Ценности — ключ к политической модернизации Украины

Валентина Киселева, Елена Украинец, Аналитический центр «Обсерватория демократии», для «Хвилі»

sur11

Роль, которая отводится ценностям в политическом процессе – фундаментальна и, одновременно, незаслуженно маргинальна. Прежде всего, речь идет о том, что несмотря на интенсивное развитие так называемого «когнитивного направления» в социально-политических науках, более «легитимной» постсоветской призмой анализа политики все еще остаются стратегии и тактики политических игроков в условиях сложившихся конституционных механизмов.

Например, что и так уже хорошо известно? Очевидна характеристика нынешнего украинского политического режима в терминах неопатримониального. Подобный режим отличают два основных принципа. Во-первых, он ориентирован не на производство «общего блага», а на корыстные практики рентоизвлечения и «захвата государства». Во-вторых, ключевую роль в нем играют клиентарно-патронажные связи, при которых «место под солнцем» определяется степенью близости к «патрону» и объемом располагаемых ресурсов.

Неэффективность и ситуативность формальных правовых механизмов – еще одна характерная черта украинской политической системы. Чаще всего именно слабость правовых институтов (отсутствие сбалансированной системы сдержек и противовесов) – основной аргумент для объяснения нынешнего торжества неопатримониализма в Украине.

В настоящий момент, спустя 4 года после Революции Достоинства, украинский политический режим «невозмутимо» продолжает функционировать в привычных, далеких от демократических, рамках. Отсутствие коренных политических преобразований вызывает не только волну общественного разочарования, но и ставит вопрос: почему политическая система не меняется?

Однако, важно анализировать не только следствия, но причины. Поскольку именно ценности или базовые предпочтения индивидов/граждан определяют логику и результат функционирования политических институтов, ценностно-ментальная революция – вот необходимый, но недостающий компонент в процессе политической модернизации Украины.

Homo Sovieticus растерян: время этим воспользоваться

Ценностные ориентации лежат в основе индивидуальных действий. Индивидуальное действие, повторяемое в обществе неоднократно, впоследствии становится некоторым устойчивым типом поведения, и в конце концов вовсе превращается в институт. Это довольно грубое объяснение положений неоинституционализма — крупного теоретического направления в политической науке, которое изучает влияние культурных убеждений на политические структуры и наоборот.

Более концептуально основные идеи неоинституционализма можно выразить в следующих тезисах:

  1. Сама по себе культура рассматривается в качестве набора разделяемых институтов и ценностей.
  2. Институты предоставляют понятийные значения, благодаря которым индивиды определяют смысл своей политической жизнедеятельности.
  3. Институты и ценности взаимообусловлены и влияют на поведение индивидов. При этом они не просто определяют, что нужно делать индивиду в конкретной ситуации, но и «объясняют», как он должен понимать себя в контексте данного действия.
  4. Самый важный тезис: устойчивость институтов обеспечивается не их эффективностью (полезностью или рациональностью), но соответствием общепринятым общественным (культурным) практикам, в рамках которых данные институты получают статус «ценных».

Лауреат Нобелевской премии по экономике, американский экономист Дуглас Норт определяет культуру как передачу от одного поколения к другому факторов, влияющих на поведение. Такие факторы или же ценностные ориентации складываются в соответствии с преобладающими жизненными условиями. Когда условия жизни меняются, ценности меняются вслед за ними.

Однако подобные изменения, как объясняет культурная антропология, происходят спустя достаточно продолжительное время, которое необходимо для осознания новых условий существования и «экспериментирования» с новыми ценностями. В результате подобной конкуренции ценностей, выигрывают те жизненные принципы, которые лучше подходят новой ситуации.

Из этого пока можно сделать вывод о том, что с каждым новым годом существования независимого украинского государства силы так называемого «Homo Sovieticus» (комплекс постсоветских ценностей) истощаются. Более того, Homo Sovieticus по-настоящему растерян: как таковой привычной для него среды обитания уже нет. А поэтому самое время воспользоваться его замешательством и посредством целенаправленной работы «подтолкнуть» общественные ценности развиваться в нужном для политической модернизации направлении.

Работающая демократия — производная ценностей самовыражения

Важно обозначить, что в самом широком смысле ценность – это все то, что имеет для индивида субъективную полезность. Это не только, например, ценность свободы или моральная ценность уважения к родителям. Ценностью, в целом, выступает любой мотивационный фактор, который побуждает действовать так, а не иначе.

