Украина. Революция. 2014-й год

Евгений Атензон, для "Хвилі"

Джон и мышь

Любая революция приводит к народным жертвам, но еще не бывало революций, не создавших кому-то состояния. Народ приносит жертвы, а потом обвиняет своих вождей в их бесплодности.

Когда-то в зимний холодный день прошлого Майдана я встретил на площади перед Михайловским Собором Левко Лукьяненко. Вряд ли он сегодня помнит об этой встречи, но тогда у нас вышел с ним жаркий спор. «Какая Революция! — воскликнул он — это то, чего мы всегда ждали». «Чего — спросил я — повышения коммунальных платежей? Историческим результатом Майдана будет повышение коммунальных платежей, ну еще плата за проезд в метро повысится. Нынешнее правительство не смогло бы провести эту реформу, а так: народ с радостью принесет своему светлому будущему эту жертву. Социальная же задача революционеров и контрреволюционеров сегодня  одинакова: приведение численности скота к величине кормовой базы». В этом споре нас рассудило время.

Основная претензия революционного народа к « удачливым бизнесменам», ко всем этим Уврарам и Арнольдам Хаммерам состоит в том, что свои состояния они делают не от народного избытка. Парижский санкюлот ,живущий на 900 калорий в день соотносит собственную жертву Революции с чужим благосостоянием от нее: и приходит в негодование. Иными словами, он призывает окружающих начинать наживаться только тогда, когда Революция ПРИНЕСЕТ ПЛОДЫ И ЕМУ САМОМУ. Идея национального единства воспроизводится в минуты революционного кризиса самой обездоленной, самой жертвоприносящей частью народа. Но — в спокойные, тучные годы «национальное единство» — это фикс — идея верхов. Они постоянно заняты поиском «объединяющей национальной» или «наднациональной» идеи. Утверждение этой идеи в умах и есть, по существу-работа элиты в обществе, потому что самой важной ,центральной частью такой идеи всегда есть аксиома того, что обществу необходима элита.

Любопытно бы было написать мировую историю элиты в ее взаимоотношении  с общечеловеческой историей. Предметом черной зависти гармонизаторов  общественного устройства стала бы в такой истории судьба элит англо-саксонских стран, Японии и Китая. Верхам там настолько полно удалось убедить массы в своей необходимости и ценности, что, по существу, любой здравый взгляд на сами эти общественные системы, любая попытка их целостного анализа оказывается социально-опасной, общественно-деструктивной, то есть — преступлением.

А как в Украине? Я не хочу задаваться вопросом: возможен ли сегодня такой анализ. Я хочу с вполне прагматичных позиций спросить: НУЖЕН ЛИ он нам сейчас? Что нам даст целостный анализ происходящего? Не рискуем ли мы увидеть в его результате черные дыры, смердящую гниль, ведь нельзя же опускать руки от «многого знания». Социальная Революция-это всегда некая поэма, в ней должно быть много недосказанного, это — стихия художественного образа, а не холодной мысли.

Но, с другой стороны, ПРЕДПОСЫЛКОЙ РЕВОЛЮЦИИ всегда и везде в истории была формализующая явления, ищущая и находящая человеческая мысль. Великая Французская и Американская Революции были детьми Просвещения: это единственные законные дети Руссо и единственные дети Вольтера. Связка здесь такая: ОБЩЕСТВЕННАЯ ПОТРЕБНОСТЬ рождала идеологию, а идеология производила социальный взрыв.

Неужели же УКРАИНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ возникла на идеологически пустом месте? Что мы — особенные? Нет, — мы такие же, как все, мы — люди. Может быть — это не Революция? Но мы же видим, что — Революция! Мы чувствуем, что переживаем незабываемую эпоху.

Следовательно, нам необходимо разыскать идею, которая эту революцию вызвала. Эта идея определенно есть, мы просто ее не обозначили. Вся стихийность  происходящего сегодня и вызвана как раз тем, что мы наблюдаем  ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО БОРЬБУ  ИНТЕРЕСОВ, в то время как хотя бы на поверхности мы должны видеть — борьбу идей.

«Но, — скажете-вы-идеология — это   форма интересов социального слоя». А ведь — не совсем так! Это — МЕХАНИСТИЧНАЯ, РЕДУКЦИОНИСТСКАЯ, ПСЕВДОНАУЧНАЯ  теория общественной идеологии. Это — ее теорема от вульгарного материализма, когда все социальные явления объявляются производными  желудка. В чем же разница между псевдонаучным и действительным взглядами на идеологию? В том, что наука смотрит на идеологию, как на системоорганизующий социальный инструмент. Иными словами: идеология организует социальную систему. А это означает уже не просто противоборство интересов ,а ЦЕННОСТЬ ЭТОГО ПРОТИВОБОРСТВА: борьба интересов рождает экономический и социальный прогресс.

Так, антирелигиозный пафос Великой Французской Революции не был отражением интересов какого-нибудь отдельного социального слоя, как бы ни хотели псевдомарксисты эту связь обозначить. Нет, революционный атеизм был тогда СИМВОЛОМ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОДЪЕМА,он обозначал ценность национальной революции для ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ науки, для всех нас, всего человечества. История  сложна, и по парадоксу такое же точно значение для всех нас имел, скажем, целеустремленный теизм Великой Английской Революции. Вопрос здесь не в теизме или атеизме, это важный, но — частный вопрос. Проблема в том, что у Революции должна быть своя одушевляющая идея. У КАЖДОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДОЛЖНО БЫТЬ СВОЕ ИДЕЙНОЕ ЛИЦО. Как мы узнаем людей по их характерной внешности, так и революции узнаваемы нами по их идеям. «Свобода ,Равенство, Братство», «Нет налогов без представительства», «Мир, труд, май»: по этим лозунгам мы без труда назовем точные даты событий.

Каков же лозунг нашей Революции? По какой же идее наши потомки станут ее опознавать ?

Существует огромное искушение назначить этим девизом идею «ЖИТЬ ХОРОШО». Собственно это сейчас и происходит, и от этого весь раздрай в обществе. Идея «Жить Хорошо, И Обязательно Лучше, Чем в Африке» не может быть идеей общественного подъема. И вопрос не в том: МОЖЕТ ИЛИ НЕ МОЖЕТ ОНА ОБЪЕДЕНИТЬ ОБЩЕСТВО. А в том: что она НЕ  ВСЕЧЕЛОВЕЧНА. От нее нет никакой пользы ни науке, ни искусствам, ни вообще – прогрессу. Она — бесполезна для человечества.

А любая революция совершается для человечества. Это — общечеловеческое достижение, это — всеобщий подвиг. И именно поэтому НАРОД ПРИНОСИТ СВОИ ЖЕРТВЫ.

Я решился написать эту статью под воздействием той мысли, что мы стали свидетелями исторического процесса огромной мощи. Однако вся аналитика сегодня ограничивается лишь ПОЛИТИЧЕСКОЙ стороной этого процесса. Любые же попытки раскопок в глубину не идут далее завываний о том, что Украина-это проект, который может быть закрыт. А может быть и продолжен.

Не поднимается и, казалось бы, самый  важный для демократического общества вопрос: вопрос о судьбе Украины как СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА. «То есть как это-скажете вы – не поднимается?!Да он муссируется с утра до вечера на всех телеканалах». Но ведь это же не так.На телеканалах муссируются прекраснодушные программы соперничающих элитменов. Однако совершенно не обсуждается размер народных жертв. Пенсионная реформа, очередной виток маркетизации коммунальных платежей-это долгосрочная и НЕИЗБЕЖНАЯ  перспектива. Но есть и уже свершившийся факт: курс удалось удержать, но он вырос до того скачкообразно, цены растут вслед за ним. «Олигархи оплатили Майдан» — это публицистическая конспирология. А социальная реальность? Это-взнос из наших кошельков. Мы заплатили и кровью, но, к счастью, не «умылись ею». Но чего от нас ждут в духе времени, так это — расчета наличными. Народ принес свои жертвы. НО ДЛЯ ЧЕГО? И — что убеждает нас ПРИНОСИТЬ ИХ ДАЛЬШЕ?А ведь-убеждает что-то! И мы готовы приносить их. Разобраться в этом я и решился в предлагаемой вашему вниманию статье.

Украина слишком велика, ее исторический ресурс слишком огромен, и она  потому слишком значима для человечества, чтобы украинскую нацию можно было объединить идеей бестрепетной дольче вита. Отсюда и все беды момента: нас пытаются расчленить, чтобы мы потеряли национальное лицо и капитал исторического ресурса под интуитивным воздействием той мысли ,что без этого капитала мы МОЖЕМ СПОКОЙНО СОСРЕДОТОЧИТЬСЯ НА ПОТРЕБЛЕНИИ.

Однако и в противоположном, по-видимости «проукраинском» лагере в сущности центральной является ТА ЖЕ МЫСЛЬ: потребление, как основа бытия. «Жить хорошо» стало каким-то национальным помешательством. Я же убежден в том, что народ не стал бы оплачивать миф из собственного кармана. В особенности — прекрасно сознавая, что он платит за этот миф не просто даже конкретным социальным слоям, а-вполне конкретным людям. Внутренняя убежденность народа состоит в том, что он платит за то, чтобы ЖИТЬ ПРАВИЛЬНО.

Но что означает эта «правильная» жизнь? Это – жизнь по определенным правилам. И за тысячелетия мы перебрали сотни возможных вариантов правил жизни. «Жить не по лжи», «жить по заповедям», «жить по заветам предков»,etcet, каждый раз, когда мы пытались воплотить в реальность одномерную концепцию правил жизни — реальность становилась ужасной.

Сегодня у нас  более многомерное представление о своде жизненных установок. Речь идет о том, что, по существу, ИДЕОЛОГИЯ общества, то есть его внутренняя конституция, свод его писаных и неписаных правил есть синоним ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ этого общества, его места в общечеловеческом движении. Мы больше знаем сегодня. У нас есть взрывной исторический опыт, доставшийся нам почти одномоментно , и у нас есть вековой опыт наработки категорий познания.

Что же мы начинаем понимать?

События в Украине невозможно оценивать отдельно. Украина не самостоятельная планета. Она тем паче: не отдельная «Вселенная», как Екатерина Великая определяла Россию. Все беды общества наверняка вызваны у нас конкуренцией, противоборством интересов. Не может быть ,чтобы во всем мире это было так, а в Украине играло бы чистое вино метафизики.

Однако и из опыта, и из умозрения мы знаем, что противоборство интересов — это ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ противоречие, именно ему мы обязаны прогрессом. К социальным бедам их конфликт приводит только тогда, когда эти интересы НЕОСОЗНАНЫ. То есть тогда, когда у этих интересов нет своей внятной идеологической обертки. Иными словами: интерес социального слоя мешает развитию общества до тех пор, пока он не обретает СВОЮ ИДЕОЛОГИЮ.

Общий принцип таков: для того, чтобы локализовать ядро будущего развития, зародыш грядущего прогресса, нам надо уловить ПРОБЛЕМУ, ПО КОТОРОЙ В УКРАИНЕ ПРОИСХОДИТ БОРЬБА ИДЕЙ. И, с другой стороны: везде в Украине, где мы сталкиваемся с ожесточенной борьбой частных мотиваций, мы имеем дело с социальной деструкцией.

Что же это за проблема?

По видимости этих проблем две. Первая из них: это исчезновение в Украине основ СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА. И вторая, которой, собственно, и посвящена эта статья: это грандиозный ,невиданный еще в истории мучительный, болезненный процесс ПЕРЕПЛАВКИ МОНОЭТНИЧЕСКОГО ИДЕОЛОГИЗИРОВАННОГО НАЦИОНАЛИЗМА в ТВОРЧЕСКУЮ НАЦИОНАЛЬНУЮ ИДЕЮ.

