О последствиях вывода российских войск из Сирии

Беседовал Аурагх Рамдан
Сирия
Тот, кто знает сирийский народ и то, как он дал отпор французским колонизаторам, которые оккупировали Сирию в 1920 году, и как заставил их вскоре уйти, обстреливая отступающую французскую армию, тот не удивится твердости духа сирийцев, внуков тех, кто воевал с французами. Вооруженные легким стрелковым оружием, они вынуждают войска Асада отступать. Москва не понимает этой реальности и продолжает поддерживать режим Башара Асада, видя, как его армия рушится день ото дня.
Арабские и западные страны обвинили Москву в том, что ее самолеты наносят удары по гражданским объектам и позициям умеренной сирийской оппозиции, в то время, как Москва настаивает, что наносит удары по террористическим вооруженным группировкам. На пресс-конференции во вторник Владимир Путин заявил о выводе основных сил военной российской группировки, что стало неожиданностью для сирийского режима и его союзников. Наблюдатели считают, что действия Путина стали ответом на попытки режима Асада втянуть Россию в затяжную войну с целью сохранения режима, утратившего свою легитимность.
Также наблюдатели считают, что российский президент начал делать больший акцент на политическом процессе для прекращения сирийского кризиса, которому уже пошел шестой год. Представитель Высшего органа по переговорам, представляющего сирийскую оппозицию Салем Аль-Муслет заявил, что вывод Россией большей части своих сил из Сирии является положительным шагом.
Он призвал Россию стать на сторону сирийского народа, вместо того, чтобы поддерживать пошатнувший режим в Дамаске. Заявление России совпало по времени с началом очередного раунда не прямых переговоров между сирийским правительством и оппозицией в Женеве, которые проходят при посредничестве спецпосланника ООН по Сирии Стефана Ди Мистуры, который призвал сирийскую оппозицию воспользоваться этим решением для того, чтобы сблизиться с Россией и наладить с ней новые каналы общения, для того, чтобы добиться на переговорах желаемых результатов. В свою очередь Путин потребовал от российского министерства иностранных дел усилить посредническую роль России с целью достижения политического разрешения сирийского конфликта, что поможет остановить войну в Сирии, в результате которой погибло более 300 тысяч человек, а миллионы стали беженцами. Увидят ли сирийцы новую «весну», которая остановит их страдания? Или улицы сирийских городов по-прежнему будут усеяны телами погибших, тюрьмы останутся переполнены, а дома будут рушиться на головы их хозяев?
Мы предлагаем Вам делать выводы сами, анализируя ответы наших гостей-экспертов:

Чем, на ваш взгляд, вызвано ставшее неожиданностью для всех решение президента Владимира Путина, о выводе основного контингента российских вооруженных сил из Сирии?

Ясер Аль-Фархан: Да, этот шаг стал неожиданностью для всех, хотя и были некоторые свидетельства о том, что русские начинают постепенно отступать от своих позиций, касающихся вмешательства в Сирии. Но никто не ожидал, что все произойдет именно так и именно накануне начала очередного раунда переговоров в Женеве. Некоторое время назад появилось ощущение, что русские уже не держаться за Асада в той степени, как это было раньше. Как заявил Путин, русские осуществили все задачи, которые они ставили перед собой в Сирии. Всем известно, что приоритетными целями России в этой кампании было удовлетворение своих имперских амбиций, возвращение себе роли великой державы в регионе. Сегодня Россия пользуется на дипломатическом уровне результатами своей военной операции. Расширив линии столкновения, она сумела утвердить свое доминирование. Последние решения, принятые на уровне Совета Безопасности ООН указывают на совместное руководство России и Америки.

Наверняка за этим решением России стоят причины, подтолкнувшие ее к его принятию?

Ясер Аль-Фархан: Путин и все российское руководство мечтают вернуть былое влияние в мире, разделив его с Америкой. Кроме того, российский народ, не смотря на всю сложность экономической ситуации, в которой оказалась Россия, поддерживает решение Путина о вмешательстве в Сирии, потому что это в некоторой степени вернуло им ощущение былого имперского, или советского влияния. Поэтому россияне никак не отреагировали на продолжающееся ухудшение экономического положения в стране, на падение курса рубля, на сокращение национального дохода, на сокращение дохода российских граждан. Россия оказалась на грани, после которой сложно продолжать действовать, как прежде. России удалось достигнуть понимания с некоторыми странами Арабского залива. На протяжении последних двух недель мы видели четырехсторонние встречи стран Арабского залива, на которых они договорились остановить наращивание добычи нефти. Это означает, что цены на нефть перестанут снижаться, стабилизируются, и это поддержит российскую экономику. Очевидно, что и Америка (США) против этого не возражает.

