Как работает научно-технический прогресс

Дмитрий Рыбалка, для "Хвилі"

Лампочка

Двадцать первый век на дворе, человечество сделало колоссальный рывок в углублении разделения труда, которое принято называть научно-техническим прогрессом, освоило атомную энергетику, активно занимается исследованием океана и космоса. Сложилось впечатление что современная цивилизация вышла на такой уровень развития что ее возможности ограниченны лишь ее изобретениями, и что мы способны построить и внедрить что-угодно, главное изобрести.

Для того что-бы понять что такое научно-технический прогресс, как он функционирует, и какие заблуждения существуют в мире с ним связанные и предлагается эта небольшая статья.

Как ни странно вектор развития научно-технического прогресса создается на самом начальном этапе развития цивилизации, когда люди начинают делать самые первые открытия. Для начала необходимо рассмотреть что такое предметно-технологическое множество. Итак, изначально на самом первом этапе существует некое примитивное открытие, изобретение: стекло, железо, сталь, газ, нефть, бетон. Это изобретение формирует некую предметно-технологическую область. Это совокупность материалов, сырья и инструментов имеющихся в наличии системы разделения труда. Именно этот выбор материалов для использования в строительстве и производстве имеет самое главное значение для развития научно-технического прогресса в период высоко-индустриальной фазы развития. Данное предметно технологическое множество постоянно расширяется в векторе заданном в ранние периоды развития. Способов расширения предметно-технологического множества всего два:

  1. Изобретение (появление вновь открытых материалов или технологий, которых до этого не было).
  2. Комбинирование — это когда берутся уже существующие компоненты на рынке, собираются в некой иной последовательности и получается новый продукт, который опять-таки продается на том же рынке. (Например берется обычный сотовый телефон и обычный компьютер, их комплектующие собираются с незначительными видоизменениями в определенной модификации и получается — iPhone )

Лучше всех общеисторический механизм формирования научно-технического прогресса смог описать Питер Друкер в своей книге «Эпоха разрыва: ориентиры для нашего меняющегося общества». Друкер весь процесс формирования научно-технического прогресса делит на три этапа:

  1. Фундаментальный период (до 1850гг)

Это период когда были получены фундаментальные знания о природе вещей, законах физики и свойствах материалов. Причем эти знания имели в основном теоретический характер, то есть не было массового внедрения этих знаний в производственный процесс.

  1. Переходный период (1850-1900гг)

В переходный период происходит внедрение полученных знаний в систему разделения труда, когда на основании полученных знаний начинают формироваться первые массовые технологические продукты.

3. Прикладной (1900-наши дни)

Происходит комбинирование, оптимизация и модификация продуктов которые были получены в переходный период.

Собственно Питер Друкер в своей работе сделал очень важный вывод о том, что все основные изобретения человечества, которыми мы пользуемся сегодня были изобретены в 19 веке, и весь научно-технический прогресс сегодняшних дней является всего лишь результатом комбинирования тех самых изобретений 19го века. На первый взгляд идея кажется неправдоподобной. Но давайте попробуем посмотреть внимательно. Возьмем к примеру нашу гордость — мобильные телефоны, системы GPS, и всевозможные гаджеты. Если мы исследуем этот вопрос глубже, то мы увидим что эти продукты являются результатом модификации радио, первый патент которого был получен еще в 1872г Малоном Лумисом.

Следующий пример. Гордость современного мира персональный компьютер, является модифицированным продолжением системы перфокарционных карт. Этот пример для наглядности стоит рассмотреть отдельно и более детально.

Перфокарта — носитель информации, предназначенный для использования в системах автоматической обработки данных. Сделана перфокарта была из тонкого картона, информация задавалась наличием или отсутствием отверстий в определённых позициях карты. Перфокарты впервые начали применяться в ткацких станках Жаккарда (1804) для управления узорами на тканях. В информатике перфокарты впервые были применены в «интеллектуальных машинах» коллежского советника С.Н. Корсакова (1832), механических устройствах для информационного поиска и классификации записей. Перфокарты также планировалось использовать в «аналитической машине» Бэббиджа. Главным преимуществом перфокарт было удобство манипуляции данными — в любом месте колоды можно было добавить карты, удалить, заменить одни карты другими (т.е. фактически выполнять многие функции, позже реализованные в интерактивных текстовых редакторах). Лидером в производстве перфокарт была компания IBM. Та самая IBM которая существует и сейчас. Гигабайт информации на перфокарте весил 22 тоны, поэтому как самый крупный производитель перфокарт, компания IBM, по причине необходимости экономии ресурсов первая осуществила перенос технологии кодирования перфокарт на гибкие магнитные диски большого размера. Как видно из выше приведенного появление персонального компьютера было обусловлено еще в 1804 году, когда впервые начали использовать механические технологии хранения информации. И собственно говоря, персональный компьютер является всего лишь продуктом комбинирования уже существующих компонентов предметно-технологического множества, а не изобретением.

