36% ПРоцентов Иуды или почему УДАР и КПУ набирают больше, чем Партия Регионов

Максим Михайленко, "Хвиля"

Моментум в американском деловом и политическом языке можно перевести как «пиковое время для продажи». Вот что пишут о моментуме в Википедии: «Отличное от нуля значение моментума свидетельствует обычно о наличии тренда. Если моментум имеет положительную величину, значит текущая цена больше наблюдавшейся ранее и имеет место восходящий тренд. Отрицательные значения моментума соответствуют нисходящему тренду».

Явный «моментум» демонстрируют сегодня «вторые партии» флангов власти и оппозиции, одна из которых — УДАР — вполне может стать первой в своем лагере.

А коммунисты — связать руки в парламенте становящейся уже ярко реакционной Партии Регионов, вынудив ее либо стать инструментом своей идеологии — жестко ориентированного на восток бюрократического социализма, либо идти на пакетные компромиссы с либералами из «УДАРа», а именно, для начала, возвращаться к европейской политической системе.

Разумеется, ПР может оказаться и в оппозиции, если так и не найдет общий язык с другими фракциями и критическим количеством самовыдвиженцев. Это парализует политическую жизнь страны в худшем случае, или Банковую — в лучшем. Начнется изматывающая война.

Наконец, ПР может взять от 226 до 301 места по обеим системам вместе, включив во фракцию своих замаскированных «независимых». Само собой разумеется, что подобный результат будет поставлен под сомнение внутри и вовне Украины и может привести к тяжелым последствиям. Очень хотелось бы надеяться на то, что на Банковой и Грушевского в данный момент находятся люди поумнее. Хотя оснований полагаться на это, с учетом процесса и результата визита «золотой молодежи» в США и «письм Кузьмина» — все меньше.

С очевидностью уже можно сказать следующее: ПР наберет заметно меньше, чем рассчитывает, несмотря на все свои манипуляции с комиссиями, доминирование в информационном пространстве, и массовую раздачу «пирожков». Потому что реклама у нее совсем тупая, члены комиссий — специально рекрутированные олухи, которые всего боятся (и боятся закономерно), а самоуверенность ПР начинает выглядеть со стороны уже просто смешно.

Ее сильно подводит презрение к умственным способностям и духовным потребностям людей, а желание учиться (сильная когда-то сторона ПР) после 2010 года пропало.

Не исключен вариант, когда ПР будет добиваться отмены результата выборов в округах или в целом, если ее не устроит результат (для этого закон и был так запутан, а процесс формирования комиссий — скандализирован) — это не удивительно, поскольку в партиях тоталитарного типа проигрыш означает ликвидацию виновных.

«Батькивщина» может набрать больше, чем сейчас показывают опросы, но только за счет продолжения неуклюжих ухаживаний ПР за избирателем — «жадным и туповатым лохом, которому нельзя доверять, потому что он еще не до конца поставлен в стойло вертикали», ведь где-то такой мессидж проявляется из агитации и методов ПР.  Равняйтесь на счастливых стариков и игривых молодоженов! К сожалению, живущих в Америке.

Сама же «Батькивщина», кому-то невнятно угрожая и пытаясь переплюнуть КПУ популизмом — безнадежна. Поэтому главными бенефициарами кампании становятся УДАР и КПУ.

Они и впрямь больше похожи на партии с конкретным брендом: УДАР на узнаваемых, слегка правых либералов с допустимо малым отрядом фольк-националистов, а коммунисты — на протопартию социалистов тоталитаристского типа (такие есть на маргинесе во Франции, далеко отстоят от этого, но похожи немецкие Die Linke), но не до конца упущенных еще в мрак. Видно, что в ней есть втайне европейски настроенные, те, кто хотел бы быть нормальными левыми политиками в европейской демократической стране, а не ходячим пугалом, вынужденным вслед за старшим братом скандировать «Ста-лин! Ста-лин!» и вербовать пенсионеров, чтобы помочь олигархии обосновать отказ от демократических и рыночных реформ. Но пока что коммунисты вполне тянут на левую партию в латиноамериканской стране, из тех, которые когда-то финансировал СССР. Правда, нет уже СССР, на его месте — капиталистическая Россия, поэтому и не все концы у коммунистов сходятся с молодцами.

Со «Свободой» практически все ясно. Печально, впрочем, что от нее начинает все больше зависеть конфигурация в парламенте.