Для украинских реалий можно привести следующий пример: если индивид владеет нелегально нажитой собственностью или капиталом, очевидно, что для него честные, прозрачные суды не составляют должной ценности, то есть наличие таких институтов — незначимо. В своей деятельности такой индивид мотивирован не только использовать «обходные и незаконные схемы», но и защищать именно этот статус-кво.

Обозначенная корреляция наглядно иллюстрируется, в частности, результатами исследования «Экономическая свобода в мире», составленного Институтом Фрейзера в 2017 году. Согласно им, на 26-м году постсоветского развития одни из наинизших показателей Украина демонстрирует в сфере правовой структуры и защиты прав собственности. На 2,1 балла (по 10-ти балльной шкале, где 10 – максимально высокий показатель эффективности оцениваемого критерия) руководители украинских предприятий оценили независимость ее судов, 2,74 балла – беспристрастность судов, 3,38 балла – защиту прав собственности.

В Украине неправовой характер приобретения собственности системно «подрывает» ценность независимых и прозрачных судов или, другими словами, снижает мотивацию (не только на уровне государственных чиновников, но и в обществе в целом) для формирования соответствующих институтов.

Однако, даже в данном примере теоретически ситуация — не тупикова. Уже хотя бы потому, что приведенная корреляция имеет и обратный характер: отсутствие честной и беспристрастной судебной системы в такой же степени подрывает право частной собственности. Что формирует целый круг проблем, способных мотивационно «подвинуть» к формированию ценностей и первого, и второго. Пока для себя эту проблему крупные собственники и чиновники решают выводом своей собственности в юрисдикции, где ценности уважения к праву и частной собственности непреложны. Однако без ценностно «легитимизированной», а значит, системно защищенной частной собственности построение сколь-нибудь развитой экономики и уровня благосостояния в стране — невозможно в принципе. Что уже более значимо для всего украинского общества в целом.

То есть, институты, которые структурируют взаимодействие в обществе и, очевидно, определяют результативность функционирования политической системы, формируются на основе конкретных стимулов (или в широком смысле ценностей), которые вырабатываются среди «акторов» конкретного социума.

Так, многочисленные исследования в сфере институционализма показывают, что именно «субъективные модели» (ценностные ориентации), которые преобладают в восприятии индивидов, предопределяют как политическое и экономическое развитие государств, так и их стагнацию. Как правило, в странах, которые демонстрируют низкий уровень развития, политическая элита, имея достаточно широкий набор возможностей (данная тенденция характерна и для Украины), чаще всего устанавливает курс государственной политики на перераспределение, а не на производство материальных благ, формирует монополию вместо создания конкурентной среды и, в целом, способствует развитию условий, ограничивающих, нежели расширяющих, право выбора.

Одна из основоположных работ, которая наглядно иллюстрирует практическую значимость ценностей – исследование американского политолога Роберта Патнэма «Чтобы демократия сработала: гражданские традиции в современной Италии». Основной вопрос, который в ней проанализирован: почему в результате реформы 1970-х годов региональные органы власти (одинаковые в своей структуре по всей стране) намного эффективнее работали на севере Италии, чем на юге? И в целом, какие именно факторы способствуют созданию устойчивых демократических институтов власти?

В результате исследования Роберт Патнэм установил прямую зависимость между количеством функционирующих в регионе общественных организаций и качеством его развития. Он показал, что в тех районах Италии, где гражданское общество сформировалось уже в XIX веке, демократические институты работали наиболее успешно. В свою очередь, отталкиваясь от понятия сформированного гражданского общества, выходим на понимание зависимости уровня развития институтов управления от распространенности в обществе ценностей политической активности, личной независимости и межличностного доверия.

В дальнейшем заложенная Робертом Патнэмом призма исследования, в которой эффективность демократии объяснялась преимущественно через развитие гражданской политической культуры, была значительно расширена за счет перечня ценностей, комплементарных не только для демократии, но и для экономического развития страны.

Подобная классификация ценностей была предложена американским политологом Рональдом Инглхартом. Она выделяет 2 группы ценностей: ценности самовыражения (стимулирующие развитие демократии) и ценности выживания (тормозящие демократические процессы).

Используя данный подход, а также результаты исследований итальянского экономиста Гвидо Табеллини, который выделяет культурные черты, способствующие экономическому росту, можно выделить следующие основные группы ценностей самовыражения.

