«Фоксификация» новостей: почему прозрачность часто важнее объективности

перевод Александра Роджерса

Фокс была создана в 1996 году Роджером Эйлсом, бывшим медиа-советником трёх президентов-республиканцев, специально для удовлетворения консервативных зрителей. Его звёзды, как Билл О’Рэйли или Шен Ханнити, предлагают отчётливо правые мнения и комментарии, несмотря на то, что канал позиционируется как беспристрастный. «Fox» больше знаменит именно заангажированностью, а не прибыльностью. Билл Шайн, номер два в «Фокс Ньюз», думает, что эти две характеристики взаимосвязаны. «Мы предлагаем мнения, которых нигде больше нет», говорит он.

В мире, где миллионы новых источников (например, онлайн интернет новости) возникают в интернете, потребители переполнены информацией и хотят, чтобы им сказали, что это всё значит. «Фокс» не единственная новостная организация, которая не боится высказывать своё мнение и процветает в результате этого. Другие примеры включают беззастенчивую поддержку телеканалом «Аль Джазира» реформ в арабском мире, сатирическое видение Джона Стюарта в новостях «Daily Show», популярное консервативное радио Раша Лимбажа или даже «The Economist». Вполне возможно, MSNBC, которое в последнее время позиционирует себя с левыми, таким образом набирает зрителей. «Мы не настолько заполитизированы, как Фокс», говорит Фил Гриффин, президент MSNBC, «но у нас точно есть прогрессивная чувствительность, чувствительность к левым идеям».

CNN, между тем, продолжает проигрывать своим более резким соперникам, по крайней мере в прайм тайм. Мистер Гриффин, сам в прошлом сотрудник CNN, относит это к неспособности канала двигаться вместе с временем, предпочитая «пресный, непредвзятый якорь». Марк Витакер, управляющий редактор CNN, не согласен. Он говорит, что его канал (крайне прибыльный) известен за «интегральность и избежание дешёвых мнений», и за более глобальное освещение, чем его соперники. «Сегодня вы должны иметь точку зрения, но не обязательно такую, которая построена на рефлективной идеологии», говорит он.

Идея о том, что журналист должен быть беспристрастным при подаче новости относительно нова. «Многие газеты люди считают единственной правдивой религией, когда они являются всего лишь артефактом определённых экономических и исторических обстоятельств», говорит Джошуа Бентон из «Nieman Journalism Lab». Отцы-основатели Америки часто создавали яростную партийную прессу без лицензий или редактирования контента. На протяжении 19-го века газеты по нескольким причинам постепенно приняли более объективную политику освещения. Обращаясь к более широкой аудитории, они могли увеличить свои продажи и доход с рекламы. Консолидация и возникновение локальных газетных монополий также способствовали беспристрастности. «Когда вы единственная газета в городе, то вы не можете рисковать рассердить либералов, будучи слишком консервативными, или наоборот», говорит Бентон.

С профессионализацией журналистики в начале 20-го века выделяется собственный репортажный стиль. Выработался компромисс между рекламистами, издателями и журналистами, рассказывает Джэй Розен из Нью-Йоркского университета. Журналисты согласились не делать врагов, чтобы рекламисты могли нацеливать свои сообщения на всех. Таким образом, издатели имели более широкий рынок, а журналисты сдали своё мнение в обмен на стабильную работу. Объективно, это была «великая сделка между всеми различными игроками», говорит Розен. Когда возникли радио и телевидение, американские частные трансляторы распространили беспристрастность на свои новостные репортажи, чтобы максимизировать привлечение аудитории и рекламистов, а также избежать проблем с регуляторами.

В наши дни разные страны имеют разные преференции. В Европе широко распространена партийность в газетах и государственное телевидение часто имеет партийную принадлежность: к примеру, в Италии три государственных телеканала каждый привязан к своей специфической партии. Политическая независимость BBC в Великобритании необычна, и всё равно критики обвиняют её в чрезмерной левизне взглядов. В Индии 81 из 500 спутниковых каналов, возникших за последние 20 лет, являются новостными, и большинство из них расчитаны на специфические политические, религиозные, региональные, языковые или этнические группы. Лишь несколько используют объективный, пан-индийский подход, говорит Дая Туссу из Вестминстерского университета.

