Все что стоит знать о том, когда начнется реформа медицины

Наталья Бондаренко, для "Хвилі"

медицина2

После двух месяцев, прошедших после публикации предыдущей статьи и посвященных медицинской практике, пора, наверное, и промежуточные итоги подвести. Вопреки «просьбам трудящихся» написать что-то по основной специальности, не будет о медицине. Будет о политике.

Поторопились мы, видимо, с прощальными словами в адрес добровольно ушедшего министра. Это еще премьер ввел моду такую: министр громко уходит… и остается. Еще более громко указывает на тех, кто мешает работать (тут все просто, они, разумеется, в парламенте – потому как сделать с этим ничего нельзя по определению; и это не мешает тому факту, что действительно могут мешать), ставит свои условия… И, оставшись, ничего из анонсированного не делает.

Ну, или почти ничего.

Потому что что-то да делается. Вот только это не реформа, а оптимизация в лучших традициях предыдущей власти. Как мы уже успели убедиться, новым многие наработки предшественников пришлись по вкусу.

Зачем, в самом деле, поднимать расходы на медицину, если даже бывший министр полагает, что и так сойдет? А заодно и что нечего тратиться на тех, кто сам виноват в своих проблемах. И это еще не худший из экс-министров.

Зачем подымать зарплату врачам? Проще продолжать организованную травлю во всех СМИ – заодно недовольство в обществе и запрос на борьбу с коррупцией канализируется.

Зачем вообще говорить о качестве медицинской помощи и увеличении продолжительности жизни – когда в стране безработица и вечно растущий дефицит пенсионного фонда?

О рукотворной катастрофе, к которой движется фтизиатрическая служба, написано. В других отраслях не лучше.

Ничего из «реформаторских идей», начатых еще до Ющенко, при нем продолженных и почти доведенных до логического конца при Януковиче, не отменено. «Реформа» под лозунгом «Первичное звено – наше все, а дальше хоть трава не расти!», уничтожающая остатки хоть какой-то медицины (в том числе педиатрическую службу и участковых педиатров как вид), не только не остановлена, но и идет полным ходом. Правда, уже включились механизмы адаптации: идет мимикрия, имитация – путем дробления или, наоборот, объединения и масштабного переименования существующих учреждений. С закономерным увеличением бумажной рутины и поля деятельности разнокалиберных проверяющих.

…Кстати, там у нас, вроде, территориальная реформа стартовала? Как бы она тоже не закончилась таким вот переименованием и сменой табличек.

Каждые «новые» приходят, смотрят, что уже успели наворотить предшественники, включают «государственников» и говорят: «Что ж это получится – государственные денежки все годы зря тратились?! Да еще на дело такое хорошее, экономить затраты на непонятно что медицину позволяющее… Не позволю! Вот, тут чуть-чуть подправим, тут дорисуем, круглый стол проведем – и сойдет… вполне себе реформа».

Каждой громаде по своему фельдшерско-акушерскому пункту! Не важно, что теперь это назовем по-другому, красиво и современно. Не важно, что это практика начала двадцатого века – зато экономия какая! Не важно, что болеть и умирать будут больше – всем же уже много раз и доходчиво рассказали, что это врачи, сволочи, во всем виноваты.

Какая трогательная преемственность и последовательность властей всех цветов, не правда ли? И новую, кстати, не плохо характеризует.

Реформы буксуют, потому что парламентский комитет все время против? А все остальные белые и пушистые? Но ведь парламентское большинство у нас, вроде, есть? Или уже нет? И оно, вроде, за реформы? Или как?

Ах, в комитете люди от оппоблока засели… Окопались, можно сказать. Ну и Мусий с ними, так, случайно затесался.

А комитет им кто отдал? Ах, как самый незначимый…

А ведь все просто – если посмотреть на происходящее с точки зрения логики. Власть, пускай даже обладающая разорванным мышлением, когда каждый сегмент печется только о своем благе, не будет делать то, что ей НЕ ВЫГОДНО.