1. Социальное доверие. Экономическая значимость такого явления как социальное доверие – огромна. В обществе, где люди доверяют друг другу и не боятся взаимодействовать с незнакомыми людьми, увеличивается эффективность производства за счет развития анонимного рыночного обмена. Доверие в таком случае выступает гарантией того, что сделка не будет сорвана, «вторая сторона» выполнит взятые на себя обязательства и т.д.

В настоящее время лидерами по критерию уровня социального доверия выступают Скандинавские страны, что прямо коррелирует с высокими показателями их экономического и политического развития. С ценностью доверия к тому же тесно связана ценность уважения к людям, а также толерантность к свободе выбора других.

2. Индивидуализм и ощущение контроля над собственной жизнью. Под этой нормой подразумевается убежденность в том, что любого рода индивидуальные усилия будут оправданы и окупятся. Когда индивид убежден, что способен добиться успеха, опираясь на свои осознанные решения и действия, то он мотивирован усердно работать, инвестировать в собственное будущее, внедрять инновации.

И, наоборот, если успех рассматривается как нечто исключительно зависящее от внешних и неконтролируемых факторов (например, вполне характерное для украинцев «страна виновата»), индивид будет пассивен и апатичен. Данная ценность также взаимосвязана с ощущением субъективного благополучия.

3. Гражданская и политическая активность. Участие в политической и общественной жизни в местных сообществах позволяет индивиду не просто чувствовать себя «нужным» (что тоже немаловажно с точки зрения идентичности), но и вырабатывает ощущение «общего дела». Личная заинтересованность индивида и ответственность за результаты собственной деятельности обеспечивают надежный инструмент контроля за реализацией «общего блага» на местах и стимулируют «отзывчивость» элит. На общенациональном уровне индикатором наличия ценностей самовыражения может также выступать противоэлитная гражданская активность на примере подписания петиций, адвокационных кампаний и т.д.

4. Постматериализм. Данный комплекс ценностей мотивирует людей к обретению гражданских и политических прав, лежащих в основе либеральной демократии. Именно постматериализм формирует необходимость создавать институты, позволяющие реализовывать свободу выбора, самостоятельно действовать в частной и общественной жизни. Приоритет посматериализма составляет не физическая и экономическая безопасность, а ценности самореализации и качества жизни. Общества с высоким уровнем постматериалистических ценностей стремятся к гендерному равенству, более толерантны и терпимы по отношению к социальным, национальным, сексуальным меньшинствам.

Доминирование ценностей выживания = отсутствие стимулов для модернизации

Исследователи ценностей выделяют такую показательную тенденцию: «формальная» демократия обычно возникает в том случае, когда приверженность ценностям самовыражения демонстрирует более 30 % населения государства. Как подчеркивает Рональд Инглхарт: «Что же касается подлинно эффективной демократии, то она формируется тогда, когда эти ценности исповедует, как минимум, 45 % населения».

В украинском обществе на данный момент можно констатировать превалирование другого типа ценностных установок – ценностей выживания, которые в отличие от ценностей самовыражения не предполагают ответственности за что-либо еще, помимо собственной жизни и, таким образом, способствуют формированию культуры конформизма в гражданской и политической сферах, сохранению минимального уровня мотивации (или же политической воли) правящего класса для эффективного реформирования политической системы.

Для таких ценностей характерны следующие проявления:

1. Материализм. Тот факт, что украинцы тратят на еду около 50 % собственных доходов, действущий министр социальной политики Украины не так давно попытался объяснить тем, что они много едят (по-видимому, так же вкусно как гурмэ Ален Дюкасс или так же много как Пантагрюэль). В ответ министру эксперты и общественность более правдоподобной причиной назвали монопольно высокие цены на продукты питания и низкий уровень доходов населения, половина из которых тратится на еду, а остальное — на оплату коммунальных услуг.

В результат, пока в Европе больше всего боятся ИГИЛ, глобального потепления и кибератак, самые сильные страхи украинцев, согласно данным исследования Института социологии Национальной академии наук Украины, проведенного в сотрудничестве с Благотворительным фондом «Интеллектуальная перспектива» в июле 2017 года, составляют рост цен (77 %), невыплата зарплат и пенсий (62 %), безработица (60 %). Показательно, что хотя страх роста цен занял первое место во всех регионах, жители востока страны указывают на этот фактор чаще (86,5 %), чем жители запада (66 %), что свидетельствует о том, что западные регионы продвинулись несколько дальше по пути заимствования постматериалистических ценностей.

Помимо материалистической ценности экономического благосостояния важной для украинцев является потребность в безопасности, связанная с чувством физической незащищенности. Тревога за свою безопасность побуждает граждан искать защиты, уповая на сильных лидеров, жесткость власти и групповую дисциплину.