{advert=4}

Беспристрастность по факту скорее исключение, чем правило, и интернет ещё больше усугубляет это. В Америке он разрушает локальные новостные монополии, снижая рекламные доходы и обеспечивая доступ к широкому спектру альтернативных источников, чем отменяет «великую сделку» Розена. В Великобритании и других странах, где новые операторы должны быть беспристрастными, как минимум в теории, разнообразие телевидения и интернета делает подобные правила устаревшими. Марк Томпсон, генеральный директор BBC, сказал на последнем декабрьском семинаре, что идея полемических, наполненных различными мнениями новостных каналов является «привлекательной», хотя собственное освещение BBC будет оставаться беспристрастным. Интернет также сжал цикл обработки информации, с заголовками, доставляемыми немедленно через смартфоны или Твиттер, создаётся запрос на немедленный анализ и мнение.

Более того, с помощью интернета найти и синтезировать различные точки зрения намного легче, говорит Кришка Барат, создатель Google News. Идея сайта пришла к нему через пару месяцев после атаки 11 сентября 2001, когда он расстроился из-за неэффективности посещения множества разных сайтов для получения более широкой картины новостей. Когда новости приходят от многих источников, смесь сильных мнений становится более желательной. «Пришла пора признать, что определённые новостные источники имеют точку зрения, и поэтому они последовательны в её трансляции», говорит Барат. «Я думаю, есть место для них всех». Отметая многие традиционные аргументы в пользу объективности, интернет создаёт «фоксификацию» новостей, и возвращение к более предвзятому и партийному медиа-пространству 18-го и начала 19-го веков. «Почти каждая страна с открытым обществом создаёт программирование мнений с помощью телевидения», утверждает Шайн.

Это не значит, что все новостные организации должны занять жёсткие политические позиции. Розен лишь один из многих медиа-обозревателей, который считает, что пора освободить журналистов от смирительной рубашки отсутствия собственного мнения – того, что называется «взгляд из ниоткуда». Журналисты всё равно обходят непредвзятость с помощью недопуска людей с другой точкой зрения и избегая делать выводы, даже когда факты ясны и однозначны. «В прошлом были времена, когда CNN критиковали не просто за нейтральность в смысле отсутствия партийности, но и за отсутствие позиции вообще», говорит Витакер. Но позже, добавляет он, «мы заняли более сильную позицию, принимая точку зрения, которая, по нашему мнению, более поддерживается фактами».

Прозрачность как новая объективность

Шаг вперёд, предполагает Розен, состоит в том, чтобы отбросить идеологию беспристрастности и признать, что журналисты имеют разнообразие взглядов; быть открытыми к мнениям, сохраняя при этом стандарты точности, честности и интеллектуальной чести; и использовать открытость более чем объективность, как новое основание для построения доверия с аудиторией. Он цитирует запоминающуюся фразу Дэвида Вайнбергера, технического обозревателя, что «открытость – это новая объективность». Частью этого является необходимость журналистам раскрывать информацию о себе.

{advert=8}

Для примера, на «AllThingsD», сайте о новостях технологий, принадлежащем Доу Джонсу, все журналисты обеспечивают «этическое свидетельство» с информацией о своей собственности, финансовой деятельности и, в некоторых случаях, о своей личной жизни (два журналиста находятся в браке с сотрудниками крупных технологических компаний). «Люди больше доверяют тебе, если они знают, откуда ты», говорит Розен.

Открытость также означает ссылки на источники и данные, что веб делает очень легко. Блоггеры давно уже используют это для обоснования своих точек зрения. Эзра кляйн, блоггер «Вашингтон пост», предложила новым организациям публиковать полную расшифровку всех интервью онлайн. Создатель «ВикиЛикс» Джулиан Ассанж, фанат радикальной прозрачности, выдвигает похожий аргумент. «Вы не можете опубликовать работу в науке без полных экспериментальных данных и результатов», говорил он в прошлом году. Вайнбергер наблюдал в своём блоге, как прозрачность приводит к процветанию: «Объективность – это механизм доверия, когда вы зависите от посредника, который не может давать ссылки. Теперь наши медиа могут это делать».

Источник: The Foxification of news




Комментирование закрыто.