Когда закончится революция, Украина превратится в Турцию Восточной Европы

беседовал Эмиль Мустафаев

Юрий Романенко

О характере украинской революции, геополитическом сдвиге в Восточное Европе, перспективах Украины и России в интервью Minval.az с политологом и шеф-редактором аналитического портала «Хвиля» Юрием Романенко.

— Железным планом Путина, говорят, считается недопущение Украины в НАТО и ЕС. Каковы, на ваш взгляд, дальнейшие планы Владимира Путина?

— Естественно, это было и остается его ключевой задачей. В целом, у него существует две главные задачи в отношении Украины: препятствовать вступлению в любую структуру западного блока и использовать промышленность Украины для быстрой модернизации российской армии с целью, чтобы быть готовой к различным конфликтам, которые будут в ближайшее время и уже разворачиваются на территории Евразии. Такая мотивация неразрывно связана с кризисом мировой системы в самых различных аспектах.

Например, в управленческом кризисе мы замечаем, что такие структуры, как ООН уже не работают, а международное право, после аннексии Крыма была торпедировано. Было нарушено ряд основополагающих договоров: договор об СНГ, договор о нераспространении ядерного оружия, Будапештский меморандум, который фактически торпедирует все договоренности по нераспространению ядерного оружия; экономический кризис, который связан с изменением мирового баланса сил, в результате которого резко усилилась роль азиатского блока, который противостоит Западу.

Собственно говоря, в этом и заключается глубинная суть украинского кризиса. Консолидированный Запад хочет сохранить свою гегемонию, а азиатский блок в лице Китая, наоборот, стратегически наступает, тактически защищает те позиции, которых достиг. В борьбе между этими центрами силы затесалась Россия, которая находится в позиции джокера: в зависимости от того, к какому блоку она примкнет, во многом зависит исход этой конкурентной борьбы.

У России есть два ключевых и важных фактора в этом раскладе: ее очень огромные сырьевые ресурсы и ядерное оружие, которое, хотя и быстро устаревает, но вместе с тем, остается фактором , влияющим на расклад.

Последние события показывают, что Россия пытается сблизиться к Китаем. От этого во многом зависит исход всей этой борьбы.

Соответственно, Путин исходит из нескольких мотиваций: во-первых, он видит, что Россия не готова к перераспределению сфер влияния и изменения глобального баланса сил. Не готова в том плане, что ее государственные институты во многом хронически неэффективные. Они коррумпированы, принимают решения с опозданием и самое главное, они распыляют из-за коррупции огромное количество средств страны, в результате это привело к тому, что Россия сильно отстала по ряду направлений.

Во-первых, в военно-политическом плане. Вооруженные силы РФ чудовищно проигрывают США.

Во-вторых, в экономической плоскости Россия в силу деградации своей экономики за последние 23 года очень уязвима. Ее присутствие на мировом рынке зависит от нескольких секторов: углеводородного и различных видов сырьевых направлений. Сырьевая ориентированность экономики формирует пункт зависимостей от мировой экономики и мировой системы: чем более узкий ассортимент производит страна, тем более, соответственно, она уязвима. Если страна производит широкий ассортимент, то это позволяет ей компенсировать потери от трудностей с каким -то одним из сегментов ( как, допустим, экономика Германии, которая испытывает на себе последствия мирового кризиса, который начался летом 2007 года в Америке и все время разворачивается дальше, но за счет того, что германская экономика производит очень широкую номенклатуру продукции, то потери в каком-то одном сегменте компенсируются ростом в другом, поэтому в условиях кризиса германская экономика осталась очень устойчивой. Германия имеет профицит во внешней торговле, что дает ей необходимые ресурсы для устойчивости. Точно также как и Китай, который имеет огромный профицит за счет того, что превратился в мировую фабрику, как в свое время была Британия в 19 веке).

Таким образом, пул зависимостей в мировой экономики делает Россию уязвимее, а неспособность государственных институтов решить глубинные проблемы страны приводят к тому, что имеется очень серьезная вероятность социальных конфликтов внутри самой России, которые к тому же накладываются на различные этнические , конфессиональные и прочие противоречия.

Наконец, существует огромный разрыв между правящей верхушкой и народом, а углубление кризиса привело к тому, что российская экономика начала испытывать все более усиливающиеся негативное влияние всех этих процессов. Уже в прошлом году начали наблюдаться ростки рецессии в экономике, а в текущем — они углубились и сегодня фактически можно говорить о полноценной рецессии.