На самом же деле обе этих проблемы есть аверс и реверс одного процесса.

Давайте, наметим тезисы обсуждения:

1.Для социолога не является тайной, что деструкция основ социального государства и противоборство ЭТНИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЙ  национализма является в Украине характерными последствиями и ИНСТРУМЕНТАМИ формирования, организации, упорядочения ЕДИНОГО РЫНКА. Сложность этих процессов огромна, нам ни в коем случае нельзя доверяться здесь УПРОЩЕННЫМ МОДЕЛЯМ политиков, которые, в сущности, есть идейная трансформация их частных мотивов. На Украинскую специфичность, а она, как мы увидим ниже — «воистину» уникальна, наложилось то, что формирование единого внутреннего рынка происходит у нас во время родового крика ВСЕМИРНОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, оформления ее сводов, принципов и правил.

Но что такое: формирование укладов внутреннего рынка? ЭТО — РОЖДЕНИЕ НАЦИИ.

Сегодня рождается Украинская нация. А акушеркой ее родов стала акцентуация ЭТНИЧЕСКОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ в противоположность НАЦИОНАЛЬНОМУ ЕДИНСТВУ, и это – принцип, который несет с собой глобализация. Сегодня, когда наша совокупная база данных настолько велика, что в арсенал умозрения входит — человеческая фантазия, радикальность отличия этноса от нации можно проиллюстрировать на таком примере. Когда, и если, человечество овладеет телепортацией, каждому землянину достанется по отдельной планете. Расселившись по Вселенной таким образом, человечество утеряет НАЦИИ, как одну из форм своей реализации в действительность, в силу того, что исчезнут  РЫНКИ, являющиеся матрицами воспроизводства наций. А что — ЭТНОСЫ? А вот они в этом случае — СОХРАНЯТСЯ. Этносы — генотипичны, они : продукт простого совместного проживания людей. Территориальная общность рождает общность генотипа, и, как СЛОЖНОЕ СЛЕДСТВИЕ этого-общность ценностей. Этническую принадлежность очень сложно вытравить и в  последующих поколениях ДИАСПОР: необходимы целенаправленные усилия и длительное время проживания на новой территории ,чтобы диаспора «рассосалась» и утеряла свое этническое лицо. Иногда это и вообще никогда не случается! А вот составной частью новой нации представитель ЭТНИЧЕСКОЙ ДИАСПОРЫ становится почти сразу: национальная инкорпорация никогда не бывает групповой: лучшим примером здесь является как раз еврейство. «Юристы держатся друг за дружку, как евреи в своем кагале» — говорил Витте. Но как раз крах кагальной организации и был вызван почти неистовым желанием ОТДЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ выйти за пределы этнической, непродуктивной обособленности, инкорпорируясь в ВЫСОКОПРОДУКТИВНУЮ НАЦИОНАЛЬНУЮ ОБОСОБЛЕННОСТЬ: евреи не могли по независящим от нас причинам создать СВОЮ НАЦИЮ в 19 веке, ДОЛЯ ЖЕ В РЫНКЕ, обеспечивающая этническую обособленность СУЖАЛАСЬ ТОГДА на глазах. И возник  -ЧАСТНЫЙ ИНТЕРЕС! Люди захотели становиться французами или немцами: отсюда, кстати, и АТЕИЗМ, свойственный современному еврею, как ЦЕННОСТЬ, позволяющая сохранять свое этническое, «еврейское» лицо, будучи во всем прочем объективно французом, немцем или украинцем. Связка здесь такая: ценностным условием формирования европейских наций стала конфессиональная обособленность. Религия выступала тут чисто КУЛЬТУРНЫМ ФАКТОМ, не имеющим ничего общего с действительными проблемами теологии. Однако в силу исторических и обусловленных ими НРАВСТВЕННЫХ причин крещение для еврея оказывалось невозможным: выкрещивание еврея в христианство становилось поступком БЕЗНРАВСТВЕННЫМ. В действительном своем выражении это никак не было связано с СИМВОЛОМ ВЕРЫ: все же споры вокруг него являлись лишь идеологическим маскарадом вокруг КОЛОССАЛЬНЫХ ЖЕРТВ, принесенных евреями на алтарь сохранения своего этнического лица. Даже в измученной средневековьем, антисемитизмом, борьбой со свободой мысли и человеческим прогрессом  Испании есть несколько аристократических фамилий, происходящих от выкрещенных евреев. Но это просто — испанские гранды, в основе фамильного  дерева которых  стоит еврей-Атлант. ОНИ-НЕ ЕВРЕИ. Иудаизм объективно стал инструментом и СИМВОЛОМ сохранения еврейства. Без него нас бы не было. Со словами «Шма Исраэль» шли на костер еврейские девственницы, иудаизм  стал символом величественной трагедии еврейства. Предавать его было безнравственно, но и ВЕРИТЬ В НЕГО БЫЛО УЖЕ НЕВОЗМОЖНО. Выходом из этого почти невозможно замкнутого круга стала МАССОВАЯ РЕЦЕПЦИЯ идей атеизма: вот ведь кульбит истории — атеизм становился способом сохранения нашего этнического лица. Атеистическая идея, до  того идея — чисто АРИСТОКРАТИЧЕСКАЯ, стала впервые — ИДЕЕЙ НАРОДНОЙ именно для народа еврейского: и в этом был фундамент всех наших огромных свершений Нового и Новейшего времени ,всего нашего вклада в общечеловеческое движение.

Никакой другой народ не чувствует так явно, в пальцах, на своем живом теле отличность этнического и национального, как еврейский. Особенно актуально это чувство теперь, когда наряду с ЕВРЕЙСКИМИ ЭТНИЧЕСКИМИ ГРУППАМИ – СОСТАВНЫМИ  ЧАСТЯМИ  РАЗЛИЧНЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ НАЦИЙ, существует и ЕВРЕЙСКАЯ НАЦИЯ-это нация государства Израиль. Но, точно так же, как есть французские или украинские евреи, сегодня существуют русские или украинские израильтяне: ПРЕДСТАВИТЕЛИ ИНЫХ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУПП внутри большого и сложного тела израильской нации. И не будем спорить о терминах: для меня словосочетания «еврейская нация» и «израильская нация» практически синонимичны. Мы можем сегодня говорить о ЕВРЕЙСКИХ УКРАИНЦАХ точно так же, как и о — украинских евреях.

Судьба этнического — действительно драматична. Но мы не имеем ПРАВА ЗАЖМУРИВАТЬ ГЛАЗА, лишь бы не разбирать эту задачу. Потому, что сегодня мы можем выжить уже ТОЛЬКО С ОТКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ.

2. В Украине есть сегодня две не проговоренных терминами, неопределенных и потому самых обсуждаемых идеи. Первая из них-это идея «Жить Хорошо», вторая же: какая-то зыбкая, робкая ,стыдливая идея УКРАИНСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА. Обе этих идеи на уровне их раскопки инструментами  ОБЫДЕННОГО СОЗНАНИЯ – шизоидны. Если мы сейчас же, немедленно не начнем без зажмуривания глаз, без мазохистской полуулыбки копать в глубину, мы рискуем ПОТЕРЯТЬ РОДИНУ.

Мы ниже обсудим варианты СПОНТАННОСТИ  исторического процесса, плюсы и минусы стихийности. Однако УНИКАЛЬНОСТЬ УКРАИНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ на мой взгляд в том  и состоит, что она происходит тогда, когда стихийность развития УЖЕ ИЗЖИТА ОБЩЕСТВОМ. Сегодня для прогресса нам необходимо включать разум. Для успеха нам нужно ясное представление целей, моделирование, нам необходим  ЯСНЫЙ И НЕИСКАЖЕННЫЙ  ИДЕОЛОГИЕЙ ВЗГЛЯД НА МИР. Воодушевляющая прелесть ИДЕЙ воспринимается нами сегодня уже, как ОДИН ИЗ ИНСТРУМЕНТОВ  развития, а не самоцель.

При этом нам не следует использовать категории нравственности для анализа процессов, а это именно то, чем отличается сегодня аналитика: такое впечатление, как будто мы начисто забыли о НАУЧНОСТИ, отряхнули ее прах со своих ног, и договорились моделировать и предсказывать методами бабы Ванги и кухонного спора.

А ведь именно от такой «обыденной шкалы», от использования ЦЕННОСТЕЙ в познании и вся двойственность, амбивалентность взгляда.

Попытаемся ее разобрать.

3.Существо происходящего в стране можно выразить одной фразой: для того, чтобы ЖИТЬ ХОРОШО УКРАИНЦЫ РЕШИЛИ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ХОРОШЕЙ ЖИЗНИ. Внешне это выглядит, как  национальное помешательство: ещё ни одна революция в мире не совершалась для целеустремленной борьбы с основами социального государства. Все мировые революции были ступеньками к СОЦИАЛИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВА, в Украине же, если считать с 91-года, совершается УЖЕ ТРЕТИЙ ПЕРЕВОРОТ, чьей целью является демонтаж системы социальной защищенности  граждан.

Идейным прикрытием целеустремленного РАССТАВАНИЯ С СОВЕТСКИМ ПРОШЛЫМ служит борьба с коррупцией и независимость судей, и так далее. ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО КОРРУПЦИЮ В УКРАИНЕ И РОССИИ ПРИДУМАЛИ СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПОД ФЛАГОМ БОРЬБЫ С НЕЙ ДЕМОНТИРОВАТЬ СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО.

Но что такое социальное государство в действительности? Это СОЦИАЛЬНОЕ ЗАВОЕВАНИЕ МАСС!

Каким же образом удалось убедить в Украине НАРОД в том, что социальное благо является социальным злом? Я не думаю, что здесь имеет место целенаправленная технология, конспирологии — бой! На самом деле демонтаж основ социального государства в Украине есть — интуитивное движение самого народа.

Идеи здесь две. Первая состоит в том, что социализация государства на самом деле была в Европе плодом ожесточенной борьбы масс. Социальные гарантии воспринимались в Европе, как подтип ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ, социализация государства шла рука об руку с обретением сквозной вертикальной мобильности, разэтнизацией национального символа, оформлением единого общеевропейского рынка, мы увидим ниже, что это была ,по существу  ВЕЛИКАЯ ГУМАНИТАРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, началу которой мы обязаны катастрофе августа 1914 года.

Однако: почти сразу было замечено ,что социальное государство, несмотря на затраты, является на первых порах НЕ ТОРМОЗОМ, а – мощным стимулом экономики. Действительно: ведь оно увеличивало емкость рынка.

То есть, если мы возьмем не всю социальную систему в целом, а — только ее экономику, социальное государство представляется для нее – волшебной палочкой. Однако, почему-то общество упорно отказывалось взять ее в руки. В чем тут дело? Давайте разберем.

Первые элементы социального государства (не считая за них – пособия инвалидам войн) появились впервые во Франции, как результат очищающей бури 1848 года. Помните: «Вся Европа встрепенулась», «Оцепенение спало», это была гроза, развеявшая свинцовое небо посленаполеоновской эпохи. Чернышевский говорит о баррикадах рабочих кварталов, как о «порыве к справедливости», Гюго описывает их, как «ГОЛОС САМОГО ГОЛОДА», как нищету в ее образе, до того скрытом флером. Плодом парижских баррикад стали — Национальные Мастерские: это уже прообраз пособия по безработице, денег на негритянских матерей и вообще вэлфера во всем его величии. В Мастерских еще по закону, правда, было надо работать. Но из истории мы знаем, что уже тогда САМА РАБОТА воспринималась всеми, КАК ФИКЦИЯ, и скромные крохи социальной помощи безработным оказывались лишь верхушкой  айсберга разрастающейся на теле социального государства БЮРОКРАТИИ. «Ну, Франция, это, конечно, не пример-скажете вы-это – государство бюрократическое по сути, и во всех детективах пишут о французской бюрократии, и мы во Франции бывали. Короче говоря, вы пытаетесь обобщить частный случай».