Если посмотреть на европейский континент, то в последнее время Европа почувствовала, что полностью оказалась вне игры, ею пренебрегли. Заключение соглашения между Россией и Америкой подтолкнуло Европу к тому, чтобы потребовать от администрации Обамы объяснений по этому вопросу.

Соглашение между Россией и США, вероятно, заставило стороны сирийского конфликта придерживаться его выполнения. Но в нынешней ситуации, после вывода российского военного контингента, можно сказать, что идет подготовка к новому этапу борьбы с ДАИШ, и по этой причине Россия вывела свои силы таким неожиданным образом?

Мутиа Ботин: Что касается русских, то нельзя сказать, что для них этот вывод стал неожиданным. Доказательством этого является то, что перемирие чем-то, но завершится, а русские являются одной из основных сторон этого перемирия. У России в Сирии есть свои цели, и, наверное, можно сказать, что она своих целей полностью или частично достигла. Например, русские изменили демографическую ситуацию в Сирии, после того, как в результате их действий огромное количество населения вынуждено было покинуть свои дома. Это указывает на то, что у России был проект формирования будущей Сирии.

Вы хотите сказать, что их целью был раздел Сирии? Почему же тогда они ушли?

Мутиа Ботин: Если посмотреть на цифры, то можно увидеть, что миллионы сирийцев покинули страну. И это приведет к изменению демографической ситуации. Кроме того, сегодня Россия покинула Сирию на произвол судьбы. Сегодня сторонники режима проводят митинги, на которых называют Путина «трусом» и «американским агентом». Сегодня Дамаск заявляет, что Путин и Россия продолжит поддерживать режим, но на деле он оказался в очень сложной ситуации. Мы видели, что Россия объявила перемирие, а не режим, также мы наблюдали не раз, как Россия заставляла режим придерживаться решений, которые она прияла вместо него. Поэтому режим (Асада), как политический и влиятельный игрок в регионе, оказался сегодня недееспособным. Что же касается вооруженных оппозиционных группировок, то одной из целей российского вмешательства было сокращение их присутствия на территории боевых действий. И сегодня все это еще больше указывает на то, о чем говорит Америка и Ди Мистура о том, что сегодня разговор о федеративном устройстве Сирии является наиболее приемлемым.
Есть еще один важный вопрос. Это вопрос о различии между той ролью, которую играет в Сирии Россия, и которую играет Иран. Иран не уйдет, так как это оккупационная сила.

Но в Иране, пусть не прямо, но косвенно, сказали русским о том, что они против раздела страны? Они опасаются создания курдского государства?

Мутиа Ботин: В Ливане они создали государство внутри государства, не разделяя страну. Сегодня в Сирии они проводят ту же политику, создавая Хезбаллу в этой стране. Они хотят, чтобы внешне Сирия выглядела единой, но под управлением Хезбалла.

Как вы рассматриваете ситуацию с выводом российских войск из Сирии, и будут ли после этого какие-то перестановки фигур на игровом поле региона?

Яхйа Аль-Кубейси: Пока рано говорить о последствиях вывода российских войск из Сирии. Во-первых, у нас до сих пор нет никаких сведений о характере этого вывода. Президент Путин сказал о выводе основных сил, поэтому остается вопрос о том, останутся ли российские силы на базе Хмеймим и в Тартусе, а значит, продолжится ли нанесение российских воздушных ударов. Или российские воздушно-космические силы будут выведены полностью, и значит ситуация вернется к той, которая была накануне российского вмешательства?
Второй вопрос состоит в том, что это заявление было сделано накануне начала очередного раунда переговоров в Женеве, значит, к этому заявлению заранее готовились. Я уверен, что русские согласовали этот шаг с американцами. Очевидно, что Россия отказалась от идеи поддержки Асада, но не отказалась от поддержки режима. Поэтому, становится очевидной попытка подтолкнуть ход переговоров для поиска способов урегулирования с остатками режима, но уже без Асада.

Что заставило Россию выступить с таким заявлением и так срочно?

Яхйа Аль-Кубейси: Здесь речь не идет о давлении.

Я не говорю о давлении извне. Речь идет о давлении внутри страны, возможно со стороны российского общества.