Россияне просчитали последствия выхода на мировой рынок Катара со своим газом и развитие сети LNG-терминалов, позволяющим продавать сжиженный газ странам, которые раньше закупали его у России. Они также просчитали сланцевую революцию в США, которая изменила лицо энергорынков в Северной Америке; они просчитали последствия открытия нефтяных скважин в США, что привело к снижению зависимости от нефти Ближнего Востока и позволило американцам дистанцироваться от дестабилизации в Евразии. Сохраняя контроль над всеми морскими коммуникациями на планете, сконцентрировав свои усилия на том, чтобы получать нефть с собственной территории, Южной Америки, Канады и западной Африки, США, по сути, стали играть на опережение, обезопасив себя от кризиса в Евразии. Например, в районе Персидского залива. При этом их способность влиять на цены на углеводороды выросла.

— Получается, что газовый контракт между Россией и Китаем, заключенный недавно, нельзя воспринимать серьезно? Российские СМИ, например, пишут о том, что данный контракт «спутал карты Западу и США»…

— Это смешно и глупо. Все это ложится в то направление «геббельсезации» российского медиапространства, когда каждый шаг властей используется для манипуляций общественного мнения, с учетом убедить массы в том, что руководство государства очень умное и оно ведет страну на правильном пути.

Если просто посмотреть на цифры, то мы с легкостью поймем, что все, преподносящееся нам в качестве большой победы, на самом деле таковой не является. Речь идет о том, что спустя четыре года будет построен газопровод, по которому будет поставляться аж 38 млрд. кубометров газа с новых местонахождений в Восточной Сибири, которые пока не осваиваются. Фактически эта «стройка века» будет обогащать причастные к ней российские корпорации и китайцев, которые будут строить этот газопровод и которые, как правило, строят с применением своих технологий и рабочих, если вкладывают в те или иные проекты средства. Если даже китайцы выделят для строительства газопровода средства, то они все равно получат более выгодные позиции. Дело в том, что себестоимость добычи газа в самом Китае составляет 260 долларов. Поэтому китайцы получат газ по своей внутренней цене. Насколько мне известно, при реальной цене контракта 320 долларов на газ — внутренняя цена плюс стоимость газопровода , который будет строиться.

Самое главное, все это не снижает зависимости России от внешних факторов, потому что она не откажется от продажи газа на европейский рынок, что примерно составляет 200 млрд. кубов газа в год. Следовательно, в будущем будет сохраняться зависимость России от европейского рынка. А поскольку у европейцев существуют альтернативные пути развития своего энергорынка ( Иран, сжиженный газ из Катара и США), которые они решили развивать дальше, увидев опасность в зависимости от России. Более того, США пообещали вообще России перекрыть доступ на европейский рынок в течение нескольких лет. И здесь не только фактор геополитики работает, но Вашингтону выгодно, чтобы Европа покупала их сжиженный газ.

Кроме того, плюс Россия сохраняет свою уязвимость от цен на нефть, а на мировой рынок в результате отмены санкций постепенно выходит Иран. Для России ситуация начинает вырисовываться очень серьезной. Потому что помимо больших объемов иранской нефти, которая сейчас ринется на рынок, имеется избыток арабской нефти, которая не продается из-за глобального кризиса и складируется в танкеры. Таким образом американцы, раскупорив свои нефтяные скважины и имея союзнические отношения как с Саудовской Аравией , так и имея рычаги влияния на Иран, могут начать способствовать понижению цен на нефть, для того, чтобы полностью усугубить зависимость России от мировых финансовых институтов, рынков.

Путин, осознавая все эти риски, оказывается в позиции Германии в 1914 году, либо же в позиции Гитлера в 1939 году. Он понимает, что у него имеется набор тактических преимуществ, которых он может попытаться реализовать сейчас, чтобы выйти в позицию, позволяющей стратегически защитить Россию. Стратегически она находится сегодня в оборонительной позиции, поскольку ее внимание сконцентрировано на том, чтобы сохранить контроль над ближним зарубежьем и над сферой влияния, которую она считает своей традиционно. Кроме того, Путину важно не допустить развала собственных государственных институтов.

