Как будет жить мир без работы в эпоху роботов

Наталия Киеня

Робот водитель

Технологии всё быстрее замещают труд. Количество вакансий сокращается ежегодно. Это касается не только заводов и рабочих. Совсем недавно отдыхающие обращались к турагентам в преддверии отпуска, а сегодня проще простого спланировать поездку самостоятельно. Банки закрывают отделения и оставляют на их месте банкоматы. Вендинговые автоматы становятся угрозой для кассиров. Журнал The Atlantic опубликовал эссе о том, что станет с миром, когда найти работу будет по-настоящему трудно, а «Секрет» перевёл основные тезисы из него.

Идея мира, в котором не надо работать, для многих остаётся лишь футуристическим концептом, хотя кое-где она уже не выглядит так нереалистично. Например, американский городок Янгстаун (штат Огайо). На протяжении большей части XX века его сталелитейный завод отлично работал, сделав доходы горожан действительно высокими. Это место казалось настоящим воплощением американской мечты. Однако после окончания Второй мировой войны производство стали в Америке постепенно начало перемещаться за границу, и Янгстаун сильно от этого пострадал. В сентябре 1977 года руководство завода объявило о его закрытии, в результате чего за пять лет город потерял 50 000 рабочих мест и доход в $1,3 млрд.

В Янгстауне началась локальная экономическая, культурная и психологическая депрессия. Всего за 10 лет уровень домашнего насилия вырос в несколько раз, одной из основных причин смерти стали самоубийства, а число пациентов психиатрической больницы возросло в три раза. Сейчас одно из немногих культурных учреждений, которое работает здесь, посвящено этому тяжёлому периоду. Его назвали Музеем гибели металлургии.

Сегодня по всему миру технологические устройства приходят на смену человеческому труду. Многие специалисты из области промышленности и финансов уверены, что это уже ставит экономику в критическое положение. Машины уже собирают вместо людей автомобили на заводах, сортируют товар на складах и выполняют множество других действий. Уровень способностей устройств постоянно растёт, а люди остаются такими же, как были. Будет ли у людей работа на Земле через 100 лет?

Разумеется, если качество техники и дальше будет расти, а её стоимость и дальше будет снижаться, уровень жизни и богатства людей должен вырасти, а не упасть. Остаётся вопрос распределения этого богатства. Также очевидно, что повсеместное исчезновение работы приведёт к социальным изменениям, с которыми мы никогда не сталкивались раньше. Если психологическая картина жизни людей в Янгстауне не исключение из правил (а на это не похоже), сохранить для человечества возможность работать окажется важнее, чем сохранить любую из существующих профессий.

Технологический прогресс всегда влиял на распределение рабочей силы. Промышленная революция отправила массу людей на фабрики, а глобализация экономики и автоматизация труда переместила их в сферу услуг. И всё же, несмотря на перемены, число рабочих мест в мире до недавнего времени росло. Сейчас же происходит нечто совершенно противоположное, поскольку в развитом мире наступила эра технологической безработицы — инженеры IT, по сути, изобретают то, что выгонит нас с работы. В конце концов это может привести к созданию новой нормы, когда большая часть населения перестанет думать, что труд — это центральный элемент жизни взрослого человека.

Фотография: ChinaFotoPress via Getty Images

Сейчас, после почти 300 лет разнообразных панических заявлений, есть три весомых причины всерьёз задуматься об этом: неоспоримое главенство капитала над трудом, тихая гибель рабочего человека и впечатляющий рост функциональных возможностей IT. Всё это, вероятно, приведёт к тому, что человеческий труд вскоре перестанет быть двигателем экономического роста, и признаки такого процесса уже налицо. К примеру, в 1964 году стоимость самой крупной компании в США, AT&T, составляла $267 млрд, притом что в ней трудилось 758 611 сотрудников. Сегодня место телекоммуникационного гиганта занял Google, чья стоимость составляет $370 млрд, притом что там работает 55 000 человек.

Есть мнение, что машины никогда не смогут по-настоящему состязаться с людьми, поскольку человеческие способности к сопереживанию, глубокому пониманию и творчеству несоизмеримы. Однако развитие компьютерной техники сегодня идёт настолько быстро, что практически невозможно делать прогнозы. Кто мог подумать в 2005 году, что смартфоны станут угрозой для гостиничного бизнеса за счёт сервисов бронирования жилья, позволяющих напрямую связываться с владельцами квартир?

Технологии создают рабочие места, и всё же, по статистике, девять из 10 работающих людей сегодня заняты трудом, который существовал 100 лет назад, и только 5% профессий появились между 1993 и 2013 годом за счёт развития компьютерной техники, программного обеспечения и телекоммуникаций. Новой промышленности много людей не требуется.

По мнению писателя и экономиста Питера Фрейза, автора книги «Четыре сценария будущего» («Four Futures»), посвящённой тому, как автоматизация меняет общество, работа даёт экономике и людям три важные вещи: средства для производства товаров, средства для получения дохода и возможность действовать, которая делает жизненный процесс осмысленным. При этом Фрейз принадлежит к малочисленной группе учёных, которые считают, что отсутствие труда приведёт к положительным изменениям. Согласно опросу компании Gallup, в 2014 году 70% жителей США отмечали, что недовольны своей работой и занимаются ею исключительно ради заработка. «Цель, значение, самореализация, творчество и независимость положительно отражаются на состоянии психики и субъективном уровне благополучия человека, — говорит Фрейз. — Однако если мы говорим о среднестатистической работе, их там обычно нет».