Да я приведу вам сотню примеров таких «частных случаев». Одним из первых фактов института социального обеспечения в истории был так называемый Алиментарный Фонд, созданный Октавианом Августом. Деньги из фонда тратились на  свободных детей — сирот. А впоследствии – и на детей свободных малоимущих родителей. Таким образом Август пытался поддержать рождаемость в Италии. Как видим: еще никакой целенаправленной селекции рэперов и т.д.

Однако, Алиментарный Фонд-это один из первых примеров зарождения бюрократии в Империи. Еще даже фиск не бюрократизировался. То есть налоги еще по-прежнему откупали с аукционов, а на теле социальных гарантий уже сидел, свесив ноги, упитанный и увесистый ЧИНОВНИК.

Социальное государство, как мы видим, есть вид социальной помощи В ДВА КОНЦА. С одной стороны оно поддерживает жизнь в несчастных, а С ДРУГОЙ СТОРОНЫ –уменьшает давление на рынок рабочей силы, обеспечивая работу бюрократу.

Однако, раковая опухоль чиновничества и иждивенческие настроения в обществе — это еще не самые страшные последствия социализации государства.

Дело в самом таинстве перераспределения ВВП через бюджет, в механике общественного консенсуса, который определяет долю бюджета в национальном продукте. Наивно думать, что все дело здесь в составе парламента и порядочности его депутатов. В конце концов, основную часть своей истории Европа не имела представительства, но не было ни дня в ее истории, когда она не имела бы бюджетов. И порядочность, и мировоззрение,  и, в конечном счете, САМИ ЧАСТНЫЕ ИНТЕРЕСЫ тех же депутатов определены в живой действительности УРАВНЕНИЕМ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО ОБЩЕСТВЕННОГО РЕСУРСА. Отвратительно плохо верить в то, что социальный ресурс-это природные ископаемые. Секта, объединенная таковой верой — это социальный могильщик.

Вот в Нигерии, например, много нефти, можно только позавидовать, но величина действительного общественного ресурса в ней такова, что Нигерия не может позволить себе социальное государство.

В действительности ОБЩЕСТВЕННЫЙ РЕСУРС есть сложный синтез географического, исторического и культурного ресурсов ,который определяет место нации В СИСТЕМЕ ГЛОБАЛЬНОЙ КОНКУРЕНЦИИ.

И здесь мы улавливаем то, что социальное государство в стране как то связано с САМЫМ ГЛАВНЫМ для  общества: с ее местом на международном рынке. Но ведь это – то же самое, о чем мы говорили недавно, только сказанное иными словами: речь идет о связи социального государства с КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬЮ НАЦИИ, с ее МЕСТОМ В ИСТОРИИ, с ее ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕМ для общечеловеческого  движения.

В Советское время социализация государства в Украине была доведена до своих предельных форм. Я рискну сказать, что она была даже сильнее, чем в целом по самой России. Вызвано это было тем, что в Советское время Украина была определенно благополучнее России, в которой не было нашего благодатного климата и связанного с ней мягкости нравов. Я, скажем, служил в Калинине, до того и ныне-Твери. Это был предпоследний призыв Советской Армии. И как-то мы попали в командировку в город Кимры. Рядом был Торжок, прославленный Новгородской историей. Кимры производили впечатление богатейшего в прошлом купеческого города, которому кто-то подрезал жилы и выпустил из него кровь. Нищета чувствовалась во всем: обилие кирзы, какая-то общая согбенность, морщинистость, испитость. Но что нас потрясло на самом деле, и запомнилось на всю жизнь-это деревянные тротуары. В Украине такой общей придавленности долей не было: социализация государства нам шла явно на пользу.

Но В УСЛОВИЯХ ОБЩЕСТВА СВОБОДНОЙ ИНИЦИАТИВЫ она сразу стала бить нацию под дых.

Дело в том, что социальное государство в ЕГО ЖИВОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ есть синтез противоречивых, противоположных друг другу тенденций. В советском обществе они не проявлялись, или почти не проявлялись, ведь оно строилось на другой основе.

Что же это за тенденции?

Первая из них есть — тенденция верхов. Здесь я изложу это тезисно, а распишу ниже. Верхи во-первых используют социальный характер государства, как ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ ИНСТРУМЕНТ. Оперируя им, они позволяют поддерживаться в общественном сознании определенному, критическому для ПОДДЕРЖАНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ СТАБИЛЬНОСТИ уровню популистских идейных установок. Социальное государство ИНТУИТИВНО (это – не «заговор») используется элитой для консервации социальной стабильности весьма НЕСТАБИЛЬНОГО  по самой своей природе общества свободной инициативы. Чуть позже мы обсудим инструментарий. Забегая ,по необходимости, вперед скажу ,что главным механизмом консервации стабильности на нынешнем этапе развития событий вполне естественно стало ОБОЛВАНИВАНИЕ МАСС. Если, конечно, рассуждать бестрепетно, когда это:  ни хорошо, и не плохо, а просто способ удержания стабильности.

Но как это отразилось на нашей (общечеловеческой) экономике? Это – ужасно на ней отразилось!Экономика потеряла сегодня свой единственный ресурс движения, чему свидетельство глобальный экономический кризис. Все это мы чуть  ниже обсудим, здесь же главное: народ в Украине оказался готов самым жертвенным образом принести на алтарь прогресса СВОИ ЗАВОЕВАНИЯ В 20 ВЕКЕ для того, чтобы страна ДОСТИГЛА УСПЕХА В 21.

Итак, отказ от социального государства в Украине это, с одной стороны, — интуитивное движение народа. Элите этот отказ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНО НЕВЫГОДЕН: народ  таким образом сбивает с себя одну из своих цепей и становится более свободен, то есть: БОЛЕЕ НЕСТАБИЛЕН. В Украине элите, соответственно, придется и приходится изобретать новые инструменты скручивания народа, подготавливая тем самым экспериментальную почву для своих глобальных коллег.

Но в чем состоит уникальность ситуации в Украине и грандиозный шанс для нации в ее рывке к конкурентности – так это то, что  десоциализация государства в Украине была инициирована самой элитой. А почему так? Зачем верхам было резать сук, на котором они так удобно устроились?

Связано это с тем, о чем мы станем говорить, рассуждая об  украинском национализме и судьбе общенационального символа в Украине: Украинская элита оказалась насквозь ненациональна,  вненациональна. Свою работу в обществе она рассматривает ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ,КАК ФОРМУ БИЗНЕСА, это ситуативное выкачивание прибыли, а не –долгосрочный и мудрый план по спутыванию народа, быстрые  деньги были предпочтены капиталу.

Грубо говоря, украинской элите безразлично — будет ли народ бунтовать: в мире есть масса райских уголков.

Хорошо, что эту работу пришла в голову мысль написать еврею, потому что, если бы все это написал нееврей, его бы сразу обвинили и осудили. Но я здесь по необходимости объективен, и прекрасно понимаю,что ВНЕНАЦИОНАЛЬНОСТЬ украинской элиты не связана с ЕЕ ЭТНИЧЕСКИМ ЛИЦОМ. А связана она только с ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ ЕЕ ГЕНЕЗИСА: наша элита полиэтнична. В нашу элиту рекрутировался особый тип людей, а не особые этнические группы. Эти люди оказались востребованными именно при таком наборе: в других условиях они остались бы на низших ступенях социальной пирамиды. Именно самоготовность к отказу от ценностей, наложенная на ОБЩУЮ ДЕПРИВАЦИЮ ЦЕННОСТЕЙ в постсоветскую эпоху,и стала у нас основным критерием элитарного отбора, это  была изначальность Договора с Дьяволом. А – не этническая окраска.

Так что же: любая элита плоха, а украинская элита плоха вдвойне? Нет! ЛЮБАЯ ЭЛИТА ФУНКЦИОНАЛЬНА, а украинская — дисфункциональна. В этом все дело.

И здесь необходимо сказать главное: социальное государство-это ЭКЗИСТЕНЦИОНАЛЬНОЕ ДОСТИЖЕНИЕ, речь идет о САМОМ СУЩЕСТВЕ ЖИЗНИ, О САМОЙ ЖИЗНИ. Мы совершенно не понимаем с чем играем: а играем мы с первоосновой общественной нравственности, с социальной моралью, с самими КРИТЕРИЯМИ РАЗВИТИЯ. Это – область экологии общества, матрицы его воспроизводства, самого ЕГО ПРОДУКТИВНОГО ЯДРА. Связка такая: демонтируя социальное государство, мы наносим удар по ОСНОВАМ  ОБЩЕСТВЕННОЙ НРАВСТВЕННОСТИ. Они сформировались  в условиях социального государства, разрушая его мы, по существу, ФОРМИРУЕМ НОВЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТИП. Хорошо это или плохо? А в том-то и дело, что МЫ НЕ ЗНАЕМ.

Можно привести такой пример. При Мао за основу рывка китайского сельского хозяйства было принято – уничтожение воробьев. Дело было все в том, что Мао обратился к СПЕЦИАЛИСТАМ ПО ВОРОБЬЯМ, которые доказали ему, что воробьи пожирают людскую пшеницу. Эти же специалисты объяснили ему, как легко можно поднять с колен китайское сельское хозяйство: оказывается у воробья очень слабое сердечко, и он не может долго находится в воздухе. Китайским крестьянам достаточно бить в барабаны, китайские гонги, громко кричать и хлопать в ладоши, чтобы вспугнутые воробьи получали сердечные приступы, души их отходили на тот свет, а в закрома родины лилось бы золотое зерно. Вот шум начался в Поднебесной! Воробьи умирали миллионами. Кто то подсчитал, что их умерло 200 миллионов, где-то я видел цифру-400,а личный доктор Мао Ли Чжи Суй дает вообще поразительную цифру-миллиард. Воробьи умерли, но не прошло и полугода, как за душу почти каждого воробья пришлось заплатить душой — человеческой. ВОРОБЬИ ПОЖИРАЛИ ВРЕДИТЕЛЕЙ. Расправившись с воробьями, Мао просто  увеличил численность саранчи, она сожрала весь урожай, устроив Китаю такой голод, что его ужасами там до сих пор пугают младенцев.

Обратись тогда Мао за консультацией не к узкому специалисту по воробьям, а к более широкому исследователю, китайцев было бы сегодня не полтора миллиарда, а миллиард семьсот или даже – миллиард восемьсот миллионов.

Вторжение в ЭКОЛОГИЮ ОБЩЕСТВА может оказаться еще более разрушительным, чем непродуманное вторжение в биоценоз. Европа мучительно переживала укрепление в сознании протестантских  ценностей: одна Тридцатилетняя Война унесла в Германии более трети населения! А религиозные войны во Франции! Так же мучительно укоренялись в сознании и ценности Свободы и Равенства, которые в своей живой действительности есть — ЦЕННОСТИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО НАЦИОНАЛИЗМА. Европа два века истекала кровью, внутренне сорганизуясь под национальную идею: гекатомбы мировых войн общеизвестны. Но я напомню, ЭТО НЕЛЬЗЯ ЗАБЫВАТЬ: только вторая мировая унесла 80 миллионов жизней.

Если бы Руссо спросили эдак в году 1777: а как он понимает   последствия своих теорий, Жан-Жак ответил бы, что видит, как результат их реализации Золотой Век. Возможно, этот Золотой Век и — настанет. Но чем он был оплачен? На его алтарь Европа принесла в жертву почти 150 миллионов убитых в муках людей, и еще: не меньше 200 миллионов, умерших от голода, непосильного труда, и излечимых болезней.

