Технократия против идеократии

Александр Роджерс

 

 

«Философы лишь различным образом объясняли мир; но дело заключается в том, чтобы изменить его»

Карл Маркс

 

Поэтому любую идеологию я рассматриваю с точки зрения

а) прогрессивности (способствует ли она всестороннему развитию общества);

б) справедливости;

в) эффективности;

г) реалистичности;

д) наличия/отсутствия практического инструментария реализации;

е) преимуществ/недостатков.

Если рассматривать различные идеологии/модели устройства общества с такой точки зрения, то выбор подходящей становится гораздо проще и адекватнее.

[include id=»9″ title=»advert 5″]

Например, становится очевидным, что нет такой идеологии, как «демократическая», поскольку это всего лишь метод формирования власти, а уж никак не ответ, какое общество мы строим. Может быть социал-демократия, национал-демократия, либерал-демократия и даже, как я с удивлением узнал недавно, монархизм-демократия (эти люди утверждают, что можно выбирать монархические династии). Теоретически можно договориться и до фашизм-демократии. Гитлер ведь тоже пришёл к власти в результате демократических выборов, как внутрипартийных (праймериз), так и общегерманских.

Итак, строй может быть по одной из шкал: монархией/деспотией, олигархией/аристократией или народовластием/охлократией. Как отмечал ещё Аристотель, любая из этих форм может быть как позитивной, так и негативной, в зависимости от сопутствующих обстоятельств. Поэтому сторонники какой-то одной формы, как панацеи, априори не правы. История подтверждает это, приводя многочисленные примеры успешности практически любой управленческой формы (кроме аморфной массы, которая не является управленческой формой), а также не менее многочисленные примеры провалов тех же форм при других обстоятельствах.

Впрочем, есть несколько примеров устойчивых структур, которые сохраняли и продолжают сохранять свою жизнеспособность и эффективность независимо от обстоятельств. Это христианские и исламские рыцарские ордена, шотландские кланы и итальянская мафия (а также аналогичные китайские и японские структуры, во многом похожие по структуре и принципам).

Поэтому вопрос об устройстве общества должен носить не только и не столько организационный, как социально-экономический и ценностный характер. Поскольку практически все остальные сферы жизни в той или иной степени зависят от установленных правил регламентации имущественных, трудовых и социальных отношений etc.

Применяя эти принципы к рассмотрению вопроса эффективности управления, то, безусловно, самой лучшей формой будет близкая к армейской – когда есть чёткая система принятия решений, регламентации полномочий и ответственности. Будучи социалистом, я очень много читал о безлидерских и безиерархических сетях, но в жизни не видел работоспособного примера работы таких сетей (если это выходило за рамки микро-группы в 8-10 человек).

Более того, если применять кибернетические принцип для подобных моделей, то становится очевидным, что такие сети могли бы функционировать лишь в условиях полного равенства способностей и знаний всех участников, что на сегодня нереально (и я не вижу в этом смысла). Поэтому я сторонник специализации, которая, кроме большей эффективности, позволяет самореализоваться более разноплановым талантам (долой серость фашизма!).

Тем более, если реагировать нужно оперативно и скоординировано, то нужен единый центр принятия решений, обладающий наибольшей компетенцией и информированностью. А безлидерские сети – это аморфное болото, в котором никто ни за что не отвечает (и которые подвержены смене настроений, внешнему влиянию и отсутствию дисциплины).

Используя тот же метод, мы можем оценивать не только применимость идеологических построений, но и исторический опыт.

Например, опыт Парижской Коммуны показывает, что отсутствие единой системы управления, системы персональной ответственности и контроля за исполнением решений приводят к хаосу. А чрезмерная демократичность в принятии решений приводит к чрезмерной медлительности (пока соберутся, пока поспорят, пока проголосуют) и некомпетентности принятых решений.

В той же Парижской Коммуне, под влиянием идей Прудена, военные решения сплошь и рядом принимались не военными, экономические – людьми, ничего не понимающими в экономике, а законы писали люди, которые слыхом не слыхивали о различных системах права.

Доходило до полного маразма, как, например, пруденисты даже не разоружили стоящий посреди Парижа гарнизон версальцев, поскольку те «имели право на альтернативное мнение». Естественно, когда версальцы разгромили Коммуну, то никакого права на «альтернативное мнение» пруденистам не предоставили, а просто расстреливали их около ближайшей стены.

Понимая, что это полная лажа, мы должны также понять, что нельзя возводить абстрактные принципы в абсолют, особенно если это противоречит банальной логике.