Итак, точно также как Гитлер находился в ловушке тактических шагов, так же и Путин находится в таком положении. Когда он начал аннексию Крыма, украинскую партию, он преследовал задачи направленные на недопущение дестабилизации ситуации внутри своей страны. Он понимал и понимает, что если попытается сохранить статус- кво не предпринимая никаких шагов, то очевидно, что этот статус-кво станет меняться в худшую сторону: проблемы в экономике создадут проблемы в поддержке со стороны масс, рост социального недовольства будет сопровождаться ростом опасения олигархов относительно его способности управлять государством и поддерживать статус- кво, который выгоден российским олигархам. В результате, рано или поздно, они пришли бы к мысли, что такая фигура, как Путин перестает отвечать функции поддержки прежнего порядка, что представляет для них угрозу. И у них появляется мотивация, чтобы убрать Путина , опираясь на те или иные социальные группы, недовольные режимом.

Это ровно то, что произошло в Киеве зимой. Именно союз ряда недовольных олигархов против режима Януковича , который пытался монополизировать власть и свое положение в экономике, привел к мощному конфликту между олигархами. Они организовали процесс, который привел к Майдану, моделировали его, вкладывались в него организационно, медийно, финансово, опираясь на реально существующее и очень сильное недовольство режимом, и успешно его свергли. Использовали они также и внешнюю поддержку, потому что внутренний конфликт наложился на объективный конфликт интересов в вопросе Восточной Европы между США, Европой и Россией. Это все стало сутью бурных процессов, которые мы наблюдали в Украине на протяжение зимы и видим их продолжение сегодня…

— Что поменяют президентские выборы, которые состоятся завтра (сегодня- прим. авт.)? Какие задачи стоят перед новым президентом?

— Все, что будет происходить после выборов, в первую очередь, связано с тем, о чем мы говорили выше. Ключевая проблема заключается в том, что в Украине идет революция, которая началась в конце ноября прошлого года. Революционный процесс будет продолжаться несколько лет. Он носит антиолигархический, антимонопольный и национальный характер. В эту революцию вовлечены олигархи , которые нацелены на то, чтобы сохранить существующий статус-кво. Сегодня олигархи, как драйверы бурных социальных процессов на первом этапе, пытаются стабилизировать ситуацию на втором этапе, — а это и стало задачей президентских выборов,- таким образом, чтобы в результате нового консенсуса сохранился бы выгодный им порядок вещей — т. е. крупный капитал остался бы в качестве доминирующей силы, которая бы определяла политику государства.

С этой точки зрения не важно, кто победит, потому что выборы организованы в рамках олигархической системы самими олигархами преимущественно для собственных интересов. Соответственно, выборы дадут результат, который им выгоден. Разница между Порошенко и Тимошенко не существенна с точки зрения значения победы того или другого для общества. Но принципиальным является вопрос , связанный с ориентацией тех или иных олигархов на Россию или же на Запад: поскольку ориентация на Запад более выгодна в данный момент для Украины, потому что характер революции был прозападным, украинец тяготеет к самым различным свободам, а Россия, поскольку поддерживала режим Януковича, в глазах масс, которые играли в пользу Майдана, выглядит враждебной силой. С этой точки зрения, конкуренция между этими олигархами имеет значение в том аспекте, в какой перспективе и в каком геополитическом лагере окажется Украина после того, как вся эта борьба окончится.

Порошенко действительно имеет все шансы победить. А если говорить историческими категориями, то он имеет такие же позиции как Александр Керенский весной 1917 года. Он позиционирует себя как новое лицо нового режима, которое по большому счету имеет очень многое от старого, в условиях, когда все жестче обозначается конфликт между интересами масс — прежде всего, среднего класса и интересами правящей верхушки; в условиях жесткого экономического кризиса, который накладывается на жесткий геополитический кризис между США и Россией, которые борются за пространство Восточной Европы. Эти обстоятельства обуславливает не очень веселые перспективы для Порошенко, потому что он и этот режим могут устоять только в том случае, если удастся получить достаточную легитимность как в глазах масс и элит, так и в глазах Запада и России. Чем шире будет эта легитимность, тем больше будет его устойчивость. Поскольку Порошенко является представителем старых элит, я уверен, что он пойдет скорее по старым граблям, чем по новой дороге. А это будет способствовать тому, что имеющиеся между массами и элитами ключевые противоречия, будут приобретать все более антагонистичный и радикальный характер. Порошенко, скорее всего, будет пытаться достичь баланс за счет масс, что мы, собственно говоря, и видим на протяжении трех месяцев, когда все издержки перекладываются на народ, но только не элиту, которая привела страну в такую плачевную ситуацию. Все это заставляет меня говорить о том, что после победы, процентов на 80 Порошенко попытается играть по старым правилам, что приведет к новому социальному взрыву, перевороту, который станет следующим этапом украинской революции и в ходе которой появятся новые лидеры. Эти лидеры будут институционализированы идеей относительно новой Украины, нового порядка на этой территории. Все это будет резонировать с ситуацией на востоке и юге страны, от того, в каких рамках удастся удержать ситуацию, носящую очень рукотворный характер на сегодняшний момент, потому что Киев имеет все рычаги , чтобы урегулировать ситуацию …

— Почему тогда они не предпринимают этих шагов сегодня?

