Социальные сети и политика: гонка вооружений, паранойя и опасная иллюзия контроля

Андрей Облогин, "Хвиля"

Социальные сети стали для российских чиновников высшего звена своеобразной декадентской модой, вроде увлечения элиты оккультизмом на закате Российской Империи.

Недавняя статья русского Forbes на эту тему выглядит запоздалой вирусной рекламой к последнему роману В. Пелевина. Из нее следует, что в высших кабинетах президентской администрации и правительства работает система «Призма», своеобразное окно в мир политической блогосферы. Данные о дискуссиях, позитивных и негативных мнениях структурируются в ней сообразно заложенным там неизвестным алгоритмам, выдавая обладателю этого девайса некую общую картину настроений и трендов интернет-электората как в целом, так и в различных «кластерах».

Убедившись, что дата публикации не 1 апреля, дальше мы читаем о том, что «аппарат» достаточно серьезно используется зам. главой президентской администрации РФ Володиным и вызывает одобрение других чиновников как важная и полезная инновация. «Сотрудник президентской администрации признается: по итогам наблюдения за блогами Володин строго спрашивает», — пишется в статье. “…Директор Центра политинформации Алексей Мухин, немного пользовавшийся «Призмой», обрисовывает круг потенциальных клиентов: «Это нужно для спецслужб и Кремля. Я видел эту систему. Это впечатляет, хорошая вещь. Думаю, такая штука есть и у Дмитрия Анатольевича»”.

Позже прогремела еще одна новость: Служба Внешней Разведки активно занялась работой в социальных сетях. Для этого готовится трехступенчатая программа, которая включает элементы анализа социальных медиа и воздействия на них. «После того как разработка завершится, начнутся предварительные испытания, которые должны будут доказать эффективность системы», — пояснил собеседник, который не исключил, что на первом этапе программы могут апробировать на странах Восточной Европы, ранее входивших в состав СССР. Указанные программы универсальны в своем применении, подчеркивают эксперты, — пишет Коммерсант.

Разумеется, две такие утечки не случаются просто так в течение двух недель. Учитывая, что американский метод прощупывания общественного мнения путем «слива» информации вряд ли интересен российским властям, это просто сигнал за океан: мол, посмотрите, у нас теперь есть своя виртуальная дубина и она не хуже вашей. Воображение тут же рисует товарища Сталина на послевоенной встрече с Рузвельтом, который, так, между делом, с хитрым прищуром бросает американскому президенту: ми тэперь тоже умеэм  работать в Facebook…

Американцы, безусловно, плотно работают в этом направлении, в частности развивая систему SMISC («социальные медиа в стратегической коммуникации»). Для США это явно имеет сугубо прикладное значение — военные даже хвастаются успехами на арабских форумах и социальных сетях, когда им удается настолько загадить вражеские площадки дезинформацией, что они теряют свою ценность как точки сборки и координации для воинов джихада. А, например, на сайте Rand мы найдем публикацию о компьютерном мониторинге социальных сетей Ирана во время выборов 2009 года.

Однако, здесь необходимо отметить, что существующие и разрабатываемые системы мониторинга не представляют из себя что-то принципиально новое. Забив в Google запрос «система мониторинга социальных сетей» мы обнаружим массу платных версий софта для анализа упоминаний брэндов в социальных медиа, имеющие практически тот же самый функционал аналитики, только для корпоративных целей.

Толчком к усилению работы американцев в этом направлении стали недавние события «арабской весны», когда идеологи экспорта демократии увидели в социальных сетях возможность снять таким образом  риски потери американских солдат, «сопутствующих» убийств мирных жителей и огромных военных трат бюджета, добиваясь тех же самых задач смены режимов способствуя лучшей организации повстанцев. Подход идеально вписывающийя в осторожную внешнеполитическую стратегию адинистрации Обамы, впрочем, о каких-либо успехах в этом деле неизвестно.

Бюджет проекта SMISC — жалких 42 миллиона долларов. Но при этом… стоимость в 42 раза больше упомянутого проекта СВР.

Здесь стоит привести мнение журналиста Андрея Солдатова, специализирующегося на работе спецслужб, высказанного в интервью на Радио Свобода:

«События «арабской весны» для очень многих людей, в том числе в Москве и в Вашингтоне, стали абсолютным сюрпризом. По прошествии некоторого времени мы понимаем, что далеко не все выступления были действительно спровоцированы «Твиттером» и «Фейсбуком»: существовали организации на месте, было недовольство у людей, а социальные сети были одним из инструментов. Но люди в Вашингтоне стали говорить примерно в таком духе: «Видите, есть палочка-выручалочка – такое средство, которое позволяет мобилизовывать людей в тех странах, где существование политической оппозиции невозможно, потому что там тоталитарные или репрессивные режимы». Эти заявления, сделанные в Вашингтоне, были услышаны в Москве с определенным параноидальным, присущим российским чиновникам подходом. Здесь решили, что это – чуть ли не признание в том, что эти инструменты разработаны и применяются, собственно, в Вашингтоне. И, соответственно, теперь решено, что социальные сети, блоги – это и есть то самое страшное, магическое оружие, которое будет применяться, в том числе, против интересов России. Вот и все».