Итак, что мы имеем в области идеологии, что было бы применимо на практике?

Очевидно, что «невидимая рука рынка» не может восприниматься иначе, чем сказка в стиле фэнтези. Что-то типа «Гарри Поттер и Невидимая Рука Рынка». Читаем сегодня аналитику западных экономистов, и что мы видим? «Правительство должно вмешаться в экономику», «перераспределение налогов», «регуляторы», «регулирование» и так далее.

За последние месяцы я не видел ни одного аналитика, экономиста или политика, какими бы либералами они себя ни называли, который сказал бы «позвольте рынку самому всё уладить». Все поголовно, даже те, кто ещё пару лет был яростным либертарианцем, взывают к государству.

Уже и ежу понятно, что на либеральной теории в этом направлении можно поставить крест (потому что она проваливает практику). Это плюс в копилку социализма, который предполагает активное государственное вмешательство в экономику.

Читаем Пола Кругмана (http://hvylya.org/analytics/politics/17476-pol-krugman-amerikanskoe-neravenstvo.html), нобелевского лауреата в области экономики, и видим, что равенство возможностей в либеральном обществе невозможно (поскольку дети богатых имеют преимущество над детьми бедных, начиная с питания и заканчивая образованием). Поэтому американская мечта умерла, а мы получаем ещё один плюс в пользу социализма, в котором всеобщее бесплатное образование, бесплатная медицина и социальная помощь беременным и кормящим матерям такую возможность даёт.

Ещё один аспект. Скажите мне, какой масштабный проект может осуществить одиночка? Может он построить космический корабль? Может он возвести АЭС? Может он создать современный компьютер? Нет, для любого подобного дела нужны десятки, если не сотни современных предприятий (с тысячами разнообразных специалистов на них), работающих в тесной связи между собой. Если бы мы жили в мире, где самой сложной выпускаемой продукцией были бы ботинки или молотки, то тогда либертарианство, как форма индивидуализма, имело бы право на существование. Но тесная взаимосвязанность современного человечества, растущая квалификация и специализация труда, усложнение производственных цепочек и многие другие факторы делают успешными и перспективными только те идеологии, которые ориентированны на кооперацию, солидарность и коллективизм. Что? Социализм снова получает жирный плюс!

Анализируя причины современного кризиса, мы в качестве главнейших уверенно можем назвать жадность, сверхконцентрацию капитала, монетаристскую финансовую систему и кредитную стимуляцию потребления (ибо потребление в кредит сегодня – это снижение потребления завтра, поскольку нужно будет платить проценты и покупательная способность упадёт). Всё это признаки чего? Рыночной экономики, капитализма и либеральной идеологии. Что позволяет решить все эти проблемы? Вы можете сами догадаться. И список можно продолжать…

{advert=1}

Что меня всегда восхищало в Марксе – он первым использовал научный подход в отношении идеологии, а также подвёл под моральные принципы экономическую базу. Он не только создал инструментарий анализа, который работает по сей день (я в своей аналитике использую марксистскую экономическую теорию, и достигаю 90-95% точности прогнозов), но и максимально возможно на тот момент продумал методологию реализации построения нового, более совершенного общества.

Можно с уверенностью сказать, что Маркс обладал проектным мышлением и был настоящим технократом. Недаром в лучших университетах Великобритании и США до сих пор тщательно изучают его труды.

В этом же и секрет успеха большевиков, который многим другим революционерам двадцатого века не удалось повторить. Они пришли к власти, уже имея программы реформ по большинству направлений деятельности государства, от реформы финансов и сельского хозяйства, и заканчивая планами электрификации и индустриализации.

Я – технократ, и привык оценивать эффективность, практическую применимость и результативность. То, что для некоторых самодостаточный фетиш, для меня – инструмент достижения цели (работающий или нет). Если мне для реализации странового проекта будут нужны специалисты, которых не хватает внутри страны, а возможности их подготовить за приемлемый срок не будет, то я привлеку иностранных, и мне будет всё равно, какого цвета их кожа или в каких богов они верят. Если цель мне нравится, но я не вижу путей её достижения (как в случае анархического идеала или мировой революции), то я откладываю её до лучших времён. Что не означает, что я не буду внедрять подготовительные и промежуточные шаги, которые могут её постепенно приблизить.

Итак, современное общество зашло в тупик в своём развитии, поскольку в нем заложено несколько неразрешимых противоречий.

1. Рост производительности труда приводит к постоянному увеличению числа «лишних» людей, не занятых в процессе производства. Но неспособность этих людей покупать производимые товары делает сам рост производительности труда бессмысленным.