— Потому что это выгодно правящей верхушке. Это позволяет ей заниматься дерибаном экономики, отвлекать внимание масс от нового олигархического консенсуса в условиях войны. Ведь война всегда является очень хорошим инструментом для достижения своих интересов в завуалированной форме.

— Вы все же считаете, что Крым вернется в состав Украины? Дополню вопрос: стоит ли ожидать прежних отношений с Россией?

— Да, Крым вернется в будущем. Естественно, отношения с Россией никогда уже не будут прежними, потому что мы перешли в Рубикон, и Украина в любом случае будет в западном блоке. Будет ли она в нем представлена целиком, или будет какая-то ее часть сказать сложно. Но в Украине будет то, что сопротивляется Путину. Это и будет настоящей Украиной. Очень серьезное геополитическое положение России с серьезными проблемами неизбежно закончится ее поражением, погружением в очень глубокий кризис. По своему характеру он будет напоминать события 1914-1920 годов, когда поражение в войне вызвало революцию и гражданскую войну. В силу указанных выше причин, России будет очень сложно выстоять в борьбе со своими внешними конкурентами, а погружение во внутренний хаос будет способствовать тому, что для Украины откроется окно возможностей для того, чтобы решить свои проблемы на востоке и с Крымом. Даже если мы потеряем эти земли и независимой останется лишь часть Украины, то эта часть страны будет легитимной для большей части международного сообщества. А будущая дестабилизация России и вакуум у власти , откроет Украине возможность забрать этот отобранный кусок при поддержки западного блока. Более того, не просто забрать, а даже расширить свое влияние на восток за счет территорий, которые по своему этническому составу близки к Украине.

Думаю, что Украина выстоит, она начинает опираться на поддержку США, которые видят в ней инструмент укрепления своих позиций в Восточной Европе, вместе с этим и укрепление позиций в Евразии. Влияя через Украину, точно также как они влияют через Южную Корею и Японию на Восточную Азию, США добиваются выгодной для себя конфигурации в Евразии. В этом наши интересы и совпадают. Опираясь на их поддержку и поддержку ряда стран Европы, Украина будет иметь возможности закрепиться в качестве очень серьезного игрока в долгосрочной перспективе. Естественно, этому будет предшествовать очень серьезная гражданская война в Украине, очень серьезные потери — начиная от человеческих, заканчивая экономическими. Но в конечном итоге, имеющийся сегодня баланс сил, в долгосрочной перспективе позволяет Украине выйти на принципиально иные позиции в регионе. Она может стать мощной региональной державой. Такой себе Турцией Восточной Европы вмонтированной в западный блок и выполняя функции его ведущего оператора в регионе. С этой точки зрения ситуация на Майдане сыграла ключевую роль в том, что Украина одним или двумя коготками зацепилась за Запад и начинает протискиваться в его ряды.

— В сложившихся реалиях какие шаги следует предпринять Азербайджану, который также не застрахован от российской угрозы?

— Я не придумаю велосипед, если скажу, что Азербайджан должен быть выгоден США и Европе. То есть включен в реальную систему их интересов. Запад реагирует на то, что выгодно ему. Важное государство в их понимании — это государство, которое позволяет им укрепить или усилить их стратегические позиции. Азербайджан находится в тяжелой стратегической позиции, поскольку зажат между двумя мощными государствами — Россией и Ираном. Однако, Азербайджан имеет два серьезных козыря — нефть и Турцию. Последняя будет усиливать свое влияние, а это несет определенные козыри Баку, поскольку Турция способна влиять на Тегеран и Москву. Я думаю, что главная проблема для Азербайджана лежит в плоскости уменьшения социальной несправедливости. Если Баку уменьшит коррупцию и неравенство доходов, то Азербайджан будет тяжело расшатать извне, поскольку его ресурсы позволяют ему проводить активную внешнюю политику. И наоборот, внутренние противоречия всегда дают козыри внешним акторам, которые могут усугубить ситуацию. Сегодня Украина является живым примером нерациональной и безответственной политики элит, которые привели страну в состояние гражданской войны.

Источник: Minval.az


Загрузка...


Комментирование закрыто.