Я вас умоляю (монолог отчаяния)

Дмитрий Бергер, Канада, "Хвиля"

sur161 markus-lovadina-no-more

Человек — хозяин своей судьбы. Что более-менее истинно. Точнее, человек, при определенных обстоятельства и предоставленных возможностях, может оказаться хозяином своей судьбы. А может и не оказаться. А с точки зрения биологов, истории, общества и экономики, что там делает один человек со своей судьбой просто не имеет значения. Потому что один человек, даже такой выдающийся как Стивен Хокинг, не является показателем чего- либо. Мир или, если хотите, Вселенная — это статистика миллионов и триллионов элементов в конкретно контексте.

Поэтому то, что под Рождество везде играют украинского «Щедрика», не имеет никакого значения ни для украинской, ни для мировой культуры. А вот то, что называется «Британским вторжением», культурное явление, начавшееся с Битлз и продолжающееся по сей день, имеет, так, как только перечисление мелодий, перекочевавших из Туманного Альбиона в миллиарды проигрывающих устройств по всему миру, займет десятилетия. «Щедрик» — единица, то есть случайность, «Британское вторжение» — статистика, то есть факт жизни.

Это только на первый взгляд кажется, что гении — это одиночки из ниоткуда. На самом деле все представители науки и искусств являются лишь сливками широкораспространенного явления. Ладно, Эдисон не столько изобретал, сколько тырил патенты других, но ведь другие то были, было у кого воровать. Короче говоря, нам не нужны герои, нам необходимы явления.

И тут я должен признаться, что ожидаемого мною явления из Революции Достоинства не вышло. Хотя все предпосылки были, что заставило меня в течение трех лет писать статьи на украинскую тематику в надежде, что, прочитав их, хоть кто-то поймет как мир работает предпримет соответствующие шаги. Надеждам моим не довелось сбыться, о чем свидетельствует хотя бы то, что люди, даже прочитавшие и согласившиеся с моими выводами и предложениями, через день начинают по новой искать черную кошку в темной комнате, совершенно похерив вчерашние восторги. Но это уже свойство человеческой натуры. Я лично предпочитаю находить решения и двигаться дальше, в то время как большинство любит сам процесс поиска, а некоторые даже на этом зарабатывают.

Тем не менее, я — оптимист. Все меняется и меняется к лучшему. Эволюция — это приспособление к переменам, и современное общество как никогда приспособлено к адаптации. В природе для возникновения и закрепления одной мутации, одного изменения среди одного вида (не путать с постоянной мутацией индивида) требуется примерно 50000 лет. Но у нас есть технологии, и вместо того, чтобы долго меняться самим, мы используем либо механические, либо электронные, либо политические приспособления.

И, подобно тому, как можно строить атомные электростанции и бомбы, использовать интернет для создания баз данных и бесстыдной пропаганды, политическим способами можно создавать будущее или закреплять настоящее.

А это уже философский вопрос. Будущее подразумевает неизвестное количество изменений неизвестного количества составляющих. Поэтому его приходится планировать, исходя из очень фундаментальных и общих положений. В этом, как известно, преуспели отцы основатели США. «Мы считаем эти истины самоочевидными, что все люди созданы равными, что они наделены своим (интересно, что у каждого свой) Создателем определенными неотъемлемыми правами, среди которых есть Жизнь, Свобода и поиск Счастья.» Интерпретировать, что такое жизнь, свобода и счастье, можно по-разному, но уже это подразумевает возможность интерпретации. Результатом такой политической технологии явилось динамичное и адаптивное обществе, полное противоречий и, как следствие, возможностей.

Теперь возьмем другую крайность. Нет, не Украину. Древний Рим. Вы знаете, почему Новый год празднуется 1 января? В древней Италии воевать начинали весной. Поэтому в Риме год начинался в марте, когда избирались консулы, они же военачальники. Первые лет 500 передовая начиналась сразу за огородами, и консулы прямо с Формула трюхали на войну пешкодралом. Но потом начались Пунические и Македонские войны, обязательно хотя бы три, и боевые действия расползлись по всему Средиземноморью. То есть, войну по-прежнему начинали весной, но пока новоизбранный консул добирался до поля сражения, проходило полгода, и ему приходилось тут же закруглятся назад. Поэтому выборы консулов, то есть Новый год, перенесли на январь. Другой проблемой Рима стало то, что в результате долгих войн на периферии, граждане фермеры, составлявшие армию-ополчение, стали надолго пропадать в походах, иногда на годы, иногда навсегда. В любом случае их мелкие хозяйства хирели, становясь легкой добычей олигархов, скупавших землю и создававших там латифундии, где вкалывали рабы. Основа республики, свободный гражданин-землевладелец, была подорвана.

