Вице-премьер Грузии Георгий Барамидзе: «Терроризм — это общая головная боль Грузии, Украины и России»

Сергей Череватый

— Судя по комплиментам Генерального секретаря НАТО, можно ли доверять информации о том, что в Чикаго Грузия может получить долгожданный План действий по получению членства в НАТО?

— Сейчас мы имеем, в сущности, гораздо больше, чем ПДЧ. В Чикаго будет принято решение, что Грузия вместе с тремя балканскими странами, у которых есть ПДЧ по формуле 3+1, будут  претендентами на членство.  Мы имеем годовой национальный план, что является основным составляющим ПДЧ, плюс к этому мы имеем комиссию НАТО-Грузия,  механизм для политических консультаций Грузии, по любым вопросам, вопросам безопасности, обороны, демократического развития, мирного разрешения конфликта с Россией, или вопросы актуальные для нашего участия в операции в Афганистане.  Плюс к этому мы имеем также очень важное политическое решение, которое  было принято в Бухаресте в 2008 году, что Грузия станет членом НАТО, это беспрецедентное решение, которое  касается и Украины, поскольку НАТО однозначно заявило про эти страны, что они могут стать членом НАТО.

— И, как известно, вашей делегации есть с чем ехать на очередной саммит Альянса, — ведущие политики Запада отмечают успех реформ проводимых руководством Грузии…

— …..Для нас очень важно, что руководители стран-членов НАТО отметили тот прогресс, который реально  достигнут Грузией в реформах в разных сферах, не только в обороне и безопасности. Это, естественно, и борьба с коррупцией в  правоохранительных органах, экономические реформы, реформы в судебной власти.  Мы понимаем, что планка для Грузии гораздо выше. Но мы не сетуем, мы знаем, что  можем эту планку преодолеть, одно из важных событий в этом направлении — это парламентские выборы в октябре этого года, и президентские выборы в следующем году. Когда мы сдадим этот экзамен на зрелость нашей демократии, мы выйдем на финишную прямую. И приглашение Грузии в НАТО будет уже совершенно адекватным и актуальным.  Мы знаем, что надо усердно работать, и если ради этого трудиться и проливать пот, тогда ты этого добиваешься. Потому у Грузии есть очень много перспектив в развитии, как в плане экономики, так и демократии, а также в плане достижения своих целей во внешней политике.

— Грузия действительно демонстрирует огромный прогресс в модернизации страны. Но серьезной проблемой на пути европейской и евроатлантической интеграции стал конфликт с Россией. Как сейчас выполняется договор о прекращении огня и развивается ситуация на неподконтрольных грузинской стороне территориях?

— Хотя Россия сама подписала этот договор о прекращении огня, остается очень много проблем. Это 6 пунктов, которые стороны должны были выполнить.  Грузия свою часть договора выполнила, и выполняет.  К сожалению, Россия грубо нарушает основные пункты этого договора. Первое — это продолжение оккупации нашей территории. Договор гласит, что российские войска должны были быть выведены на позиции, где они находились до войны.  В Грузии тогда российских войск не было, там были миротворческие войска СНГ, а не России.

Но Россия продолжает милитаризацию этого региона, не дает возможности европейским наблюдателям пересечь линию оккупации для того, чтобы наблюдать за ситуацией в сфере безопасности, а также защиты прав человека. 80% населения оккупированных регионов Грузии были изгнаны из своих домов. Это не только этнические грузины, это и абхазы, осетины, украинцы, русские, евреи и все те граждане Грузии, которые были не согласны с сепарацией этих регионов от Грузии. Наша позиция проста: Россия признала независимость оккупированных регионов, тем самым нарушив все нормы международного права, игнорирует призывы  Евросоюза, НАТО и Совета Европы аннулировать это признание и уважать целостность Грузии.

— При этом Грузия пошла на ряд дружественных шагов по отношению к России….