Разница между восприятием социальных сетей со стороны элит США и РФ очевидна: Facebook и Twitter изменили политическую культуру Америки благодаря успешным кампаниям в социальных сетях Обамы, Рона Пола и Ньюта Грингвича, успеху правого движения Tea Party и левого Occupy Wall Street. Обама явно делает важную ставку текущей президентской кампании на социальные медиа, подтверждением чему стал недавний визит в коллективный блог Reddit. Осознание факта, что социальные сети не «просто еще одно СМИ» уже прочно сидит в головах американских политиков.

Новейшая российская (и украинская) история знает только локальные и разрозненные политические кейсы в социальных сетях, зачастую спонтанные флешмобы, разово выстреливающие картинки, тексты и ролики. Еще никогда постсоветские власти ничего в новых медиа не добивались, не представляют как это сделать и, видимо, никогда не смогут добиться. Поэтому, вместо легальной рекламы и диалога идут по пути выстраивания системы, по духу напоминающей противоракетную оборону. Это можно условно назвать логикой Санта Клауса: зачем заходить через дверь, или даже окно, если есть дымоход? Объяснение парадокса банально — постсоветские элиты не выдерживают прямого диалога в принципе.

Но не только страх «арабских» бунтов заставляет власти запутаться в социальных сетях. Залипнув над волшебной Призмой можно легко поверить в иллюзию понимания настроений и контроля над происходящим в стране. Не нужно покидать роскошные кабинеты и автомобили, ездить в вонючем транспорте, осматривать нищие больницы, видеть бомжей и всего режущего глаз прочего. Споры о Сталине, Горбачеве, «чурках», «хохлах», Pussy Riot – вот важные, обсуждаемые офисным пролетариатом темы, и пока так — можно не беспокоиться. Так, временами подбрасывать плебсу ту или иную информационную кость. Для других — есть гречка.

Нюанс заключается в том, что топовые блогосферные темы — лишь пена, дающая мало для понимая масштабных процессов на дне морском. Чиновник не узнает, что говорят о жизни и власти врачи скорой помощи, мчс-ники, военные, ученые, учителя, жители деревень — этим людям, как правило, некогда постить в ЖЖ. Чиновник может свести на нет деятельность в Твиттере хипстера, но ведь физически убивать чиновника будет гопник, никогда о политике в Вконтакте даже не читавший.

Поддавшись соблазну сделать из новых медиа куклу Вуду российского электората, власти сами рискуют стать объектом манипуляции и самообмана. Пост виляет собакой.

СВР обещает обкатать свой инструмент в ближайшее время на странах ближнего зарубежья, вполне вероятно, что боксерской грушей выступит именно режим Януковича. Поэтому, уже очень скоро мы можем ждать провокаций и усиления параноидальных идей властей по поводу  угрозы от социальных сетей в Украине. Стоит ли по этому поводу печалиться? Как гласит одна китайская стратагема: «на востоке поднимать шум, на западе нападать».




Один комментарий

  1. Сарказм автора по поводу повышенного внимания государственных чиновников к социальным сетям не уместен. Интернет – мощнейшее средство пропаганды, информационной войны (события в арабском мире подтвердили это). По данной проблеме хорошо сказано:
    «… основная арена идеологической борьбы, особенно за молодежь и интеллигенцию, будет в виртуальном пространстве. «Правительство США планирует распространить «войну идей» на популярные Интернет-сайты, блоги и чаты в русскоязычном сегменте Интернета», сообщил весной 2008 года заместитель госсекретаря США по публичной дипломатии Джеймс Глассман. По его словам, небольшая команда специалистов с достаточной эрудицией и быстрой реакцией выходила в Интернет — в русскоязычные чаты, популярные сайты и в блоги, и дискутировала с участниками об американской политике, по ходу общения «исправляя ошибки» и давая ссылки к «правильным» документам. … Молодые особи безоговорочно верят всякому бреду, прочитанному с монитора компьютера, как старушки-пенсионерки – статейкам в газетах, напечатанным на правах рекламы. О том, что ложную информацию в сети Интернет разместить намного легче, чем в самом продажном, нищенском печатном издании, младежь не понимает …
    Может ли государство, выполняя свою основную функцию, разрешить бесконтрольное распространение вредной информации, враждебной идеологии, позволить молодежи «пить подобно братцу Иванушки из первой попавшейся информационной лужи»? – Вопрос риторический».
    Из книги Н.И. Станкевича «Ищу Человека» ( http://iscel2009.info )