2. С точки зрения кибернетики необходимо ставить на каждое ключевое место самого лучшего. Но существование олигархии приводит к тому, что лучшие/талантливые воспринимаются как угроза для благополучия элиты («серые пирамиды» Дацюка).

3. Конкуренция по закону средних чисел неизбежно приводит к монополизации, а монополизация душит конкуренцию (то есть неизбежно нужен регулятор в виде государства, и все либертарианцы могут выкинуть творчество Айн Рэнд на свалку).

4. Либеральный капитализм неизбежно приводит к сверхконцентрации капитала, а сверхконцентрация капитала порождает бедность и схлопывает рынки (тем самым разрушая экономику и саму основу богатства этих капиталистов).

5. В рамках существующей системы действуют постоянные противоречия между интересами индивидуума и интересами социума.

6. Монетаристская финансовая система содержит в своей основе неразрешимый источник бесконечных кризисов: при этой системе денег всегда меньше, чем долгов, что неизбежно приводит к банкротству отдельных корпораций и банков, целых государств и всей системы.

7. Благосостояние империалистического центра возможно только за счёт нищеты эксплуатируемой и разграбляемой периферии. Кроме прочих бедствий это вызывает мощнейшую трудовую миграцию (причём мигрируют не самые талантливые и не самые образованные), что в свою очередь порождает межконфессионные конфликты, этническую преступность, демпинг рынка труда etc.

Кроме того, существующая система:

а) антигуманна;

б) расточительна к природным ресурсам и пренебрежительна к экологии;

в) несправедлива;

г) построена на системной лжи.

Кроме того, доминирующая идеология «welfare» отвечает на вопрос «как?» жить (причём весьма примитивно и неубедительно), но не отвечает на фундаментальный вопрос «зачем?».

Можно продолжать. Но и перечисленного достаточно, чтобы удивляться, как такая нестабильная и шаткая система просуществовала так долго. Впрочем, у меня есть ответ – за счёт двух мировых войн, уничтоженных городов, ядерных бомбардировок и сотен миллионов погибших. Не считая нескольких десятков войн поменьше, а также бесконечных восстаний в Южной Америке и голода и геноцида в Африке.

И сейчас, чтобы отсрочить свою агонию, её инженеры планируют начать очередную мировую войну. Вернее, по факту, они уже её ведут. Ирак, Афганистан, Сомали, Конго, Ливия, Сирия, Иран, затем Китай и Россия (или Россия и Китай). Не останутся в стороне и другие страны, Евросоюз уже подвергается экономической атаке со стороны своих «союзников» из Великобритании и США.

Впрочем, я не о текущей ситуации, а о том, можно ли построить разумную альтернативу (более гуманную, более эффективную, более экономную)? Вы будете смеяться, но можно!

Философия должна иметь практическое применение, иначе в ней нет смысла. Там, где экономисты и политики (а я всё меньше вижу между ними разницу) не могут найти ответов, их могут найти кибернетики и синергетики. Чтобы выстроить цельную и гармоничную систему, нужно разрешить перечисленные противоречия.

1. Рост числа безработных при росте производительности труда решается сокращением длительности рабочего дня. Это не выгодно? А мы не решаем проблему получения прибыли!

Экономика и не должна давать прибыль, она должна обеспечивать наибольшее возможное число людей всем необходимым. Обычно говорят «наибольшим количеством благ», но количество не определяет степень счастья, поэтому я настаиваю на формулировке «необходимым количеством». Ещё древние греки говорили «Счастлив не тот, у кого много, счастлив тот, кому достаточно».

2. Необходимо сформировать альтернативную систему ценностей и систему отсеивания, чтобы не допускать к власти убогих особей, пределом мечтаний которых является постройка бессмысленных дворцов. Элита из чувства самосохранения должна избавляться от подобных особей. А для этого должна существовать прямая и неразрывная связь между благосостоянием народа и благосостоянием элит. Иначе у народа всегда остаётся право на восстание.

3. Чтобы избежать корпоративной монополизации, конкуренция (а точнее термин «competitions» переводится как «соревновательность») должна быть вынесена из экономической сферы*. Ведь есть огромное количество других полей для её применения – наука, искусство, инженерное творчество, спорт etc. Кроме того, соревновательность между профессионалами в любой сфере должна приветствоваться.

*В экономике конкуренция не приводит к развитию, поскольку сосредотачивается не на улучшении качества продукции, а на маркетинговых ходах и рекламных кампаниях. Большая часть рекламы при этом или бесполезна, или лжива (почему – предмет отдельного объяснения).

