Энтони Сальвия: «Внеблоковый статус – это правильная политика для Украины»

беседовал Максим Михайленко, "Хвиля"

Энтони Сальвия – один из ведущих американских аналитиков – «реалистов», сделавший успешную карьеру в Государственном Департаменте США в эпоху президентства Рональда Рейгана и Джорджа Буша-старшего, и впоследствии долго работавший в Восточной Европе. Сегодня он возглавляет в  Киеве «Американский институт в Украине»     (www.aminuk.org )— неправительственную организацию, роль которой состоит в налаживании конструктивного диалога американского и украинского истеблишмента после долгого периода напряженности, связанного с господством глобалистской доктрины при двух предыдущих администрациях в Белом Доме.

Г-н Сальвия, как вы оцениваете нынешний статус вооруженного нейтралитета Украины? Мы не находимся ни с кем в союзных отношениях, является ли это нашей слабой или сильной стороной, и может ли этот статус служить источником раздражения в Вашингтоне и Москве?

Я полагаю, что внеблоковый статус – это правильная политика для Украины. Целью американской политики Буша/Чейни было втянуть Украину в схему по стратегической изоляции России. При Обаме и Клинтон об этих планах, кажется, забыли, но вполне могут вспомнить при Президенте Ромни, который объявил Россию врагом номер один для Америки. Украине лучше держаться в стороне от игр американских идеологов и пентагоновских военных стратегов. По моему мнению, высший приоритет Украины – это возмещение ущерба, причиненного семидесятилетним господством марксистов-ленинцев в украинском обществе и экономике. Такая цель абсолютно несовместима с участием в каких бы то ни было военных альянсах, направленных, что бы ни говорила НАТО, против страны, отношения с которой жизненно важны для безопасности и благополучия Украины.

Когда сегодня говорят о глобальной ответственности Запада, Украину относят к зоне ответственности Брюсселя. А существует ли зона ответственности Брюсселя?

Теперь, когда Киев отказался от членства в НАТО, не допустить сближения Украины с Россией – задача скорее Брюсселя, нежели Вашингтона.

Европа заявляет о стремлении к «широким и глубоким» отношениям с Украиной. Реальность, однако, такова, что Брюссель никогда, ни при каких условиях не допустит вхождения Украины в Евросоюз – даже если предположить, что Евросоюз уцелеет после переживаемых им финансовых и монетарных катастроф.

Но что же в действительности Европа предлагает Украине? Что конкретно? Я ничего не вижу. Киеву следует дважды подумать, прежде чем связывать свою судьбу с Европейским Союзом, который, по словам британского журналиста Джеймса Делингпола, сейчас представляет собой «мертвую зону экономики коммунистического типа». Брюссель уже поставил Киев перед выбором: либо подписание договора о свободной торговле, либо членство Украины в возглавляемом Россией Таможенном Союзе. Киеву нет смысла поворачиваться спиной к экономически растущей Евразии в обмен на торговое соглашение с агонизирующей Европой, членство в которой Украина не получит никогда и ни при каких обстоятельствах.

Кстати, Болгария недавно заявила, что не станет вводить евро в качестве национальной валюты (несмотря на выполнение этой страной Маастрихтских требований касательно вхождения в еврозону). Ранее в этом месяце с аналогичным решением выступила Польша, Литва сейчас пересматривает решение о введении евро. На мой взгляд, это позитивная тенденция, свидетельствующая о сохраняющейся готовности и способности наций защищать собственные интересы, не уступая даже самому сильному давлению.

Как вы считаете, в каком сегменте международной политики такие организации, как АИУ, могут оказаться наиболее эффективными?

Это подержание диалога и взаимопонимания. Ему содействовали проведенные АИУ дискуссии за круглым столом для украинских медиа с участием американских, украинских и европейских политических аналитиков и практиков.

Совершенно необходимым для моего понимания украинских событий стало общение с украинскими экспертами. Вместе с тем, я полагаю, что украинцы, при посредстве АИУ, обнаружили, что не все американцы одинаково относятся к расширению НАТО, вызовам и возможностям, открывшимся перед Украиной и другими странами на постсоветском пространстве. Мы, как нам кажется, обладаем более тонким видением и не склонны безоговорочно поддерживать взгляды американской двухпартийной политической элиты. Ставки в игре, в которую вовлечена Украина, весьма высоки, а потому мы считаем, что выполняем важную общественную функцию.

Почему Республиканская партия так настроена против Рона Пола и где граница между его консерватизмом и либертарианством?

