценюк как бы поменялись местами, по сравнению с президентскими выборами. Это что-то означает по Вашему и может иметь какие-то последствия или нет?

2) И КПУ и «Свобода» серьезно нарастили по сравнению с президентскими выборами свои позиции. Что это означает и какие возможные последствия по Вашему?

Василий Юрчишин, директор экономически программ центра им. Разумкова

1)

В.Ю.: Означает, конечно означает. Т.е. по сути доказало того, что быть во власти и одновременно пытаться выступить независимой силой, ну, политической, экономической, не имеет значения, что этот вариант не проходит. И второй момент связан с тем, что, если обратить внимание на распределение, скажем, Яценюка по регионам, оно достаточно ровно. Это в общем достаточно позитивный факт, который говорит о том, что, скажем, уже есть определенные ниши, которые сегодня, по крайней мере, готова увидеть в Яценюк, ну, скажем так, одного из достойных кандидатов.

2)

В.Ю.: Я думаю, что будет полезно, если и «Свобода», и коммунисты войдут в Парламент. Всегда должны быть, скажем так, какие-то небольшие радикальные политические силы, которые теоретически могли бы будоражить общественное мнение. Другое дело, что не могу сказать, что коммунисты независимая сила. Точно так же пока еще слишком рано говорить о каком-то политико-экономическом влиянии «Свободы». Т.е. выводы пока еще делать рано. Т.е. как вот какой-то такой факт, элемент – он интересен. В равной степени как интересно и то, что, скажем, Литвин не вошел в большинство советов, некоторые другие политсилы, которые потенциально рассматривались в качестве возможного присутствия во власти. Но пока еще выводы я, по крайней мере, еще не могу сделать. Но как элемент обратил внимание. Но не больше.

Искандер Хисамов, президент «Реформаторского клуба»

1)

И.Х.: Яценюка и Тигипко я бы не объединял на 100% с брендами их партий. По крайней мере Тигипко. Потому что та же социология, наша социология показывала, что узнаваемость в глазах многих людей, очень многих (более половины), «Сильной Украины» и С. Тигипко – это разные вещи. Видимо, команде «Сильной Украины» не удалось довести до публики эту саму четкую кореляцию себя с лидером. Поэтому С.Тигипко выступал на президентских выборах как индивидуальный политик и получил в основном свои индивидуальные голоса. «Сильная Украина» должна еще доказать свою необходимость обществу. И второе доказать то, что «Сильная Украина» – это транслятор, это та сила, которая будет реализовывать идеи высказанные ее лидером, С. Тигипко. Это еще не очевидно ни экспертному сообществу, ни электорату.

А в отношении Яценюка я не могу комментировать. Ну, они получили свой результат, не очень высокий. Но в отличии от «Сильной Украины», «Фронт Змін» и А. Яценюк были сильно объединены с самого начала. Поэтому когда люди голосуют за «Фронт Змін», они точно на все 100% понимают, что они голосуют в частности и за Яценюка. Те же, кто голосуют за «Сильной Украины» в своем большинстве не до конца понимают, что это партия именно С.Тигипко. Поэтому С. Тигипко не полностью отвечает за результаты партии на местніх віборах.

2)

И.Х.: Рост КПУ и «Свободы» — это поиск в обществе неких сил, которые бы заменили тех, которые сейчас есть при власти. Это означает, что в обществе есть недовольство всеми. Поэтому электорат диверсифицирован, разделен, часть голосует интуитивно от недовольства чем-то, эмоционально и т.д. не особенно разбираясь в идеологических и социально-экономических программах партий.

Андрей Блинов, главный редактор журнала «Эксперт-Украина»

1)