А вы говорите: ласковое небо Технической Цивилизации. А вы говорите: Европа сожрала чужой кусок и теперь должна делиться. КАЖДУЮ КРОШКУ ЭТОГО КУСКА МЫ ОПЛАТИЛИ СОБСТВЕННОЙ КРОВЬЮ.

А как укоренялась в сознании идея социального государства! Россия, «кровью умытая», нацизм и фашизм в  Европе, ползучая гражданская война в Америке, с очень даже «горячими» ее фазами: это сегодня Америка-образец социального государства, а предложи вы в «обществе» такую концепцию 100 лет назад, — вас подвергли бы остракизму. Вспомните «Мартина Идена».

Последствия любого вторжения в ценностную матрицу, как отдельного человека, так, тем паче, и -целого общества — НЕПРЕДСКАЗУЕМЫ. Никакое моделирование здесь не поможет: неопределённость факторов слишком велика. О последствиях мы можем судить только из эмпирики, лишь ПОСТАВИВ ГДЕ-ТО ЭКСПЕРИМЕНТ.

Беру на себя смелость утверждать, что в Украине стихийно сложились факторы для проведения этого опыта над нацией. Над Украиной ЭТОТ ЭКСПЕРИМЕНТ И СТАВИТСЯ.

« Ну, хорошо-скажете вы-запутал ,проклятый. Социальное государство-это : правильно или неправильно? Сохранись оно в Украине, какова будет наша прибыль, и демонтируй мы его: что мы будем с этого иметь?»

«Какой узкий, злой прагматизм» — воскликнет, услышав такой вопрос ,ригорист.

А ведь в том-то и дело, что ИМЕННО ТОЛЬКО ТАКИМ ВОПРОСОМ НАМ И СЛЕДУЕТ ЗАДАТЬСЯ. Рассуждай мы о социальном государстве, о любом долгосрочном процессе в обществе с позиций определенного и умозрительно-абсолютного нравственного кодекса, мы сразу попадаем в тиски амбивалентности и НАЧИНАЕМ СРАЖАТЬСЯ ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ ДУМАТЬ.

Так и здесь: размышлять о социальном государстве в Украине мы вправе только с позиций его ФУНКЦИОНАЛЬНОСТИ ИЛИ НЕФУНКЦИОНАЛЬНОСТИ, любой иной критерий ведет к гражданской войне.

Мой тезис таков: функциональность социального государства в Украине есть уравнение ЭКСТЕНСИВНОГО увеличения емкости рынка. Его дисфункциональность-это НЕИЗБЕЖНОЕ в условиях действительно РЫНОЧНОГО общества снижение качества массового образования, узкая специализация высшего образования, мозаичность и оскудение широты взгляда на мир. То есть  — ОСЛЕПЛЕНИЕ НАРОДА.

И мы должны сейчас выбирать.

Украина переживает сейчас тот НЕПОВТОРИМЫЙ момент в жизни любого общества, когда элита лабильна, когда нация сама может задавать свои формы и конструкции, в том числе и формы собственной элиты. В 91 –м году мы сделали выбор в пользу ОБЩЕСТВА СВОБОДНОЙ ИНИЦИАТИВЫ. Сегодня нам предстоит решать, какую форму участия в системе  мировой конкуренции мы избираем.

Делаем ли мы ставку на УНИКАЛЬНЫЙ ШАНС, базируясь на западные ценности и прозападный социальный механизм, создать в стране РЕВОЛЮЦИОННУЮ СИСТЕМУ ОБРАЗОВАНИЯ, предполагающую ВЫСОКУЮ НЕСТАБИЛЬНОСТЬ ОБЩЕСТВА, но и — высокую СОЗНАТЕЛЬНОСТЬ гражданина. Сознательность, основанную на разумной, РАЦИОНАЛЬНОЙ ВЫГОДНОСТИ СОТРУДНИЧЕСТВА, в противоположность — ИДЕОЛОГИЗИРОВАННОЙ, навязываемой  КООПЕРАЦИИ оболванивания. А Украина-это страна, где каждый человек очень серьезно относится к деньгам.

Сделав ЭТОТ ВЫБОР, Украина получает — УНИКАЛЬНОЕ КОНКУРЕНТНОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО, потому что нигде в мире такой системы образования — нет. Ниже мы поразмышляем обо всех выгодах и невыгодах колоссально затратной и СОЦИАЛЬНО ОГРАНИЧЕННОЙ западной системы образования для самой ЖИВОЙ ЭКОНОМИКИ. Здесь скажу только, что, базируя экономику на ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ МАСС, мы можем в буквальном смысле стать – одной из самых конкурентоспособных стран мира.

Вы скажете, что у нас уже была уникальная система советского образования, а в конкурентной гонке  мы, тем не менее,- проиграли. Разберем и этот вопрос.

И, наконец, — главное: а хватит ли у нас денег для того, чтобы осуществить тот или иной выбор? Хватит ли у Украины средств на воспроизводство систем социального государства, или же, напротив, — на СОЦИАЛИЗАЦИЮ ОБРАЗОВАНИЯ?

Но я выше показал, что беда социального государства не в том, что оно пожирает средства. Наоборот, социальное государство, как Чемпионат Мира по футболу: приносит  денег больше, чем потребляет.

Нет, проблема в УРАВНЕНИИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО РЕСУРСА. Под него нация найдет деньги под любой проект. Все остальное — ситуативные частности живой политики. К тому же супер-державой Украине все равно не стать, и Западу может быть очень даже любопытно посмотреть к каким последствием в обществе приводит ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО РЕАЛИЗОВАННАЯ ИДЕЯ СВОБОДЫ. Таким образом, у нас есть еще и уникальный геополитический и географический шанс: мы достаточно велики для развития, и, в то же время, достаточно малы для того, чтобы нас не следовало опасаться.

Решать необходимо — нам. И решать — сегодня. Сама возможность этого выбора оплачена нашим предшествующим вымиранием, страданиями нашего становления. Она оплачена кровью Небесной Сотни.

4.Политика-это вклад Украины в современную моду. Нам не удалось соблазнить мир вышиванками, и мы решили прославиться благодаря политической борьбе.

Безусловно, паблисити – приносит свои дивиденды. Однако быть туристическим раем для авантюристов — это не способ прокормиться для такой огромной страны. Нам нужны сотни миллиардов на реконструкцию, а нам дают-15,в общем пакете-от силы 24 миллиарда. Учитывая поэтапность поступлений, нам не хватит этого даже на жизнь, не говоря уже о развитии.

А что такое  – РАЗВИТИЕ? Зачем оно нужно? Без ответа на этот вопрос мы будем вечно метаться в трех соснах борьбы ЧАСТНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ.

Весь фокус заключается в том, что, КОГДА ЗАКЛАДЫВАЛИСЬ ОСНОВЫ СОВРЕМЕННЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИСТЕМ, развитие оставалось  еще чисто ИДЕОЛОГИЧЕСКИМ ПОНЯТИЕМ: оно  не было тогда  насыщенно ЖИВЫМ СМЫСЛОМ интенсивности ЭКОНОМИКИ.

Давайте вспомним, как «все начиналось». Конечно, в самых общих чертах, потому что это все-таки — публицистическая работа.

Первыми опытами реализации современных нам ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ в живую политическую систему стали тернистые пути политического развития Голландии, Англии, США и затем — Франции. Однако: было сразу замечено, что радикальность различия этих реализаций состоит не самой ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОНСТРУКЦИИ (идеологически-общей), а-в  чистоте каналов СКВОЗНОЙ ВЕРТИКАЛЬНОЙ МОБИЛЬНОСТИ в обществе. В Голландии и Англии сквозная вертикальная мобильность была ограничена пробками нобилитета и исторически сложившейся аристократии, эту же пробку вставили Франции сначала: неплотно – Наполеон, а затем ее пригнала до плотности Реставрация. И лишь в Америке сквозная вертикальная мобильность была сразу определена национальным приоритетом. Но что такое здесь: национальный приоритет? ЭТО — НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФРОНТИР!

Во Франции ведь вертикальная мобильность тоже впоследствии  стала национальной целью: это случилось после франко-прусской войны и Великой Коммуны, когда разоренное и униженное общество оказалось в лихорадке поиска новой идентичности. Оно ее и разыскало: В ДЕМОКРАТИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОГО МЕХАНИЗМА. Фельдмаршал Френч уже во времена 1 –й мировой писал Китченеру, что с французскими генералами затруднительно говорить, потому что они  все «происходят из низших слоев общества». Какой резкий контраст на фоне знаменитой фразы Наполеона у Коленкура: московскую компанию необходимо скорее  заканчивать потому, что стала страдать не толькомасса, но и порядочные люди из «общества». Эта социальная пробка в каналах сквозной вертикальной мобильности была – изобретением Наполеона. Потому что добрая половина его  генералитета и даже его собственный зять-Мюрат были бывшими простолюдинами, которых поднял наверх социальный лифт Великой Революции.

Во французском обществе первых десятилетий Третьей Республики идея прозрачности общественных  перегородок превратилась в социальный наркотик. Общество было маниакализированно этим идеалом, и даже антиклерикализм этих лет не пошел французам на пользу.

А, почему? Ведь еще не было случая в истории, когда бы борьба с религиозными институтами не приносила бы обществу дивиденды. Единственное исключение – это именно 3-я Республика, когда все начало гнить повсеместно, это, практически-сегодняшняя Украина. За исключением тех частностей ,что Франция все же была великой державой, что она еще БОРОЛАСЬ за свою науку, хотя и сдавала в ней позиции, что она имела интересы по всему миру, кредитовала мир, и что-Французский Гений был у всех на устах.

Общий возглас идеологов был тогда такой же, как и у адвокатов коррупции, взяточничества, общественного разложения у нас в 1991: «а вы Бога обидели!» Мнение  Бога по этому вопросу  осталось неизвестным, потому попытаемся умозаключить.

Сквозная вертикальная мобильность не пошла  тогда французам на пользу потому, что помешавшаяся на военном реванше нация подменила в своем  восприятии мира категории цели и средств ее достижения.

А что может стать национальной целью?

Для ответа на такой вопрос мы должны сначала разобраться с тем: а что же такое на самом деле-нация?

Но тут необходимо нам небольшое гносеологическое  вступление. «На самом деле» — означает здесь то, что РАСКОПКИ СМЫСЛА НЕВОЗМОЖНО ПРОИЗВОДИТЬ, ИСПОЛЬЗУЯ ИНСТРУМЕНТАРИЙ ОБЫДЕННОГО СОЗНАНИЯ(определим и разберем обыденное сознание и его противоположность и единство с сознанием научным мы чуть позже). Для обыденного сознания и с нацией, и с собакой, и с Бетельгейзе все понятно. И это — неудивительно. И это — единственно ПРАВИЛЬНО! Потому, что обыденное сознание есть способ ЖИВОЙ ИНКОРПОРАЦИИ человека в среду. Ему не нужны здесь ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ, а только лишь — ИНКОРПОРИРУЮЩИЕ СМЫСЛЫ.

К тому, что РЕАЛЬНО происходит в действительности инкорпорация добавляет свой, позволяющий КООПЕРАТИВНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЛЮДЕЙ, оттенок. Это-флер, который  общество набрасывает на действительность. НО ЭТОТ ФЛЕР НЕОБХОДИМ, БЕЗ НЕГО ОБЩЕСТВО — НЕВОЗМОЖНО.

Это не существо самой жизни — миражи и иллюзии. Это-существо социальной жизни. Без того, что мы называем иллюзиями общество было бы невозможно,его нельзя таким нафантазировать: общество несводимо к своей экономике, к производству, к своей ноосфере, и именно поэтому недостижим подобный человеческому искусственный интеллект.