С другой стороны, отсутствие необходимости работать далеко не всегда заставляет людей чаще видеться с друзьями или находить новые хобби. Обычно они просто смотрят телевизор и спят. Безработные оказываются в социальной изоляции, хотя у них есть время общаться; большая часть из них хотят трудиться и чувствуют себя несчастными от того, что не могут делать это, — так что проблемой оказывается не только потеря дохода.

«Без работы человек теряет статус, и такая деморализация отражается как на психике, так и на физическом состоянии», — говорит Ральф Каталано, профессор Университета в Беркли.

Сложно представить себе, что досуг сможет полностью заполнить собой вакуум, который появится в нашей жизни с исчезновением труда. Большей части из нас всё-таки необходимы не только средства к существованию, но и возможность чего-то добиться, так что, вполне вероятно, в будущем мы начнём работать без зарплаты, исключительно ради осмысленности жизненного процесса.

И всё же прежде чем предсказывать, как поведёт себя средний класс в новых условиях, нужно понять, что он собой представляет. Традиционно одним из его фундаментальных элементов были ремесленники. И похоже, глобальная автоматизация (в особенности, развитие и удешевление 3D-печати) снова сделает ценным искусный труд и художественность исполнения в том, что касается предметов.

На смену обществу потребления придёт общество креативности, ведь ручная работа и индивидуальность высоко ценятся уже сегодня.

С другой стороны, многим людям придётся смириться с бедностью и неуверенностью в завтрашнем дне, как и жителям Янгстауна с его погибшим металлургическим заводом. Власти не смогут им помочь. В сельской местности, вероятно, вновь станут популярны отношения обмена, особенно в том, что касается свежей продукции: овощей, фруктов, хлеба, мяса, яиц и молока. Работу, которая ещё останется: кафе, такси, преподавательская деятельность, лечение — придётся поделить между множеством служащих, занятых неполный рабочий день. Кроме того, кто-то должен будет ремонтировать здания и вещи. Иными словами, как и в Янгстауне, работы будет мало, но дел — много.

Фотография: : Chip Somodevilla/Getty Images

Стоит, кроме того, вспомнить разговор Генри Форда-младшего и Уолтера Рейтера (главы крупнейшего в США профсоюза авторабочих), который произошел на церемонии открытия новой автоматизированной фабрики «Форд» в 50-х. Тогда Форд спросил: «Уолтер, как ты заставишь всех этих роботов платить членские взносы?» — и Рейтер ответил: «Генри, а как ты заставишь их покупать твои автомобили?» И правда: общество потребления не может существовать без потребителей. А ведь последние — это не только покупатели, которые приходят в магазины и на сайты, но и компании, которые арендуют сотни тысяч дорогостоящих офисов по всему миру. Что случится с офисными зданиями в посттрудовую эпоху? Может быть, их переделают в квартирные дома, что позволит малообеспеченным семьям переселиться в более удобное жильё? Или они останутся пустыми и просто придут в упадок? А как изменятся транспортные системы, которые больше не смогут перевозить пассажиров из дома на работу и обратно каждый будний день?

Два основных последствия безработицы — это одиночество и проблемы с чувством собственного достоинства как на индивидуальном, так и на общественном уровне. Возможно, в будущем правительству придётся вложить деньги в создание своеобразных центров социализации, где люди из местных сообществ смогут встречаться, осваивать новые навыки, будь то спорт или искусство. Кроме того, в таких условиях может возникнуть новый тип бизнеса, связанный с неполной занятостью населения. Компании начнут урезать часы работы своим сотрудникам вместо того, чтобы увольнять кого-то окончательно. Правительству придётся платить людям за любую деятельность, вместо того чтобы просто платить им пособие. Похожим образом в 1930 году, во времена Великой депрессии, поступило Управление общественных работ США, которое наняло 40 тысяч деятелей культуры для росписи стен, создания музыкальных программ, театров, картин и гидов для путешественников.

И всё же самым эффективным решением может оказаться создание национального онлайн-рынка труда за счёт правительственных средств. Такой ресурс позволит одним людям нанимать других по необходимости: например, для устранения последствий стихийных бедствий, обучения, организации развлечений, помощи в воспитании детей или заботе о престарелых, работы в области культуры. Запросы на таких страницах могут быть частными или общественными и исходить от местных властей, компаний и некоммерческих организаций. Чтобы удержать людей на подобном ресурсе, правительство начнёт выплачивать им минимальные базовые компенсации по единой ставке, которую можно будет увеличить самостоятельно.

Для такой занятости потребуется определённый уровень образования, однако с исчезновением труда ценность университетского диплома окажется под вопросом. Вероятно, правительству придётся платить молодым людям стипендию за учёбу и посещение образовательных программ. Это позволит новым поколениям оставаться на определённом уровне развития, сохраняя статус разумного гражданина, соседа и — эпизодически — работника.

Возможно, это не позволит много заработать или сделать карьеру, но наградой за правильный выбор станет самореализация — а это увеличит психологическую значимость неполного рабочего дня и в конечном итоге позволит нам заняться тем, чем мы всегда мечтали.

Фотография на обложке: SM/AIUEO via Getty Images

Источник: secretmag.ru




Комментирование закрыто.