4. Необходимо ликвидировать огромную разницу между доходами самых богатых и самых бедных. Иначе, кроме экономических проблем, социальное напряжение будет источником постоянных потрясений, вплоть до революций и бунтов. Если же мы хотим гармоничного общества, то разница доходов должна оставлять не больше, чем 4:1 (в Швеции) или 7:1 (в Японии). Например, через прогрессивный налог на прибыль прошли США времён Рузвельта (где он превышал 90%), прошли и другие страны, переживавшие стагнацию и депрессию.

5. Чтобы избежать противоречия между интересами индивидуума и общество, нужно выстроить систему так, чтобы общество работало на благо индивидуума, тогда и индивидуум будет работать на благо общества (ибо это будет ему выгодно).

Ограничения же свобод индивидуума возможны лишь в тех направлениях деятельности, когда его активность вредит обществу, или другим людям (например, уголовные и административные преступления).

6. Альтернативой монетаристской финансовой системе является марксистская, когда денежная масса в обороте равна товарной массе, и обеспечена ею. Правда, при этом все паразитарные спекулянты нервно курят в коридоре, но кому до них есть дело? Пускай перевоспитываются и идут работать.

7. Чтобы ликвидировать империалистическую эксплуатацию и неравенство народов, предотвратить новые войны и остановить массовую миграцию, нужно выровнять уровень жизни во всём мире. Об этом много говорят, но в рамках капитализма инвестировать в малоприбыльные проекты, отказываться от дешёвого сырья и рабочей силы не будет никто. Никто, кроме тех, кто хочет сделать этот мир лучше и гармоничнее.

Есть ли для этого ресурсы, специалисты и технологии? Конечно, есть!

При сегодняшнем уровне технологий Земля может кормить как минимум 24 миллиарда человек без ущерба для экологии (по данным FAO). Даже производимой сегодня еды достаточно, чтобы полностью ликвидировать голод на планете. В Украине уже достаточно жилья для всего населения, во многих городах целые жилые массивы стоят пустыми, потому что те, кому нужны квартиры, не могут их купить по текущим завышенным ценам.

Проблема не в наличии ресурсов, а в их распределении. Капиталистам выгодно, чтобы был дефицит – тогда они могут получать сверхприбыли (а при насыщении рынков прибыль близится к нулю). Хлеб по дороге к конечному потребителю (от зерна на поле до булки в магазине) перепродаётся в среднем 26 раз. По дороге от нефти из скважины до бензина у вас в автомобиле он перепродаётся в среднем 47 раз. Себестоимость квадратного метра жилья при использовании современных технологий составляет 150-300 долларов за кв. метр – сравните это с продажными ценами в вашем городе. Цена на продукцию формируется не себестоимостью добычи и производства, а жадностью спекулянтов.

У нас есть разработки футурополисов и экополисов. У нас есть технологии многоярусных теплиц и монорельсовых дорог (со скоростью передвижения в 600-700 км/час и себестоимостью поездки Киев-Львов в одну гривну). У нас есть технологии не рвущихся колготок, не сгорающих лампочек и не прорывающихся труб. У нас есть материалы с лучшей теплоизоляцией, более прочные ткани и более экономичные приборы. У нас есть альтернативные двигатели, литиево-конденсаторные батареи и источники дешёвого электричества. У нас есть лекарства, которые лечат, а не тормозят развитие болезней. У нас есть новые условия для улучшения жилищных условий миллионов людей, благодаря новым дешевым технологиям.

У нас есть тысячи технологий, которые не внедряют только потому, что это не выгодно паразитарному классу.

Человечество моделирует сложнейшие процессы, позволяющие изучать строение Вселенной, построило коллайдер и превысило скорость света, а также вплотную приблизилось к достижению личного бессмертия (проект «Россия-2045» планирует достичь этого примерно за 30 лет). Мы не должны думать, как будем переживать кризис с помощью огородов, а должны стремиться к дальнейшему всестороннему развитию, техническому и духовному.

Для любого организованного действия очень важно целеполагание. Я вижу три цели, к которым можно стремиться:

1. Обеспечение комфортного уровня жизни ВСЕХ людей (под этим подразумевается реализация стандартов ВОЗ по обеспечению пищей, жильём, культурным и социальным климатом etc).

2. Обеспечение всех возможностей для максимальной самореализации максимально возможного числа людей (для общего блага).

3. Космическая экспансия человечества.

Мир может быть лучше. Это не сложно. Но для этого мы должны захотеть его изменить и начать действовать.

[include id=»7″ title=»advert 10″]


Комментирование закрыто.