Разве что до конца непонятно, как это создаваемые массово в КГБ УССР для дискредитации демократии в конце 80-х организационные ресурсы получили доступ в палаты олигархии? Кто придумал их связать, и с какой долгосрочной — кроме троллинга БЮТ на местных выборах в 2010-м — целью? Запугивание жителей Донбасса и других восточных областей с целью их голосования за ПР? Игра все более глупая и опасная. Ведь наци есть наци, как и всем тоталитаристам, кроме самого главного «гражданина начальника», им положено быть примитивными. Поэтому олигархии «почетных арийцев» ее нынешняя помощь наци, вызывающая возмущение цивилизованных людей, не поможет — доказано Гитлером.

А вот что же такое «УВ» — чистый, и теперь лишь полуудачный, проект приобретения в Раде 12 мест? А если и «Нашей Украине» не просто рисуют 3.8?

Все стало очень интересно, и как раз это сильно усложняет жизнь партии власти, всем ее внутренним и внешним кругам, и вселяет тревогу в сердца мельтешащих вокруг Януковича «посредников» и «надежных людей».

Неожиданные в 2010-м году, жесткие, неолиберальные (то есть ограничивающие расходы бюджета) реформы правительства ПР-КПУ (sic!) уже привели к тому, что украинский избиратель стал оцениваться в 36.36% Иуды — впрочем, ведь и гривна не серебренник.

 

А именно на 12 гривен были «подняты соцстандарты». Видимо, именно столько — 36.36% — ПР намерена набрать голосов. Но избиратель-то наш, человек в среднем немолодой, хорошо помнит классику, уже даже специально показанную ему уже по родному телевизору режиссером Бортко:

«— У него есть одна страсть, прокуратор. — Гость сделал крохотную паузу. — Страсть к деньгам.
— А он чем занимается?
Афраний поднял глаза кверху, подумал и ответил:
— Он работает в меняльной лавке у одного из своих родственников.
— Ах, так, так, так, так. — Тут прокуратор умолк, оглянулся, нет ли кого на балконе, и потом сказал тихо: — Так вот в чем дело — я получил сегодня сведения о том, что его зарежут этой ночью.
Здесь гость не только метнул свой взгляд на прокуратора, но даже немного задержал его, а после этого ответил:
— Вы, прокуратор, слишком лестно отзывались обо мне. По-моему, я не заслуживаю вашего доклада. У меня этих сведений нет.
— Вы достойны наивысшей награды, — ответил прокуратор, — но сведения такие имеются.»

Так что показатель ПР может оказаться ближе к 12 гривнам, нежели к 30 серебренникам.

Сведения имеются и такие, что нарастают и внутренние, и внешние ожидания необходимости возвращения Украины back on track, поскольку она начала представлять угрозу не только для себя, но и для окружающих стран, превращаясь в ареал криминализированных экономических и правовых отношений и охотно экспортируя эти позорные практики в страны ЕС, все чаще выступая достойным конкурентом России на этом поприще.

Говорят, на Банковой всерьез стали подумывать о продаже всех наших долгов КНР и переводе счетов в китайские банки. Но главный партнер Китая — по-прежнему, США, да и своим младшим партнером — Россией — в Пекине дорожат. Капкан захлопнулся.

УДАР прикидывает смету реконструкции Администрации Президента в полностью прозрачное здание с висящим при входе панно «Лешек Бальцерович, Март Лаар и Михаил Саакашвили возлагают цветы к монументу Неизвестного Папэрэдныка».

Коммунисты, громко хохоча над предвыборной картой страны, уже набрасывают проект закона о возвращении улице Банковая одного из исторических названий: Орджоникидзе или Коммунистической.

Гигантские транзитные потоки и немалые вложенные в Украину капиталы вполне приличных фирм также требуют установления правил игры раз и навсегда. Поэтому «подземные» вибрации под ногами власти в последние 20 дней кампании начали резко усиливаться, а квартиры в Праге, Никосии, Сен-Тропэ стали заметно дорожать из-за наплыва любопытных клиентов: молчаливых людей с одинаковыми лицами и одинаковыми костюмами на дорогих машинах с каббалистическими украинскими номерами…

Из «Одиссеи капитана Блада»
«— Что, что такое? — Лорд Уиллогби, изумленный этим вопросом, посмотрел на Блада и, помолчав некоторое время, сказал: — Я говорю о его величестве короле Вильгельме Третьем — Вильгельме Оранском, который вместе с королевой Марией уже свыше двух месяцев правит Англией. Воцарилось молчание. Блад не сразу осознал эту довольно ясную информацию.
— Вы хотите сказать, ваша светлость, что английский народ восстал и вышвырнул этого мерзавца Якова вместе с его бандой головорезов?
Добродушно улыбаясь, ван дер Кэйлен толкнул лорда Уиллогби локтем в бок и заметил:
— У него ошень правильный политишеский вскляд, а?

 




Комментирование закрыто.