«Материалистичное сознание» большинства украинцев создает спрос на так называемых «харизматичных экстремистов», которые используют чувство тревоги и угрозы, исходящие от внутренних и внешних врагов. В рамках данной перспективы, например, партия «За життя» уже одним своим названием (за жизнь, но фактически — за выживание) удачно соответствует запросам массового украинского избирателя, которого вряд ли бы заинтересовала, скажем, «Партия за животных» (которая действительно функционирует в Нидерландах).

2. Гражданская и политическая пассивность и безответственность. Несмотря на развитие и укрепление украинского гражданского общества за последние несколько лет, украинцы все так же надеются на то, что все будет решено «сверху» за них и без их участия.

В целом интерес украинцев к политической сфере — крайне низок. Данный вывод подтверждают результаты социологического исследования Центра Разумкова, проведеного в сентябре 2017 года. Так, 60 % украинских граждан не очень интересуются политикой или не интересуются ею вовсе, 33 % — скорее интересуются и только 5 % — очень интересуются данной сферой. Для сравнения в Германии и Нидерландах показатели уровня заинтересованности граждан политикой составляют 62 % и 65 % соответственно. Что касается возрастной структуры, то только 24 % граждан среди тех, кто проявляет интерес к политике в Украине – это молодежь, 50 % — граждане старше 59-ти лет.

Аналогичным образом ситуация обстоит и с уровнем гражданского и политического участия. По данным вышеупомянутого исследования абсолютное большинство (96 %) респондентов не обращались к органам власти с какими-либо предложениями относительно усовершенствования работы системы власти ни от лица коллектива, ни самостоятельно. При этом только треть граждан считают, что их личное участие необходимо для того, чтобы ситуация в стране изменилась к лучшему; 47 % граждан полагают, что их участие ни на что не повлияет.

Подобные данные наглядно иллюстрируют тенденцию сфокусированности украинцев на первичных, базовых потребностях, на ежедневном зарабатывании средств выживания. Очевидно, что при таких условиях не формируется потребность и социальный запрос на кардинальное политическое реформирование.

3. «Ограниченная мораль». Отсутствие доверия в обществе приводит к явлению, когда «кодексы» добросовестного и честного поведения часто ограничиваются кругами «ближних» или, как в украинском случае, сетями «избранных» (родственников, друзей, проверенных коллег). Вне этой небольшой сети оппортунистическое и эгоистическое поведение считается естественным и морально приемлемым. Именно это отличает украинское общество от западного, где абстрактные правила хорошего поведения («обобщенная мораль») применяются во всех социальных ситуациях, а не только в среде родных и друзей.

Подобная культурная особенность, американский политолог Эдвард Банфилд назвал ее «аморальной семейственностью», существовала, к примеру, в уже упомянутой Южной Италии 70-х годов ХХ века, где отсутствовал средний класс, ориентированный на рыночные отношения. Вплоть до сегодняшнего дня этот регион сохраняет иерархические отношения «патрон-клиент».

Низкий уровень социального доверия – тенденция, характерная в целом для стран Центральной и Восточной Европы. В отчете за 2017 год «Религия и национальная принадлежность в Центральной и Восточной Европе», составленном экспертно-аналитическим центром «Pew Research Center» на основании собственного исследования, проведеного в июне 2015 — июле 2016 гг., приведены достаточно показательные данные. Лишь 28 % украинцев считают, что можно доверять большинству людей, в то время как 54 % респондентов ответили, что не стоит быть слишком открытыми с людьми. Самый высокий показатель доверия в обществе среди исследуемых стран — в Эстонии (39 % респондентов считают, что можно доверять большинству людей), наиболее низкий в Боснии и Герцоговине (только 6 % опрашиваемых согласны доверять большинству людей).

Результаты исследования также установили следующую корреляцию: те респонденты, которые констатировали низкий уровень доверия в обществе, были наиболее скептичны по отношению к поддержке демократии как эффективного политического режима.

4. Консерватизм. Высокий уровень религиозности – еще одна характерная черта традиционных ценностей выживания в противоположность секуляризму модерных ценностей самовыражения. Современное украинское общество весьма религиозно. Церковь устойчиво сохраняет лидирующие позиции в качестве социального института, которому украинцы доверяют больше по сравнению с другими государственными и общественными институтами. Например, по данным исследования Центра Разумкова, проведеного в октябре 2017 года, 64,4 % граждан доверяют церкви как социальному институту. Правда, в связи с активизацией волонтерского движения, наибольшее доверие украинцы все же демонстрируют по отношению к волонтерским организациям (66,7 % респондентов), что опять-таки свидетельствует о некоторых трансформациях в ценностной парадигме украинцев на пути к ценностям самореализации.