Не выгодно тратить деньги из бюджета на непонятно что – ведь тогда останется меньше на себя любимых и на распилить.

Не выгодно реформировать то, что можно обанкротить и продать (опыт порезки заводов на металлолом еще свеж), пусть даже как недвижимость или участки под застройку.

Что? Понадобится сократить кучу людей, со всеми этими выплатами? Делаем красиво: реорганизация, новые названия – реформа же. «Простите, учреждение, в котором Вы работали, больше не существует». А в новом койко-мест/ставок запланировано меньше. Или вообще такое отделение не предусмотрено… И общественное мнение готовится, готовится. Зачем нам больницы и врачи? Они все бездари, преступники и взяточники. Гнать их всех надо.

Не выгодно лечить и спасать людей – с имеющимися не понятно, что делать… (Пока не выгодно.)

Не выгодно поднимать оклады и уважение труда врача – еще тоже причислят себя к среднему классу или моральным авторитетам, а тут и предпринимателей к ногтю никак не прижмем.

А так хорошо: нищий врач – послушный врач. Он знает, что в любой момент может стать еще хуже (сократят койки/реорганизуют, снимут доплаты за хирургическую активность или за выслугу лет – уже, кстати). А здесь он хотя бы наработал уже опыт-имя-горизонтальные связи с другими врачами и начальство деньги сдирает, но и прикроет в случае чего. Здесь он может надеяться на щедрость благодарность пациента – или потребовать с него этой благодарности, как у кого наглости (или совести) хватает… Привязан, привязан к месту, на коротком поводке администрации, поощряющей и покрывающей, повязан круговой порукой и хорошо знает, что везде одно и то же.

Не везде, в частных клиниках лучше? Лучше. Но, в основном, штаты там укомплектованы сейчас – кто ж расширяется во время рецессии, да в смутные времена? Да и речь сейчас не о них.

И власти (да, любого цвета) такое положение вещей выгодно.

О чем вы, о какой реформе, независимых больницах, нормальных зарплатах может идти речь, когда выборы на носу?

Причем перманентно, каждые пару лет, а то и чаще, если досрочные во внимание взять.

Причем здесь выборы? А кто ж из вменяемых власть предержащих (а у них всегда опция вменяемости резко включается, когда о сохранении власти думать надо) будет добровольно отказываться от жирного куска админресурса?

Перед ЛЮБЫМИ выборами все стационары переполнены, обратите внимание. Никого не выписывают, никого не отпускают домой. А вот госпитализируют охотно. Особенно своих же сотрудников – добровольно-принудительно – из подчиненной поликлиники, например, или их родственников и знакомых. И голосуют все правильно, начальство через плечо заглядывает. Или заранее до коллектива мысль доносит, что – если цифры с заказанными не сойдутся – то наверху недовольны будут, финансирования не дадут, коечный фонд урежут, а то и вообще прикроют. Работы лишиться хотите? «А кому нужна такая работа с такой зарплатой?!» Ну, как хотите… Только так везде, а теперь еще и врачи-переселенцы, на все согласные, в спину дышат. Да и что вы еще можете, куда пойдете, семь-девять лет отдав учебе и потом еще лет пятнадцать-двадцать медицине?

А начальство тоже на крючке – контракт называется. Например, сейчас почему-то многие глав. врачи сидят в ранге и. о. – контракт им не переподписывают. Не потому ли, что выборы?

Да и сами рядовые врачи, и без накачки начальства, вряд ли будут голосовать «неправильно». Кто как не бюджетники заинтересован в стабильности – выплат, прежде всего. Ну, и чтоб без новых кругов… реформы.

Поправку к закону о выборах с отменой отдельных избирательных участков в больницах приняли? Нет?.. Это все, что вам следует знать о перспективах старта настоящей реформы в медицине.

А заодно и о парламентских партиях, которые даже не поднимали этот вопрос. Не потому ли, что все они надеются прийти к власти и использовать схемы предшественников на полную катушку?