Яхйа Аль-Кубейси: Российская стратегия была очевидной с самого начала. Мы с самого начала говорили о том, что давление на российский флот в Черном море после украинского кризиса заставит Россию еще крепче держаться за базу в Тартусе, так как это будет почти единственной российской военно-морской базой за пределами России. Это стратегически важно для России и она не станет от нее отказываться. Второе, Россия заинтересована в сохранении сирийского режима, пусть и с некоторыми переходными изменениями, который бы гарантировал ей присутствие в Сирии. Я не думаю, что оппозиция была бы против, в случае, если она получит некоторую часть власти.

То, что Россия старается удержать свою базу в Тартусе, может стать причиной создания алавитского квазигосударства на побережье Сирии под руководством Асада?

Яхйа Аль-Кубейси: В демографическом плане население Сирии распределено очень неоднородно. Ходят разговоры о создании алавитского государства, граница которого протягивается от Латакии до Дараа, но этот вопрос затрагивает не только алавитов, но и друзов, исмаилитов, с природой демографического разнообразия в Сирии. Главное в том, что русские хотят удержать те территории, которые остались под контролем государства, не принимая во внимание демографическую составляющую этого государства. То есть, русские оказывали давление на оппозицию с тем, чтобы начертить линию фронта для ведения переговоров, но не для окончательного раздела Сирии. Идея федерализации тоже не станет ясной, пока не прояснится вопрос управления страной. Какими будут механизмы принятия политических решений, как будет распределена власть внутри Сирии. Поэтому и идея федерализации для нынешнего режима не комфортна. Совместные действия России и Америки – это попытка пересмотреть распределение власти в Сирии, а не разделить Сирию.

Как вывод российских войск может отразиться на ситуации в Ираке, ведь между правительствами России и Ирака существует стратегическое сотрудничество, как и с Ираном?

Яхйа Аль-Кубейси: Между Ираком и Россией нет ничего, что можно было бы назвать стратегическим сотрудничеством. Это мечта некоторых иракских политиков, но Россия никогда не думала об Ираке, и как я говорил ранее, Россия не станет вмешиваться в Ирак ни коим образом. Но, несомненно, любая попытка пересмотра системы управления государством в Сирии отразится на Ираке. Иными словами, перед нами период подготовки условий, которые обеспечат переходному правительству возможность борьбы с ДАИШ и другими террористическими группировками, а это обязательно отразится на Ираке.

Отразится ли нынешняя ситуация в Сирии на ситуации во всем регионе, хотя и понятно, что пока еще рано об этом говорить конкретно?

Ясер Аль-Фархан: Так же как российское вмешательство имело свои последствия для региона, так и вывод российских сил будет иметь определенные последствия. Равновесие сил снова меняется. Вывод российских войск не будет полным, Россия сохранит свои базы в Тартусе и в Хмеймиме. Причина заключается и в ее стремлении сохранить свое влияние и свои интересы на сирийском побережье, так как присутствие в водах Средиземного моря – давняя мечта России. А это возможно в том случае, если ничто не будет угрожать существованию нынешнего режима, и его будущему. Несомненно, Россия не откажется от поддержки режима, который обеспечивает ей это влияние и помогает сохранять интересы. С начала сирийской революции многие делегации сирийской оппозиции встречались с русскими в Москве и в Турции. Главный вопрос всегда стоял один и тот же: чего вы хотите? Что мы должны сделать для того, чтобы вы отказались от поддержки режима Асада? Проблемы не будет ни с вашей базой в Тартусе, ни с теми контрактами, которые заключили с действующим режимом. Если вы опасаетесь возможности прокладки газопровода из Катара в Европу через территорию Сирии и Турции, то в этом вопросе тоже можно достичь взаимопонимания. Но русские не захотели даже отвечать на эти попытки сирийской оппозиции договориться. Было видно, что они находятся в состоянии, когда их интересует нечто большее, чем вопросы экономического характера. Российские амбиции – это возвращение утраченной роли мирового лидера, разделив ее с Америкой.

Не кажется ли вам, что время для этого уже прошло?

Ясер Аль-Фархан: Мы видели, как Обама и его администрация раздумывает вмешиваться ли им в регионе, по крайней мере, они не против российского расширения в регионе. Весь регион в целом уже не представляет для Америки того интереса, который был ранее. Сегодня Америка разворачивается в сторону Азии, в сторону Китая.

То есть Обама сдержал предвыборные обещания, данные своим избирателям, о том, что Америка не станет вмешиваться в вооруженные конфликты?