Тем не менее, консервативные взгляды большинства украинцев существенно влияют на отношение к постматериалистическим ценностям, связанным с гендером и сексуальностью. 83 % украинцев, согласно результатам вышеупомянутого исследования «Pew Research Center», считают гомосексуальность морально недопустимой. Наименее консервативна в этом отношении среди стран Центральной и Восточной Европы – Греция (51 % респондентов выбрали данный вариант ответа), наиболее – Армения (98 %). Однако, что касается традиционных взглядов на роль женщины в обществе, украинцы демонстрируют некоторую «свободу от патриархальных стереотипов»: меньше половины граждан (41 %) полностью или скорее согласны с тем, что жена всегда должна подчиняться мужу.

Выводы

Комплекс ценностей, который составляет «субъективную модель» восприятия индивидов и мотивирует их поведение, лежит в основе совокупности институтов конкретной политической системы и определяет уровень развития государства.

В связи с этим, становление эффективной и работающей демократии возможно только при условии наличия соответствующего социального запроса, «заинтересованности» общества, когда приоритетной потребностью граждан выступает требование обеспечения гражданских прав и свобод. Именно поэтому изменения в ценностно-культурной сфере, трансформация ценностной парадигмы – важный и необходимый процесс на пути политической модернизации Украины, от которого зависит качество и результативность социально-политических реформ.

На поточном этапе, процесс политической модернизации Украины характеризуется не только отсутствием политической воли у представителей государственной власти, но и доминированием ценностей выживания у большинства украинцев, которые, соответственно, формируют повестку дня, исходя из потребностей и интересов более низкого уровня, не связанного с проблемой необходимости социально-политического преобразования.

Подобные ценностные установки в совокупности с отсутствием политической воли у правящей группы приводят к консервации существующего политического порядка, содержательно искажая любые попытки его модернизации.

Тем не менее, можно констатировать, что ценности Homo Sovieticus постепенно утрачивают доминантное положение, тем самым создавая благоприятные условия для ценностно-ментальной революции и усвоения ценностей самореализации, комплементарных для экономического и демократического развития. Однако успешная ментальная революция возможна только в случае целенаправленной и системной работы с ценностями на всех уровнях политической системы.

Только ослабив неформальные ограничения в виде культурных практик и ценностей выживания, создав условия для того, чтобы европейские политические институты и массовые ценности носили взаимно согласующийся характер, у украинской политической системы появятся перспективы эволюции к работающей демократии.

Рекомендации

Отсутствие культуры доверия подавляет способность граждан взаимодействовать друг с другом в рамках экономического и политического полей, катастрофически повышает издержки, снижает эффективность производства и обмена, а также вызывает противоречия на основе языковых и культурных признаков. В связи с этим, необходимо создавать массовую украинскую культуру открытого общества «обобщенной», а не «ограниченной морали», посредством консолидации гражданского сектора, налаживания регулярной двухсторонней коммуникации между гражданским обществом и государством, путем реализации эффективной информационной политики, которая бы разъясняла и мотивировала граждан принимать активное участие в политической жизни.

Опыт западных стран демонстрирует, что для решения вопроса развития экономически бедных регионов недостаточно лишь государственных инвестиций и содействия развитию малого и среднего бизнеса, поскольку эти меры не обращаются полностью к источнику проблемы. Гораздо важнее обеспечить создание условий для открытой конкуренции, защиты и неприкосновенности частной собственности, которые бы способствовали выработке «антиоффшорных» ценностей прозрачности трансакций и в целом развитию доверительных межличностных социальных взаимодействий.

Особо важное место должны занимать инвестиции в качественное, отвечающее современным стандартам, образование. Наращивание и накопление социального капитала в регионах, а также повышение уровня политической компетентности должны стать одними из приоритетных направлений в рамках образовательной стратегии государства. Гражданскому образованию со школьного возраста, обучению демократическим ценностям и созданию социальной среды, воплощающей данные ценности, также должно быть отведено ключевое место среди инструментов для достижении этой цели.

Материал подготовлен в рамках проекта, реализуемого при финансовой поддержке Европейского фонда демократии (EED) и Правительства Канады

european-endowment-for-democracy

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

 


Загрузка...


Комментирование закрыто.