В отличие от нас, у римлян не было современных технологий и образования. Качественного скачка у них не произошло. У них был выбор — плюнуть на империю, и вернуться к социальному распределению земли, раскулачив патрициев-латифундистов, или установить вертикаль власти и платить за лояльность. Знакомо? Тут явился очередной Гай, по фамилии Марий, и предложил простое решение. Ежели обедневшее население не в состоянии за свой кошт поставлять экипированных бойцов, то почему бы не начать платить солдатам за службу? Это, конечно, сильно меняет динамику социальных отношений. Особенно, когда генерал лично платит своим войскам. Земли нет, в городе приходится жить на пособие, а тут такая возможность и мир посмотреть, и заработать неплохо, особенно, если разграбить какой город в Греции. На Марии, в принципе, республика и кончилась, так как кроме самых высших аристократов, независимых граждан в Риме просто не осталось. Все сидели на государственных субсидиях или служили патрону. И вскоре началась гражданская война, понятно. Ведь политика, основанная на затыкании дырок, не обращает внимание на причины их возникновения. Подобно украинской борьбе с коррупцией. А причины остаются и проявляются так или иначе.

К чему это я? К тому, что решая непосредственные задачи дня, необходимо осознавать, что принимаемые сегодня решения неизбежно определять будущее. И часто по правилу непредвиденных последствий.

Я вижу горячие дебаты о будущем медицины. И то, как народ сравнивает апельсины и яблоки, избегая контекста. Между тем все довольно просто. Медицинские модели первой половины двадцатого века, независимо от социального и экономического устройства страны, основывались примерно на одном предположении — необходимость проведения массовых вакцинаций и лечение простых физических травм и общих недугов. Ну, там, поломанную ногу срастить, аппендицит вырезать, аспирин прописать. Про лечение меланомы или посттравматического стрессового расстройства никто даже и не думал. Что очень упрощало и удешевляло лечение. И спасло жизни миллионам, надо добавить.

Но научно-технический прогресс имеет одну особенность — его достижения воспринимают как данность. От врачей сегодня ожидается не просто делать все возможное, а взять и вылечить. 30 лет назад человек с диагнозом рак принимал это как должное и тратил последние два месяца жизни на прощание с родными и близкими. Сейчас у него имеется неплохой шанс на выздоровление. Но стоит это бешенных денег. При этом продолжительность жизни удвоилась, а значит и рак, и сердечные проблемы, и деменция уже не редкость, а норма. Последние два года жизни человека пожирают до 80% медицинских расходов за всю его жизнь. Семашко такого предвидеть не мог. Это в Украине медицина еще не передовая, то есть не дорогая. Хотя на личном уровне еще и как. Где деньги, Зин?

Тут ведь еще такое дело. Сам по себе доступ к врачу еще ничего не значит. Зависит от его квалификации, доступа к медикаментам, диагностическим инструментам и много еще чему. А больше всего зависит от доходов человека. Бедные люди живут меньше, болеют больше, питаются хуже. Поэтому качество и продолжительность жизни выше в странах с высокими средними доходами. Что-то мне подсказывает, что там мало субсидий, но много возможностей.

Когда в Конституции страны записано, что она «социальная», это возлагает на правительство обязанность поддерживать хотя бы видимость социального равенства и справедливости. Что возможно лишь с относительно бедным населением. Богатые всегда не равны, у кого-то всегда больше миллионов. Мы не устаем возмущаться, что в последние десятилетия выросла пропасть между супербогатыми и всеми остальными, но не замечаем, что за то же время, количество людей, живущих ниже прожиточного минимума, в мире снизилось с 50% до 10%, и если тренд сохранится, вскоре абсолютно бедных просто не будет. Все имеет свои плюсы и минусы.

Проблемой Украины мне видится стремление у всех, а не у каких-то отдельных злых сил, в том или ином виде сохранить статус-кво, при этом пытаясь в отдельных местах сравняться с западными стандартами. Это своего рода традиция, уходящая корнями в УНР, которая пыталась совместить тоталитарную национализированную экономику с либеральными социальными отношениями.

Без института частной собственности демократии и республики не бывает, они тогда просто не нужны. Как без свободного рынка инновации не особо востребованы. Про проблему представительства в органах украинской власти я писал ad nauseam. Не решив эти вопросы, не решишь толком ничего. Со временем, конечно, все станет лучше, но, когда это время будет, никто не знает.

Украина, как общество, страна и государство должна задуматься о будущем. Не о следующим месяце, а 22 веке. Только тогда решения, принимаемые сегодня, станут отвечать запросам завтрашнего дня. Латание дыр этого не даст. Словами героя пьесы Питера Устинова, пришел день, когда дыры стали больше носков.

P.S. Писать на украинские темы становится все труднее. Сплошное дежа-вю. Создается впечатление, что историю идет не по спирали, а по кругу. Отсюда корявость моего слога, так как говорить одно и то же разными способами непросто.

Поэтому год назад я издал собрание моих текстов на “Хвиле” и некоторых других изданий в книгу «Семантические войны». ссылка в заголовке). Давайте так — вы ее читаете, и меняете жизнь, а я больше ничего не пишу. Если, конечно, вы меня не попросите.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.


Комментирование закрыто.