Ясер Аль-Фархан: Да, это так. С самого начала его политика строилась на принципе минимального военного вмешательства за пределами страны. За это его осуждали оппоненты из республиканской партии, а также некоторые соратники по демократической партии и члены его собственной администрации.

Ситуация внутри Сирии до сих пор остается неясной. Некоторые оппозиционные вооруженные формирования сегодня воюют друг с другом. Как отразится вывод российских сил, характер которого остается до конца не ясным, на действиях этих группировок?

Мутиа Ботин: В Сирии многие группировки откликнулись на призыв к перемирию, что свидетельствует о позиции сирийского народа и о его целях. После пяти лет войны, не смотря на то, что режим и его союзники настойчиво подталкивали народ к экстремизму, в течение короткого промежутка перемирия проявил качества, которые заставляют всех отнестись к нему с уважением за его стремление сохранить единство Сирии.
Что касается противоборствующих оппозиционных группировок, то здесь вопрос затрагивает сторон, которые их поддерживают, а также сторон, поддерживающих режим, которые пытаются ослабить сирийский народ. Режим пытался организовать целый ряд примирений, но это обман с его стороны, направленный на то, чтобы настроить сирийский народ друг против друга. Но, не смотря на все старания режима, ему так и не удалось достичь желаемого результата. Что касается группировок, которые воюют не на стороне свободной сирийской армии, которые захотели создать свои квазигосударства, то, конечно же, эти группировки предали идеи сирийской революции.

Вы подразумеваете движение Ан-Носра?

Мутиа Ботин: Когда движение Ан-Носра боролось против сирийского режима, тогда все оппозиционные организации заявляли, что поддерживают каждого, кто повернул оружие против режима. Но сегодня любая группировка, которая воюет с оппозиционными сирийскими группировками, столкнется с сопротивлением со стороны всего сирийского народа, который не хочет, чтобы сирийская революция изменила направление.

Значит, движения Ан-Носра, которое раньше было товарищем по оружию, а теперь превратилось в Троянского коня, сегодня исчерпало свою роль?

Мутиа Ботин: Своими действиями движение Ан-Носра изолировало себя, оно отстранилось от целей, которые преследует сирийский народ, они должны срочно пересмотреть свои действия, которые не приемлемы и не отвечают интересам сирийцев. Сегодня среди народа, среди вооруженных группировок поднялась волна протеста против того, что произошло в отношении (дивизия 13), против убийств, захвата штаб-квартиры и оружия, которые там произошли.

Но жители города Нуман в тот же день напали на штаб движения Ан-Носра, провели демонстрации, заявив всему миру, что не позволят никому стать на пути сирийской революции, которая через несколько дней отметит пятую годовщину?

Мутиа Ботин: В этой внутренней борьбе проигрывает только сирийский народ. Эти столкновения ослабляют не только тех, кто воюет, но и весь народ Сирии. Действия дивизии-13 можно понять, она обороняется. Не прав тот, кто нападает, а нападает движение Ан-Носра. Мы призываем всех объединиться под знаменем революции, под лозунгом единства Сирии, вдали от создания квазигосударств, или обращений к международной общественности обратить внимание на подобные случаи. Это уже сделал Башар Асад, который заявил всему миру о том, что эта революция – это терроризм, мол, посмотрите, что они творят. Поэтому подобные действия не отвечают интересам сирийского народа и сирийской революции. Возможно, иракский опыт оказался печальным для тех, кто так действовал, и это в конечном счете привело к распаду Ирака.

Так почему свободная армия не превратилась в сахават*?

Мутиа Ботин: Сегодня свободная армия оказалась на перепутье и в ближайшем будущем события начнут быстро развиваться. Сейчас из соседних стран созывают полевых командиров в преддверии чего-то, что должно произойти в ближайшее время. Конечно же, ДАИШ и Ан-Носра не исключены из сценария развития событий.

Яхйа Аль-Кубейси: Если предположить, что Россия и США договорились о том, что Асад должен уйти, а это заявление сделано накануне начала переговоров, чтобы придать толчок переговорам в этом направлении, то остается вопрос о том, каковой будет новая система управления государством. Иными словами, как будет идти подготовка к переходному периоду, а это станет основным фактором, который повлияет на главные стороны сирийского уравнения.