Республиканцам Рон Пол не нужен (это мягко сказано), потому что он противостоит стремлению США к глобальному стратегическому господству и Федеральной резервной системе, которая это стремление обеспечивает. Он представляет угрозу для государства «войны и социальной ориентации», к идее которого с безудержным энтузиазмом относятся и республиканцы, и демократы.

Либертарианство на 70% состоит из консерватизма, говорил Рональд Рейган. Возможно, для Европы это не так, но для Америки это правда. После второй мировой войны из недр республиканской партии нам явились только два либерально настроенных кандидата– Барри Голдуотэр и Рональд Рейган. Все прочие – лишь «государство-центристы», верующие в «федерального левиафана» — всепроникающее, интервенционистское и зачастую внеконституционное американское государство.

Д-р Пол, напротив, разделяет идею Джефферсона о том, что самое лучшее правительство – это незаметное правительство, т.е., минимальная структура государственного контроля означает максимум личной свободы.

Может ли «Чаепитие» со временем войти в истеблишмент республиканской партии или же это утопия?

«Чаепитие» выросло из президентской кампании д-ра Пола в 2008 году, но с тех пор в значительной мере кооптировалось в республиканский истеблишмент. Когда таких политиков как Рика Санторума, Марко Рубио и Ньюта Гингрича – все они сторонники «военного государства-няньки» – называют “любимыми детьми Чаепития,” очевидно, что это движение сбилось с пути.

Что на самом деле происходит в Афганистане? Возможно ли, что США в конце концов останутся один на один в противостоянии с Талибаном?

Президент Обама обещал в 2014 году вывести американские войска из Афганистана, хотя 30-тысячный контингент останется, чтобы обучать афганские силы безопасности, обеспечивать вооруженную защиту и участвовать в спецоперациях.

Наши эксперименты в области национального строительства не увенчались успехом. Дело выглядит так, что мы хотим превратить Гиндукуш в Небраску, а СССР желал сделать из него очередную советскую республику. Ни то, ни другое, скорее всего — невозможно. Некоторые республиканцы обвиняют Обаму в преждевременном уходе, но ни в одной из партий не найдется достаточно тех, кто считает, что мы должны остаться.

Стало ли поворотным моментом в отношении Америки к «Арабской весне» убийство американского посла в Ливии?

Мы, как всегда, ничему не учимся. Трудно поверить, но даже после гибели посла мы продолжаем внимать голосам, призывающим свергнуть режим Ассада в Сирии. Было очевидно, что нашими усилиями по отстранению Каддафи от власти воспользуются исламские экстремисты, а потом станут действовать против нас, что они и сделали, убив нашего посла и других служащих. Это трагедия – но ожидаемая трагедия. Однако никто ни в медиа, ни в политическом истеблишменте не возражает против нашей политики в Сирии.

Наша двухпартийная элита ничему не учится и никогда не меняется: на долговой кризис в 2008 году она ответила увеличением долга, что привело к предсказуемому результату – теперь у нас «зомби-экономика». Я опасаюсь, что если курс не изменить, на Ближнем Востоке произойдут ужасные события.

Каково ваше видение конструктивных американо-украинских отношений?

США обязаны уважать внеблоковый статус Украины, приветствовать и поддерживать усилия на сближение Киева и Москвы, точно так же, как содействовали примирению Франции и Германии, Германии и Польши после войны. Нам необходимо вновь встать на позиции Рейгана и Горбачева, которые, прекратив «холодную войну», открыли перспективы для нового порядка экономической жизни и безопасности в Европе, простирающейся от Лиссабона до Владивостока, в которой Украина будет играть роль жизненно важного связующего звена.

США следует проститься с обреченной на неудачу и сулящей финансовые разрушения мыслью о глобальном стратегическом господстве, а вместо этого добиваться в Северном полушарии баланса сил, который бы зиждился на панъевропейской солидарности.

Такое видение не оставляет места для попыток изолировать Россию и использовать Украину как пешку в этой игре. Сотрудничество США и Украины должно ориентироваться на отношения в сфере энергетики и инвестиций в украинский агропромышленный сектор. Сложная задача? Пусть так. Но тогда эпоха стремления Америки ценой любых жертв переделать мир по своему образу и подобию уйдет в прошлое, и сожалеть об этом американцы вряд ли станут.

Приходилось ли Вам сталкиваться с антиамериканскими настроениями в Киеве, сравнительно с другими городами и странами, которые Вы посещали?

Ни в Киеве, ни где-либо еще в Украине я не встречался с антиамериканскими проявлениями. Мне всегда очень комфортно среди украинцев. Вот если бы еще язык подучить.

Спасибо.

 




Комментирование закрыто.