Так же необходимо понимать что изобретение-продукт которое появилось раньше блокирует внедрение и появление того, которое появилось позже, даже если то, которое появилось позже, гораздо лучше и эффективней. Лучше всего это видно на примере электромобилей. Электромобиль появился позже чем обычный автомобиль, но как бы ни старались некоторые компании внедрить электромобиль в современное общество, невооруженным взглядом видно что проект терпит фиаско. А все именно потому, что реализацию проекта повсеместного внедрения электромобиля блокирует проект автомобиля, и речь идет не о каком-то мифическом сговоре нефтяных компаний и международных банкиров, как принято считать, а по вполне объективным причинам. Дело в том что под проект автомобиля уже создана колоссальнейшая инфраструктура, стандартизация комплектующих частей, сервисных центров обслуживания, станций заправки и так далее… А для того чтобы обществу перейти на использование электромобилей придется полностью перестраивать все производственные мощности, произвести повсеместную перестандартизацию комплектующих запчастей, перестройку систем снабжения, а это все стоит невероятно огромных денег – сотен триллионов долларов, которые в конце концов лягут в цену электромобиля, что сделает его невероятно дорогим и не доступным для общества. Так и получается, что более ранее появление автомобиля блокирует повсеместное внедрение электромобиля. А если бы сначала был реализован проект электромобиля, то получилось бы наоборот – невозможность внедрения автомобиля, потому что пришлось бы строить с нуля нефтедобывающую и нефтеперерабатывающую отрасли промышленности, что сделало бы автомобиль невероятно дорогим и недоступным. Можно привести еще много примеров, но принцип один и тот же – абсолютная дороговизна внедрения более поздних вариантов изобретений, несмотря на их сверх эффективность и преимущества.

Да, существовали и исключения, но это было крайне редко, и на очень ранних этапах формирования предметно-технологического множества.

Также стоит отметить особый фактор ускоряющий темпы научно-технического прогресса – это война. Если посмотреть на период Первой и Второй Мировых Войн, то можно увидеть, что именно в эти периоды появлялась значительная масса важнейших продуктов научно-технического прогресса. Связанно это прежде всего с невероятно огромной стимуляцией разработок со стороны государства, предоставлением огромного финансирования для изобретений использующихся в военных целях. Самый яркий пример – это появление атомной энергетики в период Второй Мировой. Всеми государствами выделялись колоссальные ресурсы на реализацию этой программы, которые вряд ли были бы выделены в мирный период.

Теперь рассмотрим почему одни изобретения становятся полноценными продуктами, а другие так и остаются изобретениями-проектами, даже если и те и другие появились одновременно. Для того что-бы понять это, проще всего рассмотреть конкретный пример, возьмем самый наглядный и всеми известный — лампочка Эдисона. Первые варианты лампы Эдисона работали всего 40 часов, после чего перегорали и становились непригодны. Лампа Эдисона была самым некачественным и ненадежным вариантом ламп накаливания, имела самую примитивную технологию, но именно она вытеснила все существовавшие аналоги того времени. Параллельно изобретению Эдисона, Английский ученый Джозеф Уилсон Суон изобрел лампу с угольным волокном. В его лампах волокно находилось в разреженной кислородной атмосфере, что позволяло получать очень яркий свет. По всем техническим параметрам она в разы превосходила лампу Эдисона, но на практике человечество смогло внедрить лишь лампу Эдисона. Потому что для лампы Эдисона все материалы и комплектующие находились в большом количестве на рынке, иначе говоря необходимые материалы для внедрения Лампы Эдисона имелись в спектре предметно-технологического множества того времени, их просто необходимо было скомбинировать в определенном варианте и получить конечный продукт. Имелось все необходимое оборудование для производства. Когда для внедрения лампы Суона необходимо было изготавливать оборудование, которое позволяло помещать угольное волокно в разряженную кислородную атмосферу, что было технологически очень тяжело, требовало высокого технологического уровня подготовки всех участников производственного процесса. Эти факторы делали лампочку Суона невероятно дорогой, что не позволило бы стать ей народным продуктом, несмотря на все ее преимущества. Так и получилось, что мы до сих пор освещаемся самым простым вариантом ламп накаливания, несмотря на то, что есть более эффективные технологии (кроме элюмисцентной лампы Николы Тесла).

Ну и наконец, можно сделать главный вывод из этой короткой статьи:

Возможность внедрения изобретения определяется не преимуществами и еффективностью самого изобретения, а тем, в какую систему предметно-технологического множества это изобретение необходимо встроить.

Именно из-за не понимания этих механизмов и процессов существует такое огромное количество непризнанных изобретателей, и невероятные мифы о сговоре мировой финансовой закулисы против научно-технического прогресса человечества…

РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ БОЛЕЕ ДЕТАЛЬНОГО ОЗНАКОМЛЕНИЯ:

1.Питер Друкер «Эпоха разрыва: ориентиры для нашего меняющегося общества» 1968

2.Олег Григорьев. Курс лекций по современной экономике (Шанинка)

Лекция №12 Научно-технический прогресс.

 




Один комментарий

  1. Господа, вы делаете невероятно точные акценты на актуальные темы!
    Да, разделение труда…, НТП, зрелость среды, накопленный базис научных знаний и ресурсов. Всё в диалектической взаимосвязи. Разделение труда: в XVIII веке — внутрицеховое, в XIX — внутри предприятия, в XX внутри объединения, а теперь — внутри отрасли (и в мировом масштабе). Рынок, конечно, не ограничен территориально и демографически. Он как матрёшка, новое на старом. А экономических уклада в пределе по-моему 2: присвоение (варварство, оперативная тактика) и созидание (цивилизация, стратегия). Все «-измы» это их комбинация в разной пропорции, от почти чистого присвоения при первобытно-общинном строе до почти чистого созидания при коммунизме. Созидание (НТП) позволяет расширить доступную для потребления ресурсную базу за счет структурно-информационного усложнения организации используемых ресурсов. А «правильная» социальная система эффективно их распределять (логистика). Опять же в диалектической взаимосвязи. И сложная микро-система жизнеспособна лишь в соответствующей по сложности макро-системе.