— …Несмотря на эти трудности, Грузия старается быть очень конструктивной. В одностороннем порядке Грузия приняла, во-первых, обязательство о неприменении силы против оккупационных войск и марионеточных режимов. Второе, это поддержка России при вступлении во Всемирную торговую организацию, это шаг доброй воли и конструктивный шаг со стороны Грузии. В — третьих, мы никогда никакого эмбарго не вводили против России в сфере экономики, торговли, транспорта. Российские компании как работали в Грузии, так и работают, многие из них даже расширяются. В-четвертых, мы совсем недавно в одностороннем порядке упразднили визовый режим с Россией. Грузия демонстрирует максимальную конструктивность.

Мы продолжаем и женевские дискуссии, где вместе с нами в  дискуссиях с Россией принимает участие и Евросоюз, и США, ООН, и здесь тоже мы демонстрируем конструктивность.

— Почему же с российской стороны нет встречных шагов, в чем причина такой позиции?

— По своему менталитету кремлевские руководители  считают неприемлемым самовольство Грузии проводить свою независимую политику. Им трудно понять, почему Грузия хочет быть действительно независимой. Хочет быть другом, но не хочет быть младшим братом. Стать членом НАТО и  демократическим свободным государством. Это  объективно не противоречит  интересам России. У нас практически во всех сферах, также как и у Украины, общие интересы с Россией.

Просто есть один нюанс: мы не хотим получать инструкции из Кремля, мы хотим, чтобы нас ценили и уважали, и чтобы мы были равными партнерами России, это принято в Евросоюзе и в НАТО. Именно такие отношения мы хотим строить с Россией. Пройдет время, пока российские руководители придут к этому мнению,  но мы абсолютно уверены, что это время настанет. Не сейчас не через год, но росийско-грузинские отношения урегулируются, и мы сможем решить эту проблемы мирным способом, и  будем очень хорошими соседями.

Мы считаем, что членство в НАТО этому поможет. Тогда наконец в Кремле поймут и переварят, что Грузия не может больше вернуться на орбиту эксклюзивного влияния России и не будет младшим братом. Но зато будет хорошим соседом, который готов уважать легитимные интересы и сотрудничать практически во всех сферах, на основе взаимного уважения. Придет понимание, что с Грузией нужно не воевать, а торговать, сотрудничать, налаживать отношения. Мы готовы сесть за стол переговоров без всяких условий на любом уровне, в любом месте.  Нам нечего прятать и мы не играем в двойные игры. Мы абсолютно открыты и, не смотря на большие трудности, Грузия достигает успехов, становится широко известной мировой общественности.

— Говоря о НАТО, Грузия демонстрирует, что изо всех сил хочет вступить в эту организацию. В тоже время эта организация вызывает неприятие РФ: например, Владимир Путин недавно назвал ее анахронизмом времен «холодной войны», как вы смотрите на это?

— Если бы НАТО осталась той организацией, которую мы видели во время «холодной войны», это было бы анахронизмом. НАТО имеет силы развиваться и модернизироваться, в соответствии с реалиями, ставит те задачи,  которые реально актуальны для государств, членов этой организации, а не придумывает проблемы. Новый вызов для безопасности — это международный терроризм. Это головная боль большинства стран, это проблема Грузии, Украины, России и поэтому в этих сферах мы сотрудничаем.  НАТО является хорошей платформой для сотрудничества в этой сфере.

НАТО расширило сферу действия и привлекает новых партнеров, таких как Австралия, Япония и старается расширить зону стабильности и демократии. Ценность НАТО  не только в том, что это организация  по вопросам обороны и безопасности. Главное, что НАТО объединяет демократические страны, с одинаковыми ценностями, которые уважают принципы демократии, международное право. Для нас этот аспект НАТО очень привлекателен. В первую очередь для нас это зона мира, безопасности, и демократии.

— С НАТО понятно, а как с ЕС, там ведь тоже глубокий кризис и им не до интеграции, может, рано вы вывесили флаги Евросоюза?