На определенных этапах своего развития обществу необходимо развеивать старые миражи для того, чтобы СОЗДАВАТЬ НОВЫЕ. Рациональная структура общественного сознания-мечта псевдомарксистских утопистов. Миф о ней был развеян советскими опытом: общество было вынуждено  тогда создавать собственные иллюзии для того, чтобы сорганизоваться и выжить. Один из моих предков — Иосиф Атензон был рабочим-ударником. Как знатный сталевар и ЖЕРТВЕННЫЙ участник модернизации страны, он получил награду  из рук своего великого тезки  – Сталина.

Сталин, не будучи образованным марксистом, гениально- ИНТУТИВНО чувствовал то, что Маркс никогда ведь и не утверждал когнитивную  казарму в качестве  идеала «нового общества».

Здесь мы оставим пока за скобками сам этот идеал и СОЦИАЛЬНУЮ ЦЕЛЬ марксизма, мы еще поговорим об этом. В существующем же контексте нам важен поиск ИНСТРУМЕНТОВ МИРОПОЗНАНИЯ.

«Вечная цель! — воскликните вы — давайте еще попробуем поискать  смысл жизни или представить себе бесконечность Вселенной».

Но поиск ОПТИМАЛЬНЫХ инструментов миропознания  – это все же нечто иное, чем изобретение вечного двигателя. Вечный двигатель запрещен самими ЗАКОНАМИ ПРИРОДЫ, которые мы вскрыли, формализовали умозрением. Но, если и  ОТТАЛКИВАТЬСЯ ОТ УМОЗРЕНИЯ, то в природе не существует ограничений на познание.

ЭТИ ОГРАНИЧЕНИЯ СУЩЕСТВУЮТ В ИДЕОЛОГИИ!

На слуху в основном факты противостояния идеологии и ПРИКЛАДНОЙ НАУКИ. РПЦ была против железных дорог в Империи потому, что: «Бог повелел ходить на своих двоих». Николай 1 послушался и практически отменил в стране заодно и пароходы. Первый в мире  электрический телеграф был изобретен на нашей бывшей общей Родине-русским немцем бароном Шиллингом. Императору, однако, неугодно было внедрить это начинание далее связи Зимнего с 3-м отделением и центральным офисом МПС.

Николай поступал так вовсе не из природного обскурантизма. Любая новая технология воспринималась им, как удар по социальной системе. Он был ограничен идеологически, а не-умственно. Подобная позиция НРАВСТВЕННО была позицией — национального политика, а не: врага народа. Николай даже казнозарядные ружья в армии не ввел, чтобы не осложнять новшествами СОЦИАЛЬНОГО МИРА.

Однако, С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ позиция Николая 1-го была — позицией худшей из национальных бед. Пожалуй, только Ивану Грозному удалось нанести России такой ущерб.

Мы видим на примере Николая, как сложно для ОБЫДЕННОГО СОЗНАНИЯ разрешать противоречия объективной нравственности национальных целей, то есть: целей стабильности, бескровности, гражданского мира с ЦЕЛЯМИ НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ.

Для НЕАНГАЖИРОВАННОГО НАУЧНОГО СОЗНАНИЯ подобной проблематики же вообще не существует. Чуть ниже мы увидим, что разница  между ОБЪЕКТИВНЫМ  и ангажированным  выводами, а следовательно — МОДЕЛИРОВАНИЕМ,  заключается лишь в одном-в принципиальном различии КРИТЕРИЕВ ОЦЕНКИ ЦЕЛЕЙ.

Интерес социального слоя ангажирует ученых. Властное очарование кошелька оказывается ценнее истинности. Здесь нет ничего страшного только на первый взгляд. Ангажированный исследователь провозглашает себя АДЕПТОМ ОПРЕДЕЛЕННОЙ ШКОЛЫ: «вы смотрите на мир эдак, а я — так». «Я так вижу!» — вот, что восклицает такой ученый, низводя КРИТЕРИИ НАУЧНОСТИ до уровня мещанского псевдоэстетизма.

С другой стороны, ему приходится применять в своих трудах ИНСТРУМЕНТАРИЙ НАУЧНОГО МЕТОДА. Причина этого – в консерватизме науки, как огосударствленной, истеблишментной и очень массивной конструкции. ВНЕШНЯЯ АТРИБУТИКА НАУЧНОСТИ выступает для сочлена этой касты – чеком на предъявителя. Именно она позволяет ему рассчитывать на ДОЛЮ ОБЩЕСТВЕННОГО ФИНАНСИРОВАНИЯ. Аппетиты элиты ограничены культурным ресурсом общества: в Бангладеш народ может оболванивать мулла, но в Украине, в любой другой стране Западного мира, где экономика все же зависит от технологии, ЭФФЕКТИВНЫМ ОБОЛВАНИВАТИЛЕМ МОЖЕТ БЫТЬ ТОЛЬКО — УЧЕНЫЙ.

Что же мы получаем? Неспособный подделать МЕТОД, ангажемент  ПОДДЕЛЫВАЕТ ФАКТЫ!

Везде, где мы стакиваемся с гуманистом-Бандерой или Святым Блаженным Николаем 2,как СИМВОЛАМИ ОБЪЕДИНЕНИЯ НАЦИИ, незашоренный, стремящийся к объективной истинности взгляд сразу видит подоплеку элитарного сговора.

Оба этих подделанных факта представляют собой крайние полюса оправдываемых ими идеологий.

Нельзя уставать доказывать истину. Эти идеи соединяет между собой, роднит их в едином развитии  то, что – обе ониОДИНАКОВО АНТИНАЦИОНАЛЬНЫ.

Безусловно, не будь сегодняшней конфронтации Украины и России, когда оба эти идейных полюса противоборствуют, а не сотрудничают, мы никогда и не задумались бы над тем фактом, что Святой Угодник Николай Кровавый есть инструмент РАЗРУШЕНИЯ РУССКОЙ НАЦИИ, точно так же, как антинацист Бандера-есть инструмент РАЗРУШЕНИЯНАЦИИ УКРАИНСКОЙ.

В одних несчастных поддерживают ЭТНИЧЕСКИЙ, мать вашу, ЭТНИЧЕСКИЙ, а НЕ НАЦИОНАЛЬНЫЙ шовинизм, препятствуя развитию общества, в других — шовинизм имперский, и с теми же целями.

Но почему украинской элите выгодна СТАГНАЦИЯ СОБСТВЕННОГО ОБЩЕСТВА? Откуда реинкарнация Бандеры?

Мы ниже увидим, что образ Бандеры, в отличии все же от образа Николая Кровавого сделал немало для становления УКРАИНЫ ,КАК НАЦИОНАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА. Народ в 91 не хотел распада Союза. Между тем, нам НЕОБХОДИМО БЫЛО ОТДЕЛИТЬСЯ ОТ РОССИИ, которая скатывалась на путь сырьевого сибаритизма. В 91 было уже очевидно, что России никогда не возродить у себя интенсивный тип экономики. Что элита, оседлав РПЦ, мечеть и синагогу, скачет там к сияющим образцам дольче вита,к огда от народа требуется лишь одно: стоять в стойле и не мычать.

Было очевидно, что у Украины-иной путь.

ЗАРОЖДАЛАСЬ УКРАИНСКАЯ НАЦИЯ. Мы стали свидетелями уникального, почти неповторимого зрелища: родового крика новой нации.

Роль Бандеры и бандеровского движения вообще в этом процессе весьма условна. Я его не МОГУ ЛЮБИТЬ потому, что я еврей. Но я умею быть  вполне объективным в оценках: Сталин вот тоже был антисемитом и убийцей, но я же не бегаю с демшизой охаивать Сталина.

К тому же : вот, я –еврей. Но Бандера лично не убил не одного еврея! В ужасающих разум преступлениях  участвовали коллаборационисты вообще, а бандеровцы среди них составляли большинство. И убивали они –не только и не столько евреев, евреев столько не было на свете, сколько они убили украинцев и русских.

Говорят: что плохого в коллаборационизме? Что вы к этому слову прицепились? Может быть — сотрудничество с Наполеоном и не несло такой уничижающей этической окраски: просто предательство.

Но, благодаря   литературе среднего класса, мы извратили в себе АРХЕТИП ДЬЯВОЛА!

Сегодня Сатана представляется чем-то благообразным, «вечно жаждущим зла и творящим добро» (речь, конечно, идет не о бытии Сатаны или Бога, а об-их архетипах в сознании).

Между тем действительный Сатана, настоящее Зло, это — ГРЯЗЬ! Это — свисающие,липкие комки болота, разлагающиеся трупы замученных ,вырванные глаза, дальше продолжать?

И ИМЕННО С ЭТИМИ СУЩЕСТВАМИ СПУТАЛСЯ БАНДЕРА.

И — прослеживается удивительная параллель: уже в наше время, в 90-е бандеровцы ВОЕВАЛИ НА СТОРОНЕ ЧЕЧЕНЦЕВ!

А: продолжим эту аналогию: НА ЧЬЕЙ СТОРОНЕ СЕГОДНЯ ЧЕЧЕНЦЫ?!Они-на стороне колорадов.

УКРАИНСКИЕ СЕПАРАТИСТЫ — ЭТО СЕГОДНЯШНИЕ БАНДЕРОВЦЫ. ЭТО-ЗЛО В ЕГО ЧИСТОМ ВИДЕ, ЗЛО – ТАКОВОЕ, КАК  ОНО ЕСТЬ.

Бандеровцы — проявляли героизм. Ну, так и что? Аденауэр, чтоб ему в гробу перевернуться, говорил, что : «солдаты Ваффен – СС были такими же, как все», а вот остальные эсэсовцы (надо понимать, повара из Альгемайне  – СС )были «не как все».

Гениально! На этой попытке объединить немецкую нацию строятся все попытки РАСКОЛОТЬ НАРОДЫ, ПОСТРАДАВШИЕ ОТ НЕМЦЕВ. Это какие же , «как все» были эсэсовцы из Тотенкомпфа или «Галичины»?Как американские солдаты? Как британские? КАК СОВЕТСКИЕ?

Все, хватит о Бандере, мне противно. Не должен человек жрать дерьмо. Это – психическая болезнь, копрофилия называется.

А СЕГОДНЯ ВСЮ УКРАИНСКУЮ НАЦИЮ ЗАСТАВЛЮТ СТАТЬ КОПРОФИЛАМИ.

ЭТНИЧЕСКАЯ УСТРЕМЛЕННОСТЬ-ЭТО ПУТЬ В НИКУДА!

Приведу такой пример ее бессмысленности. Евреи появились на берегах Днепра совершенно определенно в 5 веке, а предположительно-еще при Республике, то есть: ну точно  раньше самого Андрея Первозванного.

Но даже и без гаданий: с 5 века на территории современной Украины евреи селятся, рожают детей, вживаются в местные интересы, СТАНОВЯТСЯ АВТОХТОНАМИ.

Никаких украинцев, «укров», «малороссиян» здесь еще даже в помине нет. Спроси у полянина, укр ли он, полянин — плюнет вам в рожу.

Безусловно, евреи застали здесь ФАЗУ ЭТНОГЕНЕЗА, в своем развитии приведшего к возникновению украинского этноса. Но евреи обгоняли здесь современных украинцев на три головы. ЕВРЕИ УЖЕ БЫЛИ СФОРМИРОВАВШИМСЯ ЭТНОСОМ,А УКРАИНСКОМУ ЭТНОСУ ЕЩЕ НУЖНА БЫЛА ДЛЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ  ТЫСЯЧА ЛЕТ.

Так что же теперь евреи должны объявить  Украину Евреией? Что мы должны бросить лозунг: «Подолия для евреев»?

ЕСЛИ СУДИТЬ С УЗКОЭТНИЧЕСКОЙ, А НЕНАЦИОНАЛЬНОЙ  ТОЧКИ ЗРЕНИЯ У ЕВРЕЕВ БОЛЬШЕ ПРАВ НА УКРАИНУ, ЧЕМ У УКРАИНЦЕВ.

Здесь может вводить в заблуждение и омонимичность понятий «украинец», как сочлен ЭТНОСА, и «украинец», как представитель НАЦИИ: можно сказать – «украинский еврей», но- «украинский украинец» будет резать слух.

МЕЖДУ ТЕМ ЭТО-ИМЕННО ТАК! УКРАИНСКАЯ НАЦИЯПОЛИЭТНИЧНА.

«Ну, хорошо,- скажете вы-ты обвиняешь псевдоукраинских нациков в унылом обскурантизме. А, «какие ваши доказательства»?

Вот мне меньше всего на свете хотелось бы быть понятым именно так.

Дело в том, что оба полюса общественной мысли: мультикультуризм и этно-нацизм страдают сегодня одной и той же болезнью-они оба есть плоды оболванивания. В обоих случаях мы стакиваемся с ПСЕВДОНАУЧНЫМ МЫШЛЕНИЕМ АНГАЖЕМЕНТА и ПОПЫТКОЙ ПОЗНАНИЯ МИРА ТОЛЬКО ИНСТРУМЕНТАМИ ОБЫДЕННОГО СОЗНАНИЯ. Пафос обеих этих идей — АНТИНАУЧНОСТЬ.

Свободной мысли, как мы ниже увидим, действительно приходится идти сегодня по узкой тропке между Сциллой Освенцима и Харибдой восхищения содомией.

Глупо и ПРЕСТУПНО отвергать ПРОДУКТИВНОСТЬ ЭТНИЧЕСКОГО!

Однако-это совершенно иной тип продуктивности, чем – продуктивность национального.

И здесь мы вводим в оборот самое важное понятие, отличающее псевдонаучное развитие социальных дисциплин  от их действительного движения: критерий СОЦИАЛЬНОГО ПРОДУКТИВИЗМА. Его деталировку я дам в соответствующем разделе. Здесь же давайте задумаемся вот над чем: а почему этот ОЧЕВИДНЫЙ ДЛЯ РАЗУМА КРИТЕРИЙ отвергается истеблишментом? Откуда возникают идеи о бушменах, которые развитее немцев потому, что «умеют ориентироваться в тропическом лесу»? Об арабах, которые вносят огромный вклад в цивилизацию тем, что освоили ванные с шампанским.

А ВЕДЬ ЛЮДИ ВЕРЯТ В ТО, ЧТО АЗИЗ АЛЬ — САУД ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ РАВНОЦЕНЕН ДОСТОЕВСКОМУ.

Откуда это?

Нам необходимо пристально всмотреться в ТЕ НЕМЫСЛИМЫЕ ЖЕРТВЫ, которые Европа, западный мир принесли на алтарь своего просперити. Опять — таки: невозможно все мешать в кучу, здесь — тезисно, дальше — широко.

Европа принесла на алтарь развития колоссальные жертвы. НО ЭТИ ЖЕРТВЫ НИ В КОЕЙ МЕРЕ НЕ ОПРАВДЫВАЮТ РАСИЗМ. И снова: между Освенцимом и свободой содомии.

«Что же это — воскликните вы — и расизм ущербен и интернационализм»?

ДА!

Потому что обе эти идеи антинаучны.

Возникновению  идеи интернационализма мы, правда, обязаны действительно  великим ученым. Но нельзя же быть правым во всем. Ни Маркс, ни Ленин не располагали нашим историческим опытом. Их база данных позволяла им строить теорию национального лишь, как ДОПУЩЕНИЕ. В чем-то – гениальное. Маркс — основоположник идеи единого рынка, как матрицы формирования и существования наций. И никакие ухищрения антимарксистской ИДЕОЛОГИИ (сложно назвать это наукой): ни «этнонации»  социобиологии, ни — «политические нации» конструктивизма не смогли дать более полную и адекватную реальности картину движения национального, нежели в данном случае — марксизм. Но в чем-то модели Маркса оказались неистинны.

Бессмертный Новалис говорил об этом так: «теории — это сети, кто не забрасывает их, ничего не словит». Так и марксизм запустил в данном случае сеть, выловившую не зеркального карпа, а  –рваную галошу. И мы ниже увидим, что это-не беда МЕТОДА, а только специфичный случай его применения.

«Еврей-расист, марксист – расист — скажете вы-это какая-то эклектика». Но в том то и дело, что я не продвигаю расистскую идею.

Я еще и еще раз хочу сделать акцент на том, ЧТО РЕАЛЬНОСТЬ СЛОЖНЕЕ ДОГМ.

Сегодня Маркс бы  не был интернационалистом.

Но и расистом бы он не стал.

В чем же тут дело? Расизм производит СЕПАРАЦИЮ ЛЮДЕЙ и НЕЛЮДЕЙ — и именно в этом его ошибка. Когда мы станем с вами разбирать ЗАГАДКИ И СМЫСЛЫ ЯЗЫКА, мы увидим, что любое говорящее создание уже есть ЧЕЛОВЕК, соединенный с нами неразрывными узами братства в осознанном  через абстракцию  СТРАДАНИИ. ЯЗЫК УЖЕ ЕСТЬ ГОТОВНОСТЬ К ЖЕРТВЕННОСТИ РАЗВИТИЮ, НО ЛИШЬ НЕМНОГИМ НАРОДАМ БЫЛО СУЖДЕНО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПРИНЕСТИ ЭТУ ЖЕРТВУ.

Рубеж между народами ПРОХОДИТ НЕ ПО ЛЮДЯМ, А ПО ИХ ГОТОВНОСТИ К ТВОРЧЕСКОЙ ЖЕРТВЕ.

Это — необъятная тема, но мы ее разберем!

Здесь же вот что: ЭТО РУБЕЖ КУЛЬТУР, А НЕ ГЕНОТИПОВ!!

Культуры кейфа, культуры НЕНОРМАЛЬНОСТИ ТВОРЧЕСТВА – НЕПРОДУКТИВНЫ. В рамках этих культур образ полуголодного  человека, решающего теорему Ферма, в то время, как он мог бы хорошо зарабатывать и кататься на лыжах-это ОБРАЗ БОЛЬНОГО, НЕНОРМАЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА.

НАША КУЛЬТУРА БЫЛА — ИНОЙ, ПОЭТОМУ МЫ И ДОБИЛИСЬ СТОЛЬ МНОГОГО. НО СЕГОДНЯ МЫ ВПИТЫВАЕМ ЭТИ ЧУЖДЫЕ НАМ КУЛЬТУРНЫЕ СМЫСЛЫ, МЫ ИНКОРПОРИРУЕМ ЧУЖДУЮ НАМ КУЛЬТУРНУЮ МАТРИЦУ.

И ЭТО – ГРОЗИТ НАМ ГИБЕЛЬЮ.

ПАРАДОКСАЛЬНО: НЕ ВЫСОКАЯ КУЛЬТУРА ПОГЛОТИЛА НИЗШУЮ, НО-НИЗШАЯ ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА ОДЕРЖИВАЕТ ВЕРХ НАД ВЫСОКОЙ.

Здесь все это очень сжато, и звучит эпатажно. Но — оглянитесь. Украина-лишь полигон на котором окостеневшая идеология стабильности сталкивается с потребностями развития. И-ВЫЖИВАНИЯ!

Далее же — весь мир.

В чем-то интернационализм ведь паразитирует на еще недостаточном понимании наукой некоторых ключевых проблем бытия.

Главная из них это – ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТНОГО КРИТЕРИЯ.

Безусловно, найдутся идеологи, которые станут оспаривать и то, что первичным критерием здесь служит РАЗВИТОСТЬ ЛИЧНОГО СОЗНАНИЯ. Но, поскольку, наш мир еще по-прежнему юдоль слез, и никто не подсказал, как выжить в нем, не сражаясь за существование, оставим завывания этих ИДЕОЛОГОВ ТОТАЛЬНОГО СЧАСТЬЯ без ответа.

Итак, — развитость личного сознания. А дальше: вот что. Дальше — две версии.

Первая из них — общепринята. Это версия идеологии социальной стабильности, незыблемости «гражданского мира»,  и всеобщей деградации. Версия эта обуяла школу и состоит она в том, что человеку необходимо сознание, развитое в исключительной адекватности СОЦИАЛЬНОЙ СРЕДЕ. Человеку не стоит познавать ПРИРОДУ ЯВЛЕНИЙ, ему следует лишь ОРИЕНТИРОВАТЬСЯ В САМИХ ЯВЛЕНИЯХ, а они — исключительно социальны, и – жить припеваючи.

Ниже мы приведем аргументы оболванивателей, равно как и наши аргументы в пользу того, что СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ ПОЗНАНИЯ УБИВАЕТ ЕГО НА КОРНЮ. Современность действует по принципу индийской касты: пусть познанием занимаются те, КОМУ ПОЛОЖЕНО.

Но есть такая наука — гносеология. Из истории и теории познания мы можем сделать единственный вывод: познание – не такая простая штука. Для своего действительного развития ему необходима общественная дискуссия и ОБЩЕСТВЕННАЯ МОДА, как питательные среды его движения.

Нам ЭТО ВАЖНО?! ДА! Потому что: о чем мы говорим, рассуждая о познании?

МЫ ГОВОРИМ О ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКЕ.

Вот это – тема! Мы до сих пор ведь внятно не можем объяснить себе, зачем мы финансируем, например, филологию. А вот что: еще недавно никто не понимал, а зачем нам – космология? А сегодня космологические изыскания в ОБЩЕМ ДВИЖЕНИИ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКИ позволяют нам создавать вполне практические технологии.

Кратко:1.Фундаментальная наука есть основной ресурс нашей сегодняшней экономики. В том виде, в котором мы ее создали, в каком она есть реальным, а не придуманным фактом.

2.Уникальность нашей экономики состоит в том, что фундаментальная наука служит ей одновременно, как ресурсом, так и ФРОНТИРОМ, создавая для ее развития новые рынки.

3.Безусловно, ценность фундаментальной науки для экономики проявляется в реальность через достижения прикладной науки-ЧЕРЕЗ РАЗВИТИЕ ТЕХНОЛОГИЙ.

4.Однако — прикладная наука сегодня лишь паразитирует  на мертвом теле ЗОЛОТОГО ВЕКА ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКИ ПРОШЛОГО. Мы сделали практически все для стагнации фундаментальной науки, мы поставили на пути ее развития все возможные препоны, мы фактически убили ее. Сегодня мы ,практически ,уже не создаем новые технологии, но только-лакируем старые.

5.Именно это УСЕКНОВЕНИЕ ФРОНТИРА,ПОПЫТКА ВЕРНУТЬСЯ ОТ ИНТЕНСИВНОГО ТИПА ФОРМИРОВАНИЯ РЫНКОВ К АПРОБИРОВАННОМУ ЭКСТЕНСИВНОМУ, И СТАЛА ПРИЧИНОЙ НЫНЕШНЕГО ГЛОБАЛЬНОГО КРИЗИСА В ЭКОНОМИКЕ. И это было только – началом. Это было лишь – первое дуновение смерча.

Но как же связано познание с национальным? А так, что именно в нем ПРОТИВОБОРСТВО НАЦИЙ  реализуется в действительность ,как социальный продуктивизм.

Но как же это увязать с ПОЛИЭТНИЧНОСТЬЮ? Но вот: в том то и дело, что она служит ДОПОЛНИТЕЛЬНЫМ ПРОТИВОРЕЧИЕМ ДВИЖЕНИЯ НАЦИИ, именно она придает НАЦИОНАЛЬНОМУ МОЩЬ И СИЛУ!

Неужели это — не голые словеса? И можно вскрыть МЕХАНИЗМ реализации этого противоречия в действительность? Неужели можно описать МОДЕЛЬ ЕГО ПРОДУКТИВНОСТИ.

Да!

ПОТОМУ ЧТО ЭТУ СИЛУ НАЦИИ ПРИДАЕТФОРМИРОВАНИЕ ЕЕ ЕДИНОЙ КУЛЬТУРЫ.

Вот-основной рубеж противостояния научной и квазинаучной картин мира. НЕВОЗМОЖНО ОТРИЦАТЬ ТО, ЧТО У УКРАИНСКОЙ НАЦИИ ЕЩЕ НЕТ СВОЕЙ ЕДИНОЙ КУЛЬТУРЫ. МЫ НАХОДИМСЯ ТОЛЬКО В САМОМ НАЧАЛЕ ПРОЦЕССА ЕЕ СЛОЖНОГО И ПРОТИВОРЕЧИВОГО СТАНОВЛЕНИЯ.

«Ну, хорошо — спросите вы — а в чем же здесь идея?»

А идея в том, что именно ЭТОТ ПРОЦЕСС, как никакое другое из проявлений и следствий оформления единого общенационального рынка зависим от ЧАЯНИЙ И ИНТЕРЕСОВ ЛИЧНОСТИ.

В действительности, оставаясь с рынком один на один, мы зачарованы его стихийной силой. Именно КУЛЬТУРА ПОЗВОЛЯЕТ КАНАЛИЗАЦИЮ ЭТОЙ СТИХИИ В РУСЛО – ПРОДУКТИВНОСТИ.

ОДНАКО, ДЛЯ ЭТОГО НЕОБХОДИМО, ЧТОБЫ ЧЕЛОВЕК ЗАХОТЕЛ ПРОДУКТИВНОСТИ,ПОТОМУ ЧТО ПРОДУКТИВНОСТЬ ВСЕГДА ЛИШЬ ОБЕЩАЕТ СЧАСТЬЕ,НО ТРЕБУЕТ НЕМЕДЛЕННЫХ ЖЕРТВ.

Это — вечный процесс становления. Ради грядущего Золотого Века, РАДИ БУДУЩЕГО НАШИХ ДЕТЕЙ И ВНУКОВ мы жертвуем здесь и сейчас.

От Украины же требуется вобщем –то — и не такая большая жертва. Мы достаточно богаты, чтобы не заставлять себя ходить в рубищах.

ЭТА ЖЕРТВА-РАЗРЕШЕНИЕ ПРОТИВОРЕЧИЙ МАТЕРИАЛЬНОЙ И ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ В ПОЛЬЗУ — БУДУЩЕГО!

Материальная культура обманчива, потому что, являясь лишь следствием ,лишь объективной ДОЧЕРЬЮ КУЛЬТУРЫ ДУХОВНОЙ, она стремиться во всем заменить свою мать.

Слов нет: научится «застегивать штаны», как говорил профессор Преображенский — важно.

НО ПОДМЕНЯТЬ КУЛЬТУРОЙ СТОЛОВОГО ЭТИКЕТА КУЛЬТУРУ ТВОРЧЕСТВА — ЭТО ЗНАЧИТ НИЗВЕРГАТЬ НАРОД В АД.

Маленький пример. Как-то собралось руководство Китая на посиделки в Москву, к Хрущеву. Поселили их шикарно- в бывший дворец русских царей. Обеспечение со стороны Советов было полное. Но вот – незадача: как-то делегаты спохватились, что из их комнат (а жили они, в основном-по двое) исчезают по утрам флаконы с одеколоном. Натурально, после их исчезновения горничные приносили новые. Так повторялось несколько дней. Советы молчат. Дело стало пахнуть международным скандалом. В РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ ВМЕШАЛСЯ ЛИЧНО МАО ДЗЕ ДУН. По его приказу У ВСЕХ ЧЛЕНОВ ДЕЛЕГАЦИИ ПРОВЕЛИ ТЩАТЕЛЬНЫЙ ОБЫСК.

Украденных флаконов не нашли.

Вам-то смешно, вы на Западе жили, и понимаете, что флаконы попросту по утрам меняли. А вот в китайской делегации было несколько попыток самоубийств.

Лоск материальной культуры придает жизни смысл и очарование.

Более того: именно через материальную культуру мы ПРОТИВОПОСТАВЛЯЕМСЯ друг другу социально. Роль противопоставления в социальной структуре мы тоже с вами внимательно разберем.

Материальная культура есть – МЕХАНИЗМ СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА. Но задача патриота, человека, который действительно Родину любит, РЕАЛИЗОВЫВАТЬСЯ через культуру духовную.

Мы не собираемся переустраивать мир — хватит! В вечном споре сменовеховцев с большевиками побеждают сменовеховцы, и – с разгромным счетом. Но только МЕТОД ПОЗНАНИЯ МАРКСИСТОВ необорим. Маркс предпочитал не рассуждать о «природе человека» потому, что у него еще не было инструментов ее раскрытия. Сменовеховцы, действительно, вели себя, как чистые идеалисты: они опирались в своих рассуждениях на еще непознаваемую и даже  – не описываемую в их эпоху платформу. Идеализм (а мы его разберем), как метод познания, по существу, и есть – применение инструментария обыденного сознания в целеустремленном поиске.

Тут интуитивизм сработал. Почему мы можем так утверждать?

ДА, ПОТОМУ ЧТО СЕГОДНЯ МЫ УЖЕ СПОСОБНЫ, ПУСТЬ И В САМЫХ ОБЩИХ ЧЕРТАХ, ВСКРЫТЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНУЮ «ПРИРОДУ ЧЕЛОВЕКА».

Духовная культура не отрицает материальную. Мы – не флагелланты и не аскеты.

МЫ — ПАТРИОТЫ. ПАТРИОТИЗМ СТАВИТ ВСЕ НА СВОИ МЕСТА. ОН — УНИВЕРСАЛЬНЫЙ КАМЕРТОН И ЧУВСТВА И РАССУЖДЕНИЙ.

Завершаю этот аккорд связкой с основной  мыслью: узкоэтническое не способно рождать ОБЩЕСТВЕННЫЙ ИДЕАЛИЗМ. Причина как раз в том, о чем твердят американцы:  «что бы люди ни обсуждали, они все равно говорят о деньгах».

ВОТ ОНО ЧТО: ИДЕАЛЬНЫЕ МОТВАЦИИ НАМ ВЫГОДНЫ! ОНИ ВЫГОДНЫ НАМ НЕ НАПРЯМУЮ ЛИЧНО, ИМЕННО ПОЭТОМУ ОБЫДЕННОЕ СОЗНАНИЕ И НЕ МОЖЕТ НАЙТИ ИМ МЕСТА, И ОТВЕРГАЕТ ИХ. ОНИ ВЫГОДНЫ НАМ ЧЕРЕЗ СИНЕРГИЮ НАЦИОНАЛЬНОГО УСИЛИЯ.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ИДЕАЛИЗМ-ЭТО СОЦИАЛЬНЫЙ ПРАГМАТИЗМ.

Но его способен рождать только тот ЛИЧНЫЙ ИНТЕРЕС, который пробужден в человеке   – национальным.

И этот интерес-не формализованный ИНТЕРЕС ВКЛАДЧИКА, он не осознается личностью, а лишь ВПИТЫВАЕТСЯ ЕЮ ЧЕРЕЗ КУЛЬТУРУ.

Это — сложная связка РЕСУРСОВ ОБЩЕСТВЕННОГО ЭСТЕТИЗМА, и: ЭСТЕТИЗМА ВООБЩЕ, КАК ЕСТЕСТВЕННО —  НЕОБХОДИМОГО КАМЕРТОНА ЛИЧНЫХ РЕШЕНИЙ.

Но способна ли УКРАИНСКАЯ ЭТНИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ПОСТАВЛЯТЬ ЛИЧНОСТИ ТАКОЙ КАМЕРТОН?

Безусловно, некий камертон она дает: иначе она не была бы КУЛЬТУРОЙ.

НО АДЕКВАТЕН ЛИ ОН ВЫЗОВАМ ВРЕМЕНИ?

ТОЖДЕСТВЕНЕН ЛИ ОН ПРОГРЕССУ?

МОЙ ОТВЕТ-НЕТ!

Эстетизм, как камертон личных решений: аргументацию я изложу. Здесь вопрос вот в чем: мы что — охаиваем украинскую этническую культуру?

Нет! Опять и опять: мы — за реализм взгляда.

Можно убаюкать себя мечтами, но это – по меньшей мере антипатриотично. А, вообще-то, это-предательство.

Трагедия украинского этноса, как пепел отца Клааса  стучит в мое сердце. Она неразрывна с трагедией еврейства. Забыть? НЕТ!

НО ВЕДЬ ПАМЯТЬ ЧЕЛОВЕКУ ДАНА ДЛЯ МЫСЛИ. Собаке она дана для злобы, а человеку — чтобы размышлять. Нынешние поляки, это-вовсе не те поляки, которые пытали наших крестьян. ЕЩЕ СОВСЕМ НЕДАВНО. Андерс, кажется, вспоминал, что Бек ему рассказывал, как в живот украинца зашивали кота и смотрели, кто «раньше сдохнет».

Нынешние украинцы — это вовсе не те украинцы, которые убивали моих предков-евреев. Да, и мы, и они — потомки убийц и убитых. НО ИСТОРИЯ НЕОДНОЗНАЧНА.

ИСТОРИЯ ЛИШЬ ВНЕШНЕ ЕСТЬ МАРТИРОЛОГ  ЖЕРТВ  И ПЕРЕЧЕНЬ ОГРОМНЫХ СТРАДАНИЙ. СУЩЕСТВО ЭТИХ ЖЕРТВ ЕСТЬ ДВИЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.

Я, кажется, достаточно сказал для того, чтобы объяснить, почему лучшей формой предательства памяти жертв Хмельнитчины – а это был первый Холокост-полмиллиона замученных, будет сейчас ненависть, или даже: попросту ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЕ ОТНОШЕНИЕ К УКРАИНЕ.

Но это опять-таки не означает того, что я обязан любить казака, убивавшего моих предков.

НУ, НЕТ В ИСТОРИИ ОДНОЗНАЧНОСТИ, ТАК ЧТО ЖЕ НАМ: ТЕПЕРЬ ИЗ-ЗА ЭТОГО В ПЕЩЕРЫ ВЕРНУТЬСЯ?

А именно к этому и призывает Украину этнический моноцентризм.

ЖИЗНЬ СЛОЖНА, ОНА НАСЫЩЕННА БЕДОЙ И ТРАГЕДИЕЙ, НО ОНА И ПРЕКРАСНА ПОТОМУ, ЧТО МЫ МОЖЕМ РАЗВИВАТЬСЯ.

Вот, как пример ТРАГЕДИИ ЭТНИЧЕСКОГО – исторический анекдот, взятый мной у Воейкова (дворцового коменданта).

Дело было в Первую мировую. Как то в одном лагере для военнопленных несколько евреев решило помолиться. Для еврейской молитвы нужен миньян — то есть собрание 10 мужчин-евреев.

Идея пришла в голову двум русским евреям, которые привлекли к ее исполнению украинского. Итого-3.Нужно еще семь. Начали искать. По ходу пьесы к верующим присоединились:

-французский еврей – военнопленный;

-английский еврей-военнопленный;

-бельгийский;

-итальянский.

Троих  все равно не хватало. Тогда, недолго думая, они сагитировали поучаствовать в молитве немецкого еврея из охраны лагеря, а так же — венгерского  и австрийского из стоящей рядом воинской части.

Вот-истинная трагедия!

А ВЫ ХОТИТЕ УНИФИКАЦИИ! ВЫ ХОТИТЕ ОДНООБРАЗНОСТИ.

НО ХОТИТЕ ЛИ ВЫ БЛАГА УКРАИНЕ?

Ладно, уж много примеров еврейских, так, давайте  – им и закончим.

Французская Революция дала евреям гражданские права. Но вопросы у общества оставались: едят ли евреи детей и хотят ли они служить во французской армии.

Наполеона интересовал только второй вопрос. И он созывает во Франции СИНЕДРИОН!

Вот уж, действительно-великий человек, рубил с плеча. Что же ответствовал Синедрион Бонапарту? «Да — евреи с удовольствием будут служить во французской армии».

Мать великого Гейне мечтала для него о карьере наполеоновского генерала!

Поймите же, взаимодействие этнического  ВНУТРИ национального благотворно ВСЕГДА. Даже, если оно конфликтно!

УКРАИНСКИЙ ЭТНОС НЕ СОЗДАЛ ТОЙ ВЫСОКОЙ КУЛЬТУРЫ, КОТОРАЯ ТОЖДЕСТВЕННА НАЦИОНАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ. В ЭТОМ – ЕГО ТРАГЕДИЯ. НЕ ВИНА ЭТНИЧЕСКИХ УКРАИНЦЕВ В ТОМ,ЧТО ЭТНИЧЕСКАЯ УКРАИНСКАЯ КУЛЬТУРА НЕ СПОСОБНА СТАТЬ  СИСТЕМООБРАЗУЮЩИМ ЦЕНТРАЛЬНЫМ  ЭЛЕМЕНТОМ УКРАИНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ.

В ЭТОМ — ДРАМА УКРАИНСКОГО ЭТНОСА САМОГО ПО СЕБЕ. НО — И ЕГО ОГРОМНАЯ НАДЕЖДА, КАК ЧАСТИ УКРАИНСКОЙ НАЦИИ.

Все вместе мы создадим ВЫСОКУЮ КУЛЬТУРУ.

ДА, ОНА БУДЕТ БАЗИРОВАТЬСЯ НА КУЛЬТУРЕ ОБЩЕРОССИСКОЙ. НО ЭТО-ИСТОРИЯ НАШЕЙ БЫВШЕЙ РОДИНЫ. ЕВРЕИ И УКРАИНЦЫ СДЕЛАЛИ ДЛЯ НЕЕ НЕ МЕНЬШЕ, ЧЕМ САМИ РУССКИЕ.

ОБЩЕРОССИЙСКАЯ КУЛЬТУРА ПОЛИЭТНИЧНА ПО ПРИРОДЕ СВОЕГО ГЕНЕЗИСА.

ЭТО-КУЛЬТУРА ОЧЕНЬ ТАЛАНТЛИВЫХ, МНОГО СДЕЛАВШИХ ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА НАРОДОВ.

ИМЕННО НАШ НАРОД ВПЕРВЫЕ ПРИБЛИЗИЛ К ЧЕЛОВЕКУ ЗВЕЗДЫ!

Тот, кто говорит, что это – не наш народ, а другой народ, а именно так говорят украинские реинкарнации Жирика-не друг Украины.

МОИ ПРЕДКИ НЕДОЕДАЛИ, ЧТОБЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ВЫШЛО В КОСМОС.

Я ПРИЧАСТЕН К ЭТОМУ!

Да, мы расстались, расстались навсегда.

Да, мы враждуем сегодня.

НО ВЫСОКАЯ КУЛЬТУРА ВСЕ РАВНО-ВСЕЧЕЛОВЕЧНА. ОНА НЕОБХОДИМО ВКЛЮЧАЕТ В СЕБЯ ЧЕРТЫ НЕИЗБЕЖНЫХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОНФРОНТАЦИЙ.

Немец Ремарк читает на военном бивуаке Бальзака. Англичанин Олдингтон с противоположной стороны линии фронта цитирует в окопе Гете.

В конце концов, у вас же есть перед глазами пример ваших соратников по Родине — евреев.

Кто они, еврейские Боги? Религиозные антисемиты  Пушкин и Шекспир, зоологические антисемиты Достоевский и Чехов, интеллигентные антисемиты Моэм и Вольтер.

Даже Маркс, был, черт возьми, антисемитом.! Ну, пусть у него, как и у Гумилева -сына ненависть к собственному народу вытекала из перенесенных невзгод: песни из слов-то не выкинешь.

Это не значит, что евреи — народ мазохистов, и поклоняемся мы исключительно жидоедам. В перечне наших Богов и Бальзак, и филоеврей Толстой, и первый европейский антиксенофоб  — Лессинг.

МЫ ПРОСТО-МУДРЫЙ НАРОД. И СТРЕМИМСЯ ПРИНОСИТЬ ПОЛЬЗУ .

Давайте же, учиться друг у друга.

Украина — наша общая Родина. И да  не будет у нас другой.

Украина – прекрасна. Не надо создавать в ней обстановку безвыходности и отчаяния, когда единственным способом самореализоваться становится бегство из страны.

Мы все вместе ХОТИМ РЕАЛИЗОВЫВАТЬСЯ В УКРАИНЕ!

Осталось только — открыть глаза, и видеть вещи такими, какие они есть.

Общественная культура проявляется в действительность через ПЕРСОНАЛИИ, но СПОСОБ этой реализации есть — зеркало социальной структуры.

Чтобы не говорили о Шевченко его Зоилы – литературно Шевченко был ГЕНИАЛЬНО ОДАРЕН.

Музыка его построений, сложность его эстетики, невозможная, предельная для восприятия, мучающая до слез, до трагической оторопи, до ПРОБУЖДЕНИЯ МЫСЛИ  образность: Шевченко-это литературное чудо.

Было естественно для народа стремиться  положить такого гения в основу своей литературы, найти в нем своего Гомера, своего Пушкина.

Однако, ТАК НЕ ПОЛУЧИТСЯ. Для беззаботного прозябания на задворках Европы Шевченко в основе культуры подходит, но для рывка вверх-нет!

Шевченко не может стать матрицей нашей культуры потому, что он – не ДИТЯ ВЫСОКОЙ КУЛЬТРЫ, как Пушкин или Расин.

ЭТО – ТРАГЕДИЯ УКРАИНЫ, И ОНА ВСЯ ЕСТЬ У ШЕВЧЕНКО: ЗАЧЕМ ПРИДУМЫВАТЬ-У УКРАИНЫ НЕ БЫЛО СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ ЭЛИТЫ.

ПУШКИН И МОЛЬЕР — НАРОДНЫ, А ШЕВЧЕНКО-ПРОСТОНАРОДЕН.

Шевченко-это величайший культурный факт, но он гибелен, если превратить его в КУЛЬТУРНЫЙ БАЗИС.

Народность творчества не определяется ПРОИСХОЖДЕНИЕМ ТВОРЦА ИЗ ЭЛИТЫ, но для нее необходима сформировавшаяся элита, иначе она вырождается в знаковый примитивизм.

Культура есть ОБЛАСТЬ ЗНАКОВ, сидящая на шее народа элита, оказывается, не всегда ест свой хлеб даром.

НАРОД ЧУВСТВУЕТ ЕЕ ПОЛЕЗНОСТЬ, А ЗНАЧИТ — НЕОБХОДИМОСТЬ, иначе давно отправил бы ее на корм свиньям.

Трагедия украинского народа как раз в том и есть, что он всегда стремился истово, необоримо-ПРОИЗВЕСТИ, НАКОНЕЦ,СОБСТВЕННУЮ ЭЛИТУ.

Сегодня он ее произвел.

Что ж, первый опыт неудачен.

У нас – все впереди.

Да, поймите же, наконец, что ИСТИННЫЙ ПАТРИОТИЗМ-ЭТО СПОСОБНОСТЬ ВИДЕТЬ МИР БЕЗ ИСКАЖЕНИЙ, ГОРДО И СМЕЛО ОТВЕЧАТЬ ЕГО ВЫЗОВАМ.

А – НЕ ОБИЖАТЬСЯ НА НЕГО!

Спросите у любого психолога: в чем причина большинства случаев того, что люди опускаются на низ социальной лестницы, становятся отверженными ,бомжами?

ОБИДА НА ЖИЗНЬ!

Патриотизм-это очень важная составляющая внутреннего комфорта, подобные ему подкрепления общество неизбежно воспроизводит в личном идеальном, без них мы неполноценны, их невозможно заменить здравым расчетом прибылей. На то мы и люди, и создаем общество, а не машины и не части гаража. Патриотизм при раскопке смысла кажется неперсональным личности, отсюда – впадение в интеллектуальный релятивизм ценностей, когда все, что невозможно пощупать объявляется аттавизмом. Однако невозможно  пощупать  и разницу между Манго и Луи Виттоном ,между тем, Юлия Владимировна скорее даст упрятать себя обратно в тюрьму, чем оденется от Манго, и мы с вами знаем много женщин, которые готовы продать душу дьяволу, лишь бы одеваться от Луи Виттон. Меду тем, они одеты от Манго, то есть – вовсе не раздеты. Их МАТЕРИАЛЬНЫЕ потребности удовлетворены. Разница в потреблении не воспринимается сознанием, как неперсональная идеальность, более того: большинство наших усилий как раз и направлены на то, чтобы оседлать потребительскую пирамиду. На самом же деле, и наука это прекрасно изучила, Бентли от Тойоты отличает не миф комфорта, а КАЧЕСТВО  СОЦИАЛЬНОГО ПОДКРЕПЛЕНИЯ. В действительности ,нам все равно на чем ездить: разница для личности тут проходит между конем и автомобилем. Но  ДЛЯ ОБЩЕСТВА разница между Бентли и Тойотой принципиальна: именно на ней базируется механизм общественной экономики. Эта разница, кстати говоря, не снималась и советским социализмом, противоречие между ее ощутимой из опыта явью и декларацией отсутствия и была одной из причин советской амбивалентности ценностей. «Товарный фетишизм» как бы и очень грешно сравнивать с патриотизмом, но на самом деле-это явления одного порядка и причины: оба они вырастают из того, что не является непосредственно-рациональным сводом интересов личности, а из того в личности, что позволяет существовать обществу. Однако мы давно знаем, что это – синтез: как общество невозможно без личности, ведь мы — его носители, без нас общества нет. Так и личность невозможна без общества: души не рождаются на небесах, а формируются. Вечная «загадка» теологии: а есть ли у животных душа? Но вот если представить себе, что душа была у Маугли, то это была душа волка-медведе-пантеры, но никак не человека. Маугли не воспроизводил общество. Он не был потому ЛИЧНОСТЬЮ, говоря строго: Маугли не была присуща человеческая субъективность, являющаяся противоречивым отражением общественной объективности. Магли не был, поэтому присущ ни патриотизм, ни товарный фетишизм, ни культурные склонности, ни человеческий эстетизм: никакие из этих ИЛЛЮЗОРНОСТЕЙ воспроизводства личностью общества Маугли не были свойственны. Если представить себе все же констатированную, сформированную личность, но сформированную не обществом и не воспроизводящую его: например — Бога, то для нее и впрямь патриотизм будет ничтожен для внутреннего комфорта и внутренней целостности.

Современная псевдонаучная релятивизация ценностей, деперсонализация ценностей есть на самом деле – примитивный механицизм, давно отвергнутый разумом. Проблема берется не во всей своей полноте, а только в части, фрагменте, удобном для пропаганды и броском для вненаучного сознания. Но в этой статье мы станем говорить не о всем комплексе квазинаучных оправданий  : не о семье, сексуальности, массовой и действительной культуре, религии, расизме и расоведении, а только – о патриотизме. Потому, что во-первых: он синтетичен, то есть включает в себя все существующее в обществе, а главное же : его изничтожение в Украине ,клоунада ценностей –это угроза будущему детей.

Украина должна быть. Эту мысль я позволю себе привести без доказательств, как аксиому.

Продолжение  следует.

 

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.