А.Б.: С одной стороны, я тут не очень большой специалист, но мне кажется, что, во-первых, местные выборы совсем не похожи на общенациональные. Совершенно понятно, что и Тигипко и Яценюк имеют свою электоральную базу в немножко разных регионах Украины. А.Яценюку при этом объективно легче. Почему? Потому что то, что происходит на Западе Украине это совершенно понятно – падение «Нашей Украины», некая дискредитация и ослабление позиции, или даже дискредитация «Батькивщины» и резкое ослабление персональной позиции Тимошенко. Потому что она ведет очень невнятную политику. Оно привело к тому, что народ активно пошел голосовать за «Свободу». Потому что это последнее «наше всё», что есть для жителей этих регионов. Естественно, что Яценюк тоже в какой-то мере воспринимается там как свой. На Буковине, Тернопольщине в большей степени, мне кажется в остальных регионах поменьше. При этом, он достаточно умеренный, что позволяет более активно и Подолью за него голосовать, жителям городов и т.д. Тигипко здесь сложнее. Сложнее в том плане, что безусловно есть достаточно жесткий и железный марш «Партии Регионов» и Тигипко в итоге не получает практически существенной поддержки на правобережье. Мне кажется, что именно с этим, скорее связана данная тенденция. Конечно лучше спрашивать у политологов, может быть есть еще какие-то причины. В принципе, мне кажется, что если верить общей социологии, то все-таки сила Тигипко по прежнему, если не вторая, но уж точно третья в стране точно по общему рейтингу. По крайней мере ощущение такое. Но также однозначно и то, что Яценюк с коммунистами и, безусловно, «Свобода» — это победители местных выборов. Наверное, можно отчасти именно так говорить. Про «Батькивщину» тоже можно сказать, что она выиграла выборы, потому что они получили пост Запорожского головы, они смогли навязать в Харькове, мягко говоря, борьбу регионалам и по сути, наверное, выиграли выборы, но это не будет признано, как мы понимаем.

2)

А.Б.: Относительно роста КПУ и «Свободы» у меня, как у экономиста есть традиционное объяснение, которое не традиционно для политологов. Мне кажется, что значительную роль в этом процессе все-таки сыграл кризис. Кризис – это всегда тяжелый момент.. и чем он дольше длится и не заканчивается, то в этот момент интерес именно к простым и несколько радикальным решениям в экономической ситуации всегда повышается. Совершенно понятно, что обращение к крайним правым и к крайним левым ислам в этот момент активизируется. Потому что, когда остается меньше денег, кажется, что выгнав жидов, олигархов или национализировав все что можно, намного легче решить экономические задачи. Я не склонен утверждать, что это однозначно единственный фактор. Мне по прежнему кажется, что, например, победа «Свободы» на Западе Украины, связана больше со слабостью «Нашей Украины» и «Батькивщины». А на Востоке, извините, в Донецкой области без кризиса коммунисты не получили бы как обычно почти ничего. Серьезный же их рост в Луганске, объясним тем, что там активная ячейка. Там бигборды вешались «140 лет Ленину», «Товарищи как вам живется при капитализме?», и т.д. Там замечательная ячейка. В Луганске они очень активно работают коммунисты, хотя регион не менее промышленный чем, скажем, Запорожье или какой-то еще, но там коммунисты столько не имеют. Это зависит деятельности в первую очередь партийной ячейки.

Константин Матвиенко, эксперт корпорации стратегического консалтинга «Гардарика»

1)

К.М.: По-перше «Фронт Змін» не на третьому місці. Тому що на 3-му місці «Свобода», а «Фронт Змін» на 4му місці. Якщо ви маєте на увазі ті exit-pоll’и, які враховуючи мажиритарників, то у «Фронт Змін» може трошки більше результатів. Це, беземовно, не перемога самого лише «Фронту Змін», а саме «провисання» як «Батьківщини» так і Тігіпка. Ну не можна бути трошки вагітним, тобто не можна бути членом Уряду і одночасно іти проти урядової головної партії на місцевих виборах. А що стосується Тимошенко, то ційлий комплекс чинників і тиск влади, і власна організаційна ідеологічна непроможність. Тому «Фронт Змін» виявився просто в потрібному місці в потрібний час. Це випадковість, а не результат системної політичної роботи.

2)

К.М.: Я б не казав, що у КПУ різьке зростання, скоріше – помітне зростання, а от у «Свободи», справді, карколомне зростання. Це радикалізація населення. Це відповідь на неспроможність націонал-демократів, особливо в Галичині. І це все ж таки повернення попиту саме на ідеологічні партії. Це дуже важливий і цікавий момент, коли партії, які сповідують чітку ідеологію: і комуністи, і «Свобода» показали зростання своєї підтримки фактично в усіх регіонах.

Хвиля.: Всі зараз кажуть, що кількість “проти всіх” суттєво зросла, але принайні , те, що ми рахували доводить, що частка їх залишилась на тому самому рівні. Єдине що, збільшилось – так це % порівняно із тими, хто прийшли на виборчі дільниці. Тобто по суті це ті ж самі люди за кількістю, які були на президентських виборах, але їх зараз стало пропорційно більше, тому що інші не прийшли голосувати. Що ви думаєте з цього приводу?

