Юбилей революции и «карта памятей»: Каховка и Новая Каховка

Алексей Копытько, Информационное сопротивление

Уже совсем скоро начнется пропагандистско-просветительский марафон в контексте Украинской революции 1917-21 гг. На неделе отметим 100-летие Центральной Рады, и затем чуть ли каждый день будет 100-лет со дня чего-то.

По замыслу, который заложен в Указе Президента № 17 «Про заходи з відзначення 100-річчя подій Української революції 1917 – 1921 років» от 22.01.2016 г., мемориально-воспитательные мероприятия должны проводиться с целью:

  • вшанування традицій боротьби за незалежність і соборність України та військової звитяги захисників рідної землі, творців національної державності, тисячолітньої історії державотворення нашого народу,
  • визнання історичного значення подій, пов’язаних із визвольною боротьбою початку XX століття та утвердженням української державності у формі Української Народної Республіки, Української Держави і Західноукраїнської Народної Республіки, їх значення для відновлення Україною незалежності у 1991 році, утвердження історичної єдності земель,
  • консолідації суспільства,
  • зміцнення міжнародного авторитету України.

Первые две задачи носят в основном ритуальный характер и вполне сносно решаются с помощью стандартного набора мемориальных «отверточек». А вот 3-4 потребуют внимания.

Если мы хотим, чтобы после цикла инспированных государством акций на фоне всего происходящего общество стало более сплоченным (что можно измерить), а на международном уровне Украину стали чуть больше уважать за умение работать с историческими темами, придется скорректировать базовый подход – «слабоумие и отвага» — к воплощению гуманитарной политики.

Одной из прикладных задач в контексте юбилея станет работа в регионах, где тема «УНР — Украинская держава – Директория» до сих пор рассматривается с поправкой на «Великий Октябрь» и «Гражданскую войну». Базовый тезис — об украинско-советской войне и советской оккупации — на этих территориях будет приживаться с трудом. И чтобы потом не увязнуть в разгребании последствий, имеет смысл составить своего рода «атлас памятей», с которыми придётся взаимодействовать.

Для примера возьмём Херсонскую область, которая, в отличие от того же Харькова, не так часто попадает в фокус общественного внимания.

Декоммунизация

Группа ИС в феврале 2017 г. провела глубокое исследование ситуации на Херсонщине с акцентом на сферу национальной безопасности и обороны. Вопрос отношения к политике памяти и декоммунизации не был в числе основных, но собранный материал позволяет сделать некоторые выводы.

В Херсонской области до недавнего времени неплохие позиции были у Коммунистической партии. На инфографике, подготовленной коллегами из Українського центру суспільних даних, четко просматривается своего рода «красный пояс».

После запрета КПУ партийная сеть на уровне районов и сел перетекла к Союзу левых сил, «Батькивщине» и другим политсилам – в зависимости от настроений локальных комми-бонз. Например, в Геническом районе ряд депутатов, которые в 2010 г. представляли КПУ, в 2015 г. избраны в областной и районный советы от «Батькивщины» и БПП.

На этом фоне декоммунизация прошла достаточно спокойно. В конце февраля 2014 г. случился «ленинопад», затем все было без особого энтузиазма, но и без особых эксцессов. Единое мнение участников фокус-групп: переименования и снос памятников – несвоевременное занятие, которое особых страданий не вызывает, но создает неудобства. «В Киеве занимаются какой-то ерундой» — вот основной вывод, но он высказывается скорее с раздражением и недоумением, нежели с озлоблением.

Общую ситуацию можно охарактеризовать как «переходный период». Если на бумаге решения о переименовании / сносе уже приняты, то на местности еще предстоит немало сделать. Например, замена табличек с названиями далеко не завершена. В Херсоне появились таблички со старым и новым названиями (что удобно). Хотя на многих домах ничего не поменялось.

Часто встречается ситуация, когда новую табличку повесили, а старую не убрали.