— Да, европейский флаг можно увидеть во всех офисах и официальных структурах Грузии.  Для нас это флаг Европейского совета, членом которого Грузия является. Это также показывает наше стремление быть полноправным членом семьи демократических государств, объединенных в Евросоюзе.

ЕС — это серьезная организация, поэтому готовиться к членству и идти в этом направлении не просто, но очень ответственно и очень важно. Сейчас наши отношения очень динамично развиваются. Говоря о сфере безопасности, мы очень ценим, что Евросоюз очень быстро отреагировал после российско-грузинской войны, и послал в нашу страну больше 200 невооруженных наблюдателей по соблюдению договора о прекращении огня. Эта миссия является очень важной для того, чтобы охлаждать горячие умы, чтобы не допустить второго витка агрессии против Грузии.

А что касается политической и экономической сферы, то мы сейчас  ведем переговоры об ассоциации с Евросоюзом. Тут мы берем пример Украины. Это соглашение также предусматривает соглашение о свободной торговле с Евросоюзом. Надеемся, что через несколько лет, мы полностью завершим весь пакет переговоров. Где-то 75-80% текста договора об ассоциации мы уже согласовали, и надеюсь, до начала лета этого года мы начнем диалог о безвизовом режиме для Грузии. Для граждан Евросоюза мы уже в одностороннем порядке ввели безвизовый режим.

— Продолжая тему международных структур, хотелось бы узнать Ваше мнение по поводу такой некогда очень перспективной организации, как ГУАМ. Нужна ли она сегодня?

— Сам факт организации очень важен, несмотря на то, что она пережила и переживает очень много трудностей. Но эта организация живет и старается развиваться. Надо честно смотреть правде в глаза, что организация не такая активная, и не может быть такой активной, как она была. Но важно продолжить наши усилия для того, чтобы сблизить наши позиции.

Практически все страны ГУАМ имеют в принципе западную ориентацию, кто-то больше, кто-то меньше. Все хотят быть независимыми,  быть хорошими  соседями, но никто из этих стран не хочет быть младшим братом, экономическим или политическим  придатком другой страны.  Эта структура  не  против кого-то. Мы не вызываем никого на дуэль, а стараемся развивать демократию. Эта организация сейчас нацелена на экономическое развитие, и сейчас переживает нелегкий период, но в дальнейшем, мы надеемся, что сотрудничество в рамках ГУАМ принесет свои желаемые плоды.

— В Грузии в следующем году президентские выборы, не случится ли смена курса в их результате?

— Не менее важны в выборы в этом году, поскольку мы сменили конституцию, от президентской республики Грузия переходит к системе парламентско-президентской. И поэтому парламентские выборы будут в большей мере решающими для судьбы реформ.

Но, как показывают общественные опросы, Грузии не грозит изменение власти. И если мы не допустим серьезных ошибок, а мы опережаем в 5 раз своего ближайшего конкурента, то удержим эти позиции. Такой перевес в популярности и поддержке населения мы будем лелеять, и дорожить этим.

И что самое главное, мы знаем, как удержать лидерство.  Для этого стоит всего лишь продолжить реформы. Поэтому это нужно не останавливаться на месте, идти вперед. Еще больше  бороться и с коррупцией,  с криминалом, хотя Грузия практически уже конкурирует с лучшими странами  мира  в этом плане.

И  самое главное, это все должно дать еще больше благосостояния для нашего народа. Прошлый год мы закончили с 7% ростом экономики и это не предел для нас. На международной арене необходимо продолжить нашу активную мирную политику, укрепление наших позиций и продвижение нашей страны в Евросоюз и в НАТО. У нас есть очень хороший шанс для того, чтобы получить очередной мандат для продвижения этих реформ.  Мы с большим энтузиазмом  и оптимизмом смотрим вперед и надеемся продолжить то, что мы начали 9 лет назад.




Комментирование закрыто.