К.М.: я не думаю, що ті, хто голосував на презид виборах “ проти всіх”, так само поставились і до партій. Ставлення до партій і до мажоритарних контентів відрізняється від ставлення до президента. Загалом це все ж таки загальна апатія у ставленні до держави і загальна апатія у ставленні до такого явища як волевиявлення і народовладдя. Тобто люди не вірять в те, що від їхнього голосу щось залежить і в такий спосіб демонструють хтось не приходячи на вибори абсолютно, а хтось приходячи і голосуючи “проти всіх”, демонструють своє ставлення до запропонованого політикуму вибору(ів).

Генеральный директор компании ФОМ-Украина Александр Бухалов

1)

А.Б.: Отвечаю не как социолог, потому что я как социолог обычно задаю сам вопросы людям, и не хочу отнимать хлеб у политологов, а потом еще и говорить, где они ошиблись. Я думаю, что все-таки результат партии Тигипко упал из-за ассоциация с властью, с Налоговым Кодексом (НК). С одной стороны он выступал как самостоятельная политическая сила, а с другой стороны будучи вице-премьер-министром Правительства, готовил НК. Что касается Яценюка, часть его электората наверное ушла в Свободу, более радикальная…

Х.: соответственно он на себя потянул менее радикальных из других партий?

А.Б: Он менее радикальных потянул от Юли, так как более радикальных забрал Тягнибок. Ну вот я проводил exit-pоll в Черкассах, вроде бы центр Украины, не сильно радикальный. И, тем не менее, в горсовет проходит ВО «Свобода», входит «Удар». Молодежь достаточно сильно за них голосовала, «Удар» Кличко набирал больше 3%, мне интересно как по все Украине будет – ждем окончательного подсчета голосов.

2)

А.Б: Я год назад публично об этом говорил – только эти 2 партии имеют идеологическую основу. И поэтому они отличаются от остальных партий, которые идеологически одинаковые, размытые.

 Хвиля: Есть заказ на идеологические партии?

А.Б: Еще год назад я публично говорил, есть такой заказ. Многие говорят, что вот коммунисты старые вымрут и вымрет партия. Но как видим, рост идет. Потому что идеология коммунистическая начинает быть привлекательной для молодежи.

Директор R&B Group, социолог Евгений Копатько

1)

Е.К.: Не то чтобы они поменялись. Если бы это были выборы президентские, то тогда бы мы имели четкое сравнение показателей, и именно тогда это было бы корректное сравнение. Но если взять совокупно по победе представителей Яценюка, Тигипко в различных регионах, то с определенной долей допуска можно сказать, что они имеют большие перспективы получить больше мест в местные парламенты, скажем так, и в местные органы власти. С другой стороны эта тенденция сейчас, как говорят коллеги, ситуативна, она еще до конца отражает движения, которое происходит в обществе после февраля 2010 рога. Потому что сейчас, определенным образом подводится итог тому, что прошло за последние 6 лет в Украине. И я хотел сказать, что на сегодняшний день, только когда будут сформированы все городские, областные и местные органы власти, вот тогда можно будет давать четкий прогноз. Потому что мы не до конца понимаем остроту ситуации. Мне действительно хочется сказать о том, что произошло в стране. Кризис реально многое меняет. Изменяются политическая расстановка сил. Это, как новые возможности, так и очень большие риски и вызовы для власти. Я это хотел четко артикулировать, эти 2 вещи. Потому что возможности есть, но есть колосальные риски и об этом говорят практически все наши коллеги.

2)

Е.К.: Это – тенденция, но скорее, не столько именно роста радикальных настроений. Пока заметна тенденция увеличения числа потенциальных сторонников и у коммунистов и у Тягнибока. В принципе, нет ничего страшного в том, что увеличится представительство этих партий в местных советах, главное, чтобы не было активных действий, которые могут расшатывать ситуацию в стране… На мой взгляд – это важнее. Я думаю, что коммунисты не могут в полной мере быть той альтернативой для общества, которая есть сейчас у Тягнибока. Скорее всего, это могут быть другие радикальные движения, которые могут претендовать на роль радикальных, которые рождаются в недрах регионов Юго-востока, потому что там есть непримеримая позиция, которая в скором времени вполне может стать альтернативой Тягнибоку. Коммунисты пока «растут», да, их ресурс не исчерпан, но для радикальных действий, для, скажем, молодой крови, которая я думаю есть, что еще не пришло время. Потому что чем все зависить будет от того, не от количествава представленных в местных советах людей, а действий, которые они будут осуществлять. Как только будет усиливаться радикализация действий на Западе, то обязательно и на Востоке будет этому ответ. И я считаю, что это очень нехорошая тенденция будет. Не дай Бог такому случится.