г.Скадовск.

Стела «Цюрупинск» как стояла, так и стоит. В списке главных плательщиков налогов по районам– предприятия им. Ленина (Новотроицкий), им. Кирова (Чаплинский) и т.д. В общем, идёт вялотекущий процесс.

При этом на Херсонщине есть особая территория, которая с точки зрения символики в публичном пространстве представляет собой «красный заповедник». Речь идёт о Каховке и Новой Каховке.

Зона упадка развитого социализма

Первая особенность региона, в котором находятся Новая Каховка и Каховка и проживает порядка 120 тыс. человек — в 1950-1970 гг. здесь проходили поистине циклопические стройки.

Были построены Каховская ГЭС, Северо-Крымский и Каховский магистральный каналы, ряд машиностроительных заводов союзного значения («Южэлектромаш»…), железнодорожная инфраструктура и т.д. Собственно, Новая Каховка возникла как город строителей, официальная дата её основания – 28 февраля 1952 г. «Старая» Каховка также сильно преобразилась.

Если вы бывали в Киеве на ВДНХ и представляете архитектурную стилистику этого места, вам будет легко представить Новую Каховку. Потому что многие публичные здания и главная улица – Днепровский проспект – выглядят примерно так же. Вот, например, здание недавно открытого после 10 летнего ремонта Дома культуры.

Фото: Херсонці

Внутри трационные скульптуры эпохи соцреализма.

Фото: Таврийские вести

Для обеспечения стройки в херсонские степи фактически на голое место съехались десятки тысяч людей из разных регионов бывшего СССР.  Причем в их числе была масса инженерно-технических специалистов и квалифицированных рабочих, которые остались здесь жить. По данным переписи 2001 г, число русскоязычных ~ 45%, украиноязычных – ~ 52%. На практике город преимущественно русскоязычный. Год назад четверть детей в школах официально учились на русском языке.

Вторая особенность – индустриальный скачок по времени пришелся на 50-летие «Октябрьской революции» 1917 г. На тот момент память о Великой Отечественной войне ещё не стала всеохватывающей доминантой, поэтому в данном регионе, особенно – в районе «старой» Каховки доминирует символика «Гражданской войны». Буквально создаётся впечатление, что Красная Армия как пришла, так и не уходила.

Если ехать из Новой Каховки в Каховку, то в г. Таврийске у русла Северо-Крымского канала вас встретит Памятник каховчанам – героям Гражданской войны.

Сам канал — чуть правее. Заполнение водой начинается в марте.

Двигаясь в центр города к набережной, вы обнаружите памятник Михаилу Фрунзе, установленный в 1957 г.

По поводу этого памятника не утихают баталии. Формально он должен быть демонтирован. Мэр города Андрей Дяченко утверждает, что это случится буквально завтра. При этом в городском совете часть депутатов против демонтажа монумента Фрунзе. Так, против демонтажа выступает глава фракции «Самопомощь» Сергей Яременко.

За спиной у Фрунзе находится Дом культуры, носивший его имя. А перед ДК – растут два дуба.

Между ними — трогательный мемориальный камень.

Рядом же — несколько анекдотичная композиция. На здании, где ныне располагается ночной клуб, висит табличка, что оно построено в честь 50-летия советской власти.

В 1967 г. в Каховке был установлен бюст маршалу В.К.Блюхеру, в 1920 г. командовавшему Красной Армией во время боёв на каховском плацдарме.

В феврале 2016 г. бюст был демонтирован, но одноимённый кинотеатр пока остался.

Следует отметить, что памятник Ленину появился в Каховке только в 1972 г., т.е., красные командиры значительно опередили вождя мирового пролетариата.

В честь «50-летия Октября» неподалёку от Каховки был установлен на специально насыпанном кургане памятник «Легендарная тачанка», ставший главным символом региона.

За последние годы он немного пострадал от охотников за металлоломом, но до сих пор выглядит впечатляюще.