Мы не раз говорили, что российское вмешательство в Сирии доказало, что Иран не является великой региональной державой, какой она себя хочет выставить. Они не смогли сохранить своего основного союзника в Сирии, поэтому и вмешалась Россия. А теперь мы видим, как Россия распоряжается сирийской картой, как считает нужным и, не советуясь с Ираном. Это значит, что каким бы ни был характер будущего сирийского режима, отношения между Ираном и Сирией не будут такими, как раньше. А это, в конечном счете, станет ударом по организации Хезбалла, являющейся инструментом в руках Ирана. Поэтому, от ухода Асада пострадает в первую очередь Иран. Кроме того, при любых раскладах после ухода Асада в Сирии не будет места никому, кроме сирийцев. То есть, там не будет места ни для Хезбалла, ни для иностранных вооруженных отрядов, будь то афганских, иранских, иракских. Это изменит природу (логику) борьбы в регионе. Еще один важный момент заключается в том, что разрыв связи с Хезбалла, ослабит эту организацию в самом Ливане. Это соответствует линии, проводимой странами региона, которые признали Хезбалла террористической организацией, что приведет к давлению на ливанское правительство, с целью сократить роль Хезбалла в Сирии.

Проблема Ирака более сложная. Там главной доминирующей силой являются шииты, которые контролируют политику страны. Поэтому перемены в Сирии никак не скажутся на ситуации в Ираке.

Как Иран может отреагировать на целый ряд непрерывных важных событий, таких как вывод российских сил, его возможное влияние на результаты переговоров в Женеве?

Ясер Аль-Фархан: Видно было, что накануне вмешательства России, Иран довольно сильно ослаб в Сирии. Ослабление Ирана, вместе с сирийским режимом подтолкнуло русских к вмешательству. Ситуация вела к тому, что Россия потеряет свои позиции в регионе полностью. Вывод российских войск вернул Иран в прежнее положение. И вот у сирийских революционеров появился луч надежды, который Бог (Аллах) послал им после того, как сирийский народ доказал, что не утратил своей стойкости. После всех страданий, войны, разрухи сирийский народ продолжает выдвигать свои требования. И эта стойкость сирийского народа заставит Иран отступить.

Иран стремится к созданию религиозного конфессионального государства в Сирии. Иран совершил военные преступления в регионе под лозунгами сопротивления, тем самым обманывая народы, он использовал их патриотические чувства, чтобы заручится их поддержкой тогда, когда Израиль вел агрессивные действия. Но сегодня все это обнаружилось, и Иран потерял все свое влияние в регионе.

Какие есть сведения о встрече представителей вооруженных группировок, которая должна состояться в Анкаре? Возможно, мы увидим объединение вооруженных группировок, действующих на территории Сирии, чего не наблюдалось раньше?

Ясер Аль-Нажар: Запланирован целый ряд встреч, некоторые из которых уже состоялись ранее. Посредничество Турции продиктовано исключительно географическим фактором в порядке облегчения проведения этих встреч. Целью встреч между вооруженными группировками и Высшим органом по переговорам является достижение общей платформы, соответствующей политической платформе на переговорах в Женеве. Все состоявшиеся встречи носили позитивный характер.

Каким вы видите следующий этап, после вывода российских сил из Сирии?

Яхйа Аль-Кубейси: Очевидно, что обо всем было договорено между Россией и США и без участия Европы и стран региона, которые поддерживали сирийскую революцию, то есть Саудовской Аравии и Турции в первую очередь. Мы не знаем, будут ли эти договоренности носить постоянный характер, или споры будут продолжаться, все это мы увидим в ходе переговоров в Женеве. Понятно, что эти переговоры будут носить решающий характер и определят последующий период после вывода российских сил из Сирии. Говорить о том, что в переговорах не осталось проблемных вопросов нельзя. Объединение различных вооруженных группировок, воюющих на территории Сирии, само по себе является проблемой.
Мы еще увидим борьбу и столкновения между ними, и какой эта борьба будет, какой будет позиция в отношении движения Ан-Носра пока не ясно. Нам известно, что позиция в отношении Ан-Носра больше зависит от США и международного сообщества, чем от самого сирийского народа. Перед нами только первый шаг на пути урегулирования, есть еще много проблем, но ясно одно, что сирийский народ способен коренным образом решать проблему.

_______
*) Сахават. Формирования известны также как иракские племенные советы суннитского толка. Они были созданы сразу после американской оккупации Ирака в 2003 году с целью борьбы с оккупантами и террористическими ячейками «аль-Каида».

Источник: The Dipcomment



Комментирование закрыто.