Директор Института политического анализа и международных исследований Сергей Толстов

1)

С.Т.: По Тигипко и Яценюку здесь по-моему ситуация достаточно проста. Тигипко вошел во власть, таким образом аккумулировал в себе определенный кредит доверия, а затем повел себя совершенно неграммотно связавшись с НК, тем самым взял на себя часть негатива и кроме этого не сумел занять вменяемую определенную позицию по местным выборам. Потому что, лозунг «Вступайте в «Сильную Украину» или «У нас есть хорошие кандидаты на решение городского хоз-ва и, скажем, представительства местных общин в обл- и горсоветах» – это разные вещи. Я не думаю, что ослабление влияния Тигпко критическое, с той рекламой, которой он шел 5% это очень хороший результат. Потому что на самом деле, он продолжал агитационно-мобилизационную кампанию партии «Сильная Украина» и ничего больше. Скажем так – я, например, ничего больше не увидел.

Что касается Яценюка, то в принципе он сыграл более гладко в отличии от Тигипко. Он не стремился уже к узнаваемости, но фигурировал как достаточно последовательная оппозиция и как оппозиция с человеческим лицом, достаточно вменяемая. Поскольку Ющенко и «Наша Украина» себя дискредитировали полностью, а Тимошенко показала, что она не понимает чего она хочет, кроме того, что она чувствует что теряет власть, и это было главное содержание кампании «у меня украли власть, вот у меня отняли конфетку». Естественно часть электората должна была уйти к Яценюку и он просто стабилизировал свой, по сути, электорат, а также возможно что-то получил от Тимошенко. Поэтому здесь, мне кажется тоже особенного сюрприза не было.

2)

Что касается «Свободы» и КПУ… Что бы не говорили о Тягнибоке, но он, конечно, гаммотно ведет свои кампании. Он очень неплохо работал в течении нескольких последних лет. Но он не чувствует когда надо остановиться и ведет за собой, в общем-то, достаточно мутную пену. И тот сегмент политизированого общества, который наполняет состав «Свободы», это в общето действительно отрыжки политического процесса, это достаточно радикализированная социальная прослойка, которая, как говорят, вопреки ожиданиям Тягнибока как раз проросла в Западной Украине на фоне кризиса. Потому что Тягнибок думал, что он выйдет за Збруч, а он оказался наоборот, скажем, скорее туда отодвинутым. Но с другой стороны, возможно, это просто очередная волна, которая связана с усилением Партии Регионов, которая связана с юго-востоком онтологически.

При избрании Кучмы мы видели похожее усиление у Руха, например. Т.е. эти реакции являются просто отображением неоднородности страны, но с другой стороны Западная Украина действительно получила достаточно гомогенное представительство в лице «Свободы», которое гораздо более созвучно менталитету значительной части населения этой части Украины, в смысле именно Галичины. Таким образом, мы получили как бы политическое соотвествие радикального менталитета и политической партии, которая является представительницей этих слоев. А что касается коммунистов, ну в условиях упадка левой идеи и продолжающегося экономического кризиса, думаю, что определенный рост их влияния вполне закономерен. Я в общем-то не списывал компартию со счетов и раньше, не смотря на большинство прогнозов, поскольку без левого сегмента и без достаточно неолигархического политического представительства интересов Юго-востока, эта часть политической системы оказывается неполной. Т.е. если нет коммунистов, то должно быть какое-то другое течение, которое…

Х.: тоже левое, которое займет их нишу?

С.Т.: ну, левое или левопопулисское, или националпопулисское, которое будет отображать определенный сегмент общественных настроений, скажем условно, на Юго-востоке. Правда, при этом коммунисты представлены значительно шире, они представлены и в центре и отчасти даже в западных областях, но в целом, конечно, их онтологическое происхождение так же юго-восточное. Единственное различие заключается в более прочной идеологической платформе и достаточно последовательной риторике.

«Хвиля»


Комментирование закрыто.