Стандарты и поклонники

Дмитрий Бергер, Канада, "Хвиля"

sur66

Чем отличается философ от простака? Тем, что философ задает вопросы, а проста всегда на все имеет ответ. Чем отличается мудрец от невежды? Мудрец может чего-то и не знать и не все понимать. И дело тут не в образовании, а в подходе, в нестандартном мышлении в противоположность мышлению стандартами.

Чтобы не задевать профессиональных, политических и религиозных чувств почтенной аудитории, возьмем в качестве примера всем ненавистных грамматических педантов, пресловутых «грамматических нацистов»( от английского grammar Nazi). С изуверским наслаждением они, совершенно не взирая на контекст речи или текста, готовы бесконечно ловить тебя на словесных злоупотреблениях в парах «ложить — класть», «одеть -надеть», покровительственно напоминать, что