Украина — страна непуганых «волков» и стокгольмского стада

Александр Смирнов, для "Хвилі"

овцы и волк

Примитивное устройство современного общества можно объяснить на примере стада (паствы, народа), которое бого- или народно избранные пастухи (пастыри) охраняют от злых волков (бандитов, которые стадо режут) с помощью сторожевых псов (силовиков).

Понятное дело, любой конфликт происходит за счет дисбаланса в этой структуре: то ли пастух протух, то ли волки сожрали псов, то ли псы стали волками. Наше уродливое общество ухитрилось не только запутать простую схему, но и, казалось бы, обмануть себя… трижды.

Первый раз это случилось при Януковиче, когда «волки» оккупировали вакантные позиции и пастуха, и волков, и псов.

Во второй раз это происходит прямо сейчас, когда до волков, во многом занимающих в обществе те же позиции, немножко не доходит, что стадо взбунтовалась и хочет не просто распределения названий, а реальных действий, когда псы отгоняют волков, а пастух позволяет стаду нагулять немного жирка и шерсти.

В третий раз это происходит на наших глазах, когда стадо, вконец потерявшее ориентиры, мешает псам отгонять от себя обнаглевших волков и становится на их защиту.

Иллюстрацией этой трехэтажной беды являются и конфликт в Мукачево, и свежий эпизод вблизи Ужгорода. Рассмотрим последний повнимательнее.

По дороге едет колонна военных на БТР, с оружием, с распознавательными знаками украинского государства, то есть самые что ни на есть «псы», которые очевидно спешат куда-то по делам. Но едущий им навстречу водитель не только не уважает роль «пса», но и вступает с ними в конфликт, обсуждая правила дорожного движения (с бронемашиной!) и используя в качестве аргумента средний палец. Хочу заметить, что наступивший вслед за этим самосуд псов является совершенно объективной реакцией на подобное поведение водителя. Потому что его поведение – это типичная реакция волка или сумасшедшей овцы, которой не место в стаде.

Это даже не частный случай. Это иллюстрация того, что представляет собой общество непуганных волков, которые знают, что когда стадо зовет на помощь, то к ним приезжают волки-деграданты, с которыми волк матерый всегда сможет договориться. А с волками-деградантами разговор короткий: их и матерком можно припугнуть, и пальцем средним, потому что над ними стоит другой матерый волк, телефонный номер которого всегда под лапой.

Только в турбулентном обществе по вызову могут приехать не волки, а настоящие псы, которые не вписываются в волчью картину мира, а, значит, могут попортить шерсть, и другие волки не помогут.

Но самый страшный третий уровень самообмана, а именно попытка стада защищать своих волков. Это мы сейчас массово наблюдаем. Казалось бы, общество начинает стабилизироваться, появляются псы, которые делают свою работу, но классика стокгольмского синдрома работает. В Мукачевском конфликте общество поляризируется, поддерживая вовсе не псов, а 2 партии волков: одних старых, других еще молодых, которые сцепились, чтобы выбрать альфа-самца.

Дорогое стадо, обвиняя солдат под Ужгородом, «некрасиво» навешавших люлей хаму-водителю, вы не даете псам делать свою работу, вы не даете им почувствовать уважение к себе, свою правоту в чистке уродливых авгиевых конюшен нашего общества.

Пора шевелить мозгами и нарисовать в своей голове хотя бы некое подобие социального договора, который строится не на ситуативном представлении о справедливости, а на базовых принципах: что такое хорошо, а что такое плохо. С тем, что такое хорошо разобраться тяжело, тут есть стратегия, выбор, большая политика. Но с тем, что такое плохо можно ведь как-то справиться, правда? Ведь плохо – это всегда больно, обидно, унизительно, опасно для стада. Более того, в наших условиях выявления явных угроз и уничтожение явных волков, в общем-то, задача первой необходимости.

Поэтому простая мудрость, которую нужно осознать, — это «кто поступает плохо, — волк, вредитель, угроза».

Вот вам несколько примеров:

— когда гражданские едут с пулеметами на станках по городу – это плохо

— показывать средний палец – плохо

— человек с ножом в руке в общественном месте – это (пусть он хоть трижды заслуженный бомж!) плохо

— взятка – это плохо

— разгонять гей-парады – плохо

— травмировать детей в детском садике, рассказывая, что они «Михайлики», а не «Миши» — плохо

— контрабанда – это плохо

— раздавать гречку за голоса – плохо (даже несмотря на то, что гречка сама по себе — хорошо).

Давайте начнем с первого шага: просто отличать плохое от хорошего.

Это убережет нас от вечной необходимости выбирать плохое из плохого, яростно поддерживать одно плохое, а второе плохое столь же яростно осуждать!

Это спасет нас от самообмана, когда одно «из зол» мы начнем условно именовать нашим выбором, нашими псами или пастырями и снова ходить по кругу.

Плохо – это просто плохо, даже если плохо маскируют под патриота, водителя на главной дороге или уставшего, но гордого министра, бессильно закурившего на завалинке, чтобы написать героический пост в фейсбуке.

Давайте просто признаваться себе в том, что плохо.

Ну, и позволим солдатам, которых мы призвали за 6 волн мобилизации себя защищать, давать тумаков тем, кто мешает им делать свою работу.




Комментирование закрыто.