Для поборников гендерного равенства – вот 7,5 метровый памятник «Девушка в шинели», установленный в Каховке в 1983 г.

Коллектив скульпторов и архитекторов запечатлел в бронзе героиню известной «Песни о Каховке» М. Светлова и М.Дунаевского из к/ф «Три товарища», где есть такие строки:

«..Гремела атака и пули звенели,

И ровно строчил пулемет.

И девушка наша проходит в шинели,

Горящей Каховкой идет»…

Местные власти подчёркивают, что памятник тачанке и «Девушка в шинели» останутся на своих местах.

Таким образом, регион продолжает жить в красноармейском антураже, хотя никакого особого пиетета люди к событиям «Гражданской войны» не испытывают. Но проблема в том, что советские памятники в общественном сознании неразрывно связаны с советскими стройками. Тезисный ряд примерно такой: «Вот «красные» памятники» — а вот то, что красные построили. Покажите, что сопоставимого построили за годы независимости? То, что развалилось, показать не трудно. Но что построено?».  Лобовой демонтаж вызовет еще большее отторжение к власти, которая и так не пользуется особой любовью.

Точно так же будет непросто доносить новые смыслы об УНР, о том же П.Болбочане, О.Алмазове, Е.Рымаренко, потому что они не материализованы. Украинское государство 1917-1921 гг. воспринимается как мимолётный малозначимый эпизод. Работа по возвращению памяти в основном ведётся силами энтузиастов (например, на эту тему регулярно пишет Павел Подобед).

УНР через стройки

Учитывая все особенности местной ситуации, можно сделать вывод, что одними информационными кампаниями закрепить новые смыслы будет проблематично. Их нужно внедрять через выпячивание строек времён независимости и даже тех проектов, которые пока только на уровне идей.

Например, в Новой Каховке расположена подстанция «Каховская», через которую получают электроэнергию не только Херсон, Николаев, но и получал Крым. Это элемент стратегической инфраструктуры, созданный в советское время. Выведение её из строя означает блэкаут для всего Юга Украины.

В 2014 г. на территории Новокаховского горсовета за средства кредита ЕБРР и ЕИБ началось строительство подстанции «Новокаховская» и ЛЭП 750кВ от Запорожской АЭС. Ввод в эксплуатацию этих объектов даст возможность задействовать мощности АЭС, которые сейчас простаивают, а также сбалансировать энергосистему на Юге. Станцию должны открыть в 2017 г., это самая настоящая «перемога». Но это не преподносится как «перемога», сопоставимая с достижениями советского периода.

Что касается непосредственно вопросов памяти, то имеет смысл начать предметную дискуссию о создании мемориального парка вокруг памятника «Легендарная тачанка». Такие предложения уже витали, но ничем не закончились.

Сейчас курган с памятником окружает поле, с тыльной стороны к нему подбирается кладбище. Пока этот участок никто не испортил, нужно как минимум на уровне проекта проговорить возможность переноса в этот район существующих памятников советской эпохи, а также создание экспозиции по периоду Украинской революции.

Тогда не будет вопросов, куда девать памятник Фрунзе. Со временем неизбежно возникнет вопрос, что делать с «Девушкой в шинели» и памятником участникам «Гражданской войны» возле канала. Ведь лет через 10-15 их несоответствие контексту станет еще более очевидным. А перенос – это цивилизованное решение.   Данный объект может стать интересным для туристов, особенно — иностранных. У речных круизных судов, которые рано или поздно оживут, будет повод остановиться. Освободившиеся локации можно будет заполнить актуальными памятниками…

Это – один из десятков примеров, когда для работы с аудиториями в 100-500 тысяч человек нужны адресные месседжи. При наличии региональных филиалов Украинского института национальной памяти (которые в муках протискиваются через дебри отечественной бюрократии) составить «атлас памятей» будет несложно. И результат точно себя оправдает.

Источник: Информационное сопротивление




Комментирование закрыто.