В том числе сохранить бесправие и униженное положение врачей. Которое пестуется еще со студенческой скамьи, с невозможности оспорить некорректные тесты и самодурство преподавателей, потребовать иного качества образования, с беспредела и унижения со стороны администрации студенческих общежитий. Все помнят наши студенческие общаги и их вахтерш-комендантш? С пропусками, решетками на окнах, табу на личную жизнь, комендантским часом и облавами по комнатах? Так вот, ничего не изменилось. Только добавились видеонаблюдение и запрет на микроволновки и даже зарядки для мобилок. Не нравится – пошли вон, на улице очередь из таких как вы…

В XXI веке, для совершеннолетних людей, с которых взымается плата за проживание! Разве не формируются они покалеченными конформистами и рабами? Подумайте об этом, когда в следующий раз будете пенять на равнодушие молодежи к выборам и общественной жизни.

Это, кстати, все, что вам следует знать о студенческом самоуправлении и прочих организациях, пекущихся о правах молодежи. Произвол в общежитиях продолжается? До свиданья! Нету таких организаций, фикция это все.

Не будет никаких реформ, пока мы сами их не потребуем и не напишем. Не будет доброго/нового/просветленного министра, привитого от всех видов коррупции и перепрошитого в лучших университетах ЛондОна и Парижа.

В мягком варианте – будет оптимизация а-ля Янукович.

В жестком – грузинская реформа: ликвидация государственной медицины как таковой и передача больниц желающим, крутитесь как хотите. Только грузины не только гос. медицину упразднили. Они вообще от многих соц. обязательств отказались (с последующей соответствующей оценкой от своего электората – наши, похоже, урок усвоили и повторять опыт все же побаиваются). Потому что денег в казне на это все не было. Совсем. Только параллельно с отказом от социалки они свободу зарабатывать, как получится, предоставили. С низкими налогами, отменой бюрократических рогаток. В том числе, чтоб народ на оплату медицинской помощи (помощи, а не «услуг»! Услуги – это увеличение груди и отбеливание зубов, а лечение – это помощь) заработать мог… Большевики в свое время, когда совсем худо стало, тоже что-то подобное провернули – НЭП называется. Так что нет ничего нового под солнцем.

А нашим хотелось бы чтоб и обязательств никаких – как в Грузии – и потоки прежние и исправно. Монтаж.

А ведь кроме грузинской реформы медицины есть еще и опыт Польши, Литвы, Эстонии. Даже если не брать богатые и благополучные Британию с Канадой. Да, там врачи много работают и не так уж богаты, но если доктор не ледачий (с), то на хлеб с маслом заработает. И государственная, социальная медицина там сохранена. В стенах одного учреждения, на одном и том же оборудовании ведется и социальный, и коммерческий прием. Если поляки смогли внятно и прозрачно разделить потоки и создать врачу возможность работать и зарабатывать – легально, с налогами – почему мы не можем? Но такая модель даже не звучит нигде.

Админресурс берегут, социального взрыва опасаются, потерять контроль и коррупционную ренту боятся – добавьте еще… В условиях тотального дефицита средств даже принять решение о сокращении персонала не решаются. Все по самому плохому, зато накатанному варианту: количество коек и рабочих мест остается, количество денег на это все уменьшается. Или остается прежним – при выросших ценах на лекарства и энергоносители.

«У нас огромные долги за коммунальные услуги. Мы не можем их не платить – нам отключат свет. И воду. И задерживать зарплату мы не будем – за это уголовная ответственность прописана. А вот урезать фонд оплаты труда можем. На 3%. Нет, на 5%. И это еще не худший вариант – может, и в отпуска отправлять будем. Неоплачиваемые. Без предупреждения. Так что, получили зарплату – радуйтесь. Меньше, чем было? Зато не в отпуск. Пока… Обязательная индексация в размере инфляции? Нет, не слышали. Для кого обязательная? Нам таких распоряжений – и денег – не поступало… И фонд, благотворительный фонд! Говорите с больными, объясняйте. Время тяжелое, все дорого, поднимать сумму благотворительных взносов мы не будем… наверное. Мы и требовать-то их не можем. Но и выхода нет. Очень надо. На воду и свет. И реактивы для лаборатории… И на марлю! Она дорогая, жутко, а расходится по нескольку метров на каждую операцию. Раньше в России закупали…»

Если так в стационаре IV, «республиканского», уровня – что тогда на периферии?

Такая тактика – платить по чуть-чуть, зато оставить всех – приводит к дальнейшей деградации системы и специалистов. Кроме отсутствия средств на лекарства и оборудование, это демотивирует врачей – и работать, и повышать свой уровень. «За такую зарплату я еще что-то кому-то должен? Хватит того, что я вообще здесь есть и делаю хоть что-то». И почему бы пациентам не простимулировать меня работать лучше и оказывать им персональное внимание?..

Еще раз: нет другого пути, кроме как оставить тех, кто может и хочет работать, и поднять им зарплату – в том числе потому, что общий объем работы должен остаться прежний на меньшее количество работников.

Прежний, если мы не хотим потерять в краткосрочной перспективе хотя бы тот уровень помощи, который есть сейчас, и слушать о том, что вся наша реформа – скрытый геноцид нищего населения. Речь о закрытии, реорганизации, перепрофилировании можно начинать вести только после того, как будут выделены средства на переоборудование, изменение качества помощи, транспортировку больных. После того, как появятся гарантии, что учреждения второго и третьего звена точно вовремя получат пациента и окажут ему действительно высококвалифицированную помощь. Иначе ценой экономии будет рост инвалидности, смертности и сокращение населения. Если государство не ставит цель избежать этого – зачем тогда оно вообще такое надо?

Ставки врачей и сестер и так уже урезаны до минимума, сокращать некуда? Да, но не везде. Кто-то целый день не разгибается, а кто-то ведет одну палату. В поликлинике под кабинетом хирурга/невролога/офтальмолога смертоубийство, а кто-то целый день не глядя сан. книжки штампует. (Коллеги, без обид!) А ведь есть еще руководящее звено, люди ну очень преклонного возраста, методисты разные и прочее далеко не всегда оправданное – резерв есть. А если еще и отменить львиную долю никому не нужных бумаг и журналов, да вместе с должностями для их обработки-проверки…

О нас будут вытирать ноги до тех пор, пока мы это будем позволять.

Руководство, власть, телеканалы, общество.

Не правда, что ничего никто не делает. Людей и спасают, и лечат. Каждый день. Даже в таких условиях.

Да, можно представлять существующую систему как не подлежащий ремонту аварийный дом, населенный бомжами, алкашами, ворами и придурками. Тогда логичным выглядит, что невозможно ничего изменить, нечего реформировать, не с кем договариваться и проще все сравнять с землей и построить заново. (А жильцов? Расстрелять или сами помрут?) Если б еще желание и средства на это «заново» было…

А можно представить в виде наших дорог. Они латанные-перелатанные. Участок новенького асфальта соседствует с совершенно аварийным участком. Развязки и планы морально устарели и вообще не понятно кто ж их такими придумал. Куча народу с них кормится, распиливая то, что причитается на их содержание или сидя в кустах в засаде на нарушителей. Часть тех, кто за рулем, не заморачивается правилами и здравым смыслом, а ездит, как бог на душу положит. Кто-то всего боится и крадется, прижимаясь к обочине. Кто-то нацепил мигалку или крутой номер и полагает, что схватил бога за бороду. Остающиеся в здравом уме, сцепив зубы, лавируют между первыми, вторыми и третьими и едут, все-таки, куда им нужно. Периодически дорогу перебегают не верящие в правила и не вполне адекватные пешеходы. Троллейбусы переполнены. На остановках скапливаются люди. Даже маленький дождик превращается в катастрофу. Снегопад – в конец света. Временами кто-нибудь сам начинает разруливать намертво стоящий перекресток или вытаскивать застрявшие в снегу машины…

Ничего нельзя сделать? Только все взорвать?

…Частники летом насмерть рубились за новые лицензионные условия. С немалым успехом. (Кстати, именно с этой «битвой за лицензионку» многие связывают волну, поднятую в СМИ против нынешнего министра и его замов.) Пока что это, вроде, нас не касается, и мы не готовы подставить им свое плечо. А надо, потому что, придет время, это коснется всех.

В новых лицензионных условиях могут остаться СНИПы и САНПИНы еще чуть ли не советские. Или заведомо практически не выполнимые. Оспаривается каждый метр, каждое положение.

Снимаю шляпу, да. Но надо бы не так: биться не за смягчение условий, а за упразднение их львиной доли. Чтоб из толстого талмуда осталась тоненькая книжечка со считанными страницами. Чтоб вообще никакая государственная проверяющая тваринка свое рыло свой нос не совала.

Невозможно? Почему?! Какое отношение размер кабинета в метрах квадратных или цвет его стен имеет к качеству медицинской помощи?

Ах, имеет? Неудобно? Так пусть пациент голосует гривной или ногами, раз ему там неудобно! А не инспектор свои жадные лапки протягивает.

Для того, чтобы реформа была в наших интересах и в интересах дела, ею придется заниматься нам же. И круглые столы с профессурой и бюрократами тут не помогут. Мнение клиницистов не будет учтено среди словоблудия, коммерческих интересов и ориентации только на экономию.

Надо, придется объединяться. Слово «профсоюз», так много значащее на Западе, изгажено Советами так же, как и слово «товарищ». Значит, нужно будет изобрести что-то другое. «Незалежна Лікарська Спілка». Или «Спілка незалежних лікарів». А лучше обе, и больше. И – отдельные – для младшего звена. Монополия убивает любое хорошее дело. Пусть будут разные, пусть соревнуются, кто будет лучше отстаивать наши интересы. Пусть будут современные, инновационные, организованные онлайн, по сетевому принципу, с электронными реестрами-отзывами-рейтингами, с открытыми бухгалтерией и отчетностью, наконец. А иначе это будет подобие мертворожденных ассоциаций с их официозом, поборами и бесполезностью.

Да, придется делегировать или нанимать кого-то, кто будет этим всем заниматься. Придется думать и вникать. Придется платить – но и требовать и получать отчет, на что пошли взносы. Юристы, адвокаты, иски за клевету к СМИ, касса взаимопомощи, организация страхования ответственности… лоббирование принятия законов и бюджетных норм в Раде.

Да, это, может быть, неинтересно и требует усилий, но именно так поступают в цивилизованной части мира. Может, потому в том числе там и работается, и живется лучше?

Кто нас будет слушать? Мы должны вернуть себе право на забастовку. (Еще одно слово с коммунистическим душком, но как иначе? Дружно вспоминаем европейских авиадиспетчеров, и ассоциативный ряд становится получше.) Очень ловко и удачно власть когда-то его у нас отобрала. Ей вполне хватило того, что учителя побастовали-побастовали и чего-то, все-таки, для себя добились. По крайней мере, оклады им урезать опасаются и грязи льют в разы меньше.

Забастовка может быть предупредительной. Для начала на пару часов. С присутствием на рабочих местах. С оказанием ургентной помощи. Но она должна быть всеобщей. И должны быть «спілки», чтобы все организовать и сформулировать требования.

Да, нам кажется, что это все противно и муторно. Мы не привыкли. Как не привыкли и к партийному строительству «снизу». Нам так долго внушали, что заниматься политикой могут лишь балаболы, воры и подлецы. Видимо, судя по себе самих.

Но если мы наконец этим всем не займемся – самоорганизацией, созданием новых профсоюзов и новых партий – то так и останется, так и будет. Но это совсем другая история, и да, мы расскажем ее как-нибудь в другой раз.

Общественные Организации должны стать партиями. #ГОдолжныстатьпартиями

FB автора




Комментирование закрыто.