Украина – 25 лет в зеркале

Дмитрий Бергер, Канада, "Хвиля"

Украина 2

Последние 25 лет образ Украины мне видится как женщина, пристально вглядывающаяся в зеркало. Вот такое у меня ощущение! Возможно, это какой-то литературный образ, засевший в моем подсознании. В любом случае, мне кажется, что он более чем уместным, когда речь заходит об Украине. Зеркало отражает ведь не реальность, а либо нашу уверенность в себе, либо сомнение в себе. Оно показывает нам не объективную реальность, а то, что мы пытаемся в ней разглядеть.

Это такое психологическое проявление того, что в химии, физике и геометрии называет «хиральность». Пример хиральности — пространственное соотношение зеркально расположенных левой и правой руки (отсюда и сам термин, от древнегреческого слова χειρ — рука). Это одно из фундаментальных оснований мироздания, без которого никакие сложные сочетания элементов не были бы возможны в принципе, все складывалось бы плотненько и однообразненько одно в другое, как ложки в коробке. И заметная дуальность биологических и социальных отношений также выходит из этого принципа.

Поэтому стремление противопоставить себя кому-то не обязательно ведет разрыву связей. Зеркальная противоположность — проявление хиральности, то есть установление взаимосвязи. Как и произошло в отношениях Украины с Россией не только за 25 лет независимости, но и за последние 2 года после Революции достоинства. Несомненно, что Украина — не Россия. Так и левая рука — не правая, но, абстрагируясь от пространственных противопоставлений, так ли велика принципиальная разница? Она есть, не поймите меня неправильно, но настолько ли она велика?

Скажем, Россия сегодня усиленно пытается установить некое подобие хиральности с США, как одно время смог установить Советский Союз. Но дело в том, что прошлое сопряжение двух супердержав индустриальной эпохи никак не совпадает с состоянием дел в эпоху информации. Хиральности здесь просто не получается, это никак не соотношение левой и правой руки, а, скорее, головы с аппендицитом. Понятно, что запущенный аппендицит в способен укокошить весь организм, но это не делает его зеркальным отражением мозга.

25 лет независимости сделали фактом то, что Украина, уже неоспоримо, и не Россия и не «совок». Но и не факт, что она не стала или не стремиться стать зеркальным отражением того или другого. И в этом, на мой взгляд, таится главная опасность для страны и общества, когда под формальными сменами лозунгов и названий сохраняется старая система отношений и понятий.

Вырваться из этой хиральной привязки к России позволит только осознание того, что козни Путина, какими бы ужасными они не были, это не столько попытка завоевания Украины, и не попытка удержать страну в сфере своего влияния, а отвлекающий маневр. Именно поэтому они не должны влиять на поиск и установление новых, позитивных взаимоотношений в других направлениях.

Сделать это Украине будет невероятно сложно, поскольку весь ее предыдущий исторический опыт, традиции, культура, менталитет завязаны на единстве и противоположности к России. Но, на мой взгляд, этот процесс выхода из связки с Россией и разворота на запад вполне возможно ускорить.

Идеальным было бы использовать движущую силу революцию и открыть страну для инноваторов и венчурных капиталистов. Но для этого требовались кардинальные и немедленные перемены в политической и экономической системе, которые ни элиты, ни общество были не состоянии не только провести, но и просто сформулировать. Момент был упущен, и теперь это задача для следующего поколения. Впрочем, это вовсе не значит, что все возможности исчерпаны.

Весной 2015 года, в статье «Ukraines moment of opportunity» для канадской газеты «The Ottawa Citizen» я выразил мнение, что не меньше, чем в военной и дипломатической помощи, «Украина нуждается в канадском опыте логистики организации гражданского общества и наполнения существующих, но пустых, форм демократии и правительства республики работающим содержанием. На бумаге, у Украины есть все необходимые институты. На самом деле, большинство из них едва функционирует, если функционирует вообще. Так же, как устаревшая украинская армия сможет получить больше пользы от роты <опытных> сержантов, чем <только> от поставок вооружений, дисфункциональное украинское государство может, таким же образом, извлечь огромную пользу из дивизии <гражданских> бюрократов и советников <муниципалитетов>.» Успешный опыт гражданского строительства и организации общественных институтов на местах жизненно необходим Украине, если она не хочет потерять еще одно поколение, набирая личный опыт.

Сегодня я еще больше убежден, что приглашения нескольких знаменитых «варягов» на высокие должности не в состоянии коренным образом повлиять на системные перемены, так как в одиночку практически невозможно довести общество до переломного момента в его самосознании. Участие иностранцев в украинских реформах, несомненно, желательно, но происходить оно должно на более низком и дальнем от Киева уровне городов, сел, полицейских участков и колледжей. Такие вещи должны быть массовыми по своей природе, тысячи, десятки тысяч человек, чтобы произвести заметное воздействие.

Для этого Украине в партнерстве с западными странами, прежде всего с Канадой, следует выработать программу обмена кадрами, желательно взаимного. Подобно другим благотворительным организациям, работающих по всему миру, как «Доктора без границ», она бы позволила привлечь в Украину отставных врачей, полицейских, чиновников, политиков, что-что вроде «Государственные служащие без границ», которые могли бы делиться своим опытом и адаптировать его к украинским условиям. Для многих западных гражданских специалистов их профессия не заработок, а сознательная карьера. Выход на пенсию происходит только потому, что их старость обеспечена, и продолжать тяжели работать становиться неинтересно. Но у них есть силы и время, и многие бы с удовольствием бы провели в Европе несколько месяцев, консультируя по своей специальности без ожидания особого вознаграждения, кроме минимальной организации их быта.

Так же, наподобие «Программы студенческого обмена», где старшие школьники проводят до года в других странах, впитывая другие культуры и языки, можно было бы организовать широкий обмен профессионалов. Или, хотя бы, устраивать украинских врачей, полицейских, журналистов, политиков, чиновников городских администраций и учителей в соответственные гражданские институты Канады, или других стран.

Этим могло бы заняться правительственное агентство или неправительственная организация, чтобы, в сочетании с интересом у СМИ и социальных сетей, нарастить критическую массу людей с другим подходом к вещам, с другим опытом жизни, с настоящей и многочисленной альтернативой, а не простым зеркальным отражением восточного соседа.

Глядя в День независимости на парад военной техники, следует помнить, что сами по себе воины и оружие не создают независимости, они ее только защищают. Настоящая независимость страны утверждается посредством правильной социальной и экономической политики. А это совсем не просто.

Если долго вглядываешься в зеркало, то начинаешь видеть разные странные образы. Одни говорят, что это внутренний мир, другие, что будущее, третьи, что нечто потустороннее. А я говорю — отойди, наконец, от зеркала и займись своим непосредственным делом!




Комментирование закрыто.