Украина волонтерская против Украины бюрократической

Тарас Хуторный

ЛЭП

Крым во тьме. Подрыв столбов линий электропередач спровоцировал панику на полуострове: крымчане сгребают с полок магазинов свечи, покупают дизельные генераторы, выстраиваются в очереди перед еще работающими банкоматами…Конец света в Крыму традиционно расколол общество на материковой Украине. Одни восхищаются действиями тайных подрывников и даже злорадствуют, другие сочувствуют и называют произошедшее не иначе, как варварством. В любом случае винить в случившемся нужно в первую очередь власть. Та будто бы намеренно игнорирует ключевые запросы украинцев, которым не все равно.

За два года оккупации Киев так и не смог сформировать боле-менее четкую стратегию по Крыму. С одной стороны, власти уверяют, что это украинская земля и народ никогда не смирится с потерей полуострова. Крым рано или поздно вернется в состав Украины, поскольку мир никогда не простит России столь наглую агрессию, подчеркивает президент Петр Порошенко во многочисленных интервью. С другой стороны – сам Киев мало что сделал в этом направлении. Да, признал захваченные территории оккупированными. Да, туда не ездят поезда и не летают самолеты, на этом и все. Складывается впечатление, что высокопоставленные чиновники решили попросту не замечать крымскую проблему. Будто бы если закрыть глаза, то ее и не будет. И если бы не крымские татары, которых такая страусиная позиция Киева как минимум возмущает, то эта игра в прятки с реальностью была бы успешной.

Когда по полуострову еще блуждали «зеленые человечки», многочисленные эксперты приводили массу аргументов, почему Крым останется в составе Украины. Начиная от наивных, мол, есть Будапештский меморандум – нас защитят от России, заканчивая целиком обоснованными – крымчанам не прожить без украинской электроэнергии, пресной воды, продуктов и т. п. Ни один из этих козырей не использовали. Последние два года полуостров жил бок о бок с материком, словно и не было никакой аннексии. Пускай со сложностями, но движение товаров и людей в обе стороны шло практически без проблем. Несмотря на успокаивающие мантры властей «не забудем, не простим», Киев фактически признал Крым утерянной территорией. И даже начал выстраивать отношения с украденным регионом. Достаточно вспомнить скандальный договор о поставках электроэнергии, который отечественные чиновники заключили с представителями «Крымского федерального округа Российской Федерации». Казалось, всех все устраивало. Вот только татары и другие граждане, слишком серьезно воспринявшие лозунг «Единая страна!», не захотели мириться с таким положением дел (а точнее, отсутствием хоть каких-то внятных действий со стороны центральных властей). Последовала продуктовая блокада Крыма.

Общественные активисты вот уже два месяца как не пускают фуры с едой на полуостров. Бессрочная акция, напомним, стартовала 20 сентября. Результаты блокады довольно спорны: говорить, что она сильно ударила по желудкам крымчан, не приходится, но головной боли местным властям явно добавила. Кроме того, подобные действия активистов вновь привлекли внимание общественности к Крыму (все же события на Донбассе отодвинули тему аннексии на второй план). Интересной была реакция на блокаду украинских властей. Депутаты из коалиции в своих комментариях выражали преимущественно бурный восторг, мол, давно пора. Прямых возражений не последовало ни от президента, ни от премьера. Сам Порошенко всячески подчеркивал, что блокада – инициатива общественных активистов. Украинская демократическая власть не может этому помешать, лишь намерена защищать митингующих от провокаций. Оптимисты, да и просто любители теорий заговора, сочли, что блокада инспирирована Киевом. Мол, придумали, как насолить Москве, прикрываясь крымскими татарами. Однако дальнейшее развитие событий показало: власть здесь ни при чем. Повестку дня как раз задают общественные активисты, а не столичные чиновники. Порошенко и компания попросту подстраиваются под события. Прошло два месяца блокады, и только сейчас президент предложил Кабмину прекратить грузовое сообщение с Крымом. Что и требовалось доказать.

После того как шум вокруг продуктовой блокады улегся, пошли разговоры о дальнейшем отключении Крыма от электричества. Такую идею, в частности, озвучивал глава Меджлиса Рефат Чубаров. На эту тему шли переговоры с властями, и закончились они ничем. СМИ с чужих уст (того же Чубарова) передавали, что президент выступает против экономической блокады Крыма. Сам Порошенко прямо об этом не высказывался. И пока чиновники занимались любимым делом – всячески затягивали вопрос с энергоблокадой Крыма, особо буйные активисты взялись устанавливать справедливость по своему разумению. В начале октября была первая попытка подрыва ЛЭП, 20 ноября последовала вторая, более успешная. Намерение ремонтных бригад восстановить две электроопоры натолкнулось на сопротивление активистов. Для решения вопроса вскоре подтянули силовиков, и лишь широкое освещение в СМИ позволило избежать кровопролития. Представители властей (на этот раз не скрывая раздражения) в унисон заговорили о том, что настало время упорядочить отношения полуострова и материковой Украины. «Мы не должны быть в стороне», – заявил спикер Владимир Гройсман на согласительном совещании в этот понедельник (23 ноября). И вновь повторяется та же история, что и с продуктовой блокадой. Государство по-прежнему остается ведомым. Отсутствие четкого понимания у чиновников того, что делать с Крымом, ведет к самодеятельности на местах. Поначалу это была перекрытая трасса, теперь подорванные линии электропередач – все это, между прочим, подсудные вещи. Что дальше?

Нынешняя власть повторяет ошибки старой. Все также предпочитает не замечать накопившихся проблем или затягивать по максимуму с их решением. Живет с надеждой, что само собой рассосется. Политическая близорукость Виктора Януковича и его свиты, преступное нежелание вести диалог с собственным народом и глупые попытки разрулить все нахрапом (избиение студентов) привели к тому, что сейчас именуется Революцией достоинства. У людей попросту не было иного способа повлиять на власть – их не желали слышать. Поначалу были мирные митинги, потом появились баррикады, вслед за ними «коктейли Молотова» и булыжники в руках как крайний аргумент. Если бы на Банковой вовремя спохватились и начали договариваться, драматического финала (расстрелов на Майдане) можно было бы избежать. Вместо диалога с общественностью получили бутафорские круглые столы с людьми, которые в большинстве своем к Майдану не имели никакого отношения. Вот и сейчас события развиваются по спирали, и на каждом витке все больше шансов, что ситуация выйдет из-под контроля как блокирующей стороны, так и украинских властей.

Власть безынициативна, поэтому бал правят отчаявшиеся радикалы. Они устанавливают справедливость так, как сами ее себе представляют. Вспомните, как разъяренная толпа бросала в мусорные баки обнаглевших политиков и чиновников. Не хочет государство зачистить бюрократическую машину от вчерашних кадров – получите мусорную люстрацию. Сюда же добавьте знаменитый ленинопад. По сути, это самоуправство и варварство – сносить памятники на свое усмотрение. Но если власть даже палец о палец не готова ударить, не удивляйтесь, что однажды некто подъедет ночью на джипе, набросит трос на шею вождю мирового пролетариата и сбросит того с постамента. И законы о люстрации, о декоммунизации – все это шло следом. Сначала были действия (без сомнения, противозаконные), а потом уже документы, пытавшиеся урегулировать проблему цивилизованно. Власть не поспевает за народными требованиями. Что и не удивительно, ведь в высоких кабинетах работают по-старому, медленно и неэффективно. Ситуация же такова, что реагировать нужно мгновенно, нельзя пускать решения важных вопросов на самотек.

У общества есть запрос на справедливый суд. Где нормальная судебная реформа? Заседают все те же старые судьи. Они же и отпускают под денежные залоги очередного приспешника Януковича или высокопоставленного вора. Борьба с коррупцией заканчивается в зале суда, причем не в пользу страны. Люди это видят. И если одни надеются, что постепенно ситуация все-таки улучшится, то у других попросту срывает крышу от этого бардака. Последние – в основном активисты Майдана и участники АТО. Они проливали кровь, видели смерть – и ради чего? Неужели ради того, чтобы государство оставалось все таким же несправедливым? А потом вся страна наблюдает очередную потасовку в суде или рукоприкладство (а точнее, ногоприкладство) во время заседания комитета по борьбе с коррупцией. Кулаки – это не решение, дикость для государства, декларирующего свою приверженность европейским ценностям. В наших же реалиях – это даже не способ доказать свою правоту, а просто реакция, возмущение, вылившееся в агрессию. Есть запрос на справедливость, но нет возможности его реализовать. Власть реагирует лишь на силу, на действия, граничащие с преступлениями. И только когда становится действительно жарко, в высоких кабинетах намечается хоть какое-то движение. Видимо, свежа память о сбежавшем легитимном.

Это ненормально. Если Порошенко и компания не будут просчитывать наперед, решать болезненные для украинцев вопросы, консультироваться при этом с общественностью, то будет так, как сейчас. Инициатива останется в руках активистов. По сути, у нас сейчас две Украины: одна – старая бюрократическая машина, зачастую оторванная от реальности; другая – общественные активисты, которые рвутся в бой, пытаясь решать вопросы с ходу. И так уж сложилось, что обе друг другом недовольны. При этом существовать порознь не могут. Яркий пример с волонтерами: не подключись они вовремя, украинская армия была бы раздавлена российским агрессором. А не было бы каких-никаких Вооруженных сил с их танками, пушками и офицерами, то и от волонтеров ничего не осталось бы. Без армии все эти добровольческие батальоны разве что могли бы партизанить в тылу врага. Не работай вместе государственная машина и волонтерское движение, пострадали бы все. При этом восхвалять активистов-патриотов тоже не следует. Среди них немало людей действия: сначала сделают, потом подумают. Хорошие намерения могут привести к плачевным последствиям. Поэтому властям и следует играть на опережение, а не потом впопыхах искать решение. Нужен диалог между этими двумя условными Украинами. И чем быстрее он наладится, тем лучше. Зачем испытывать страну на прочность еще одним Майданом?

Источник: politeka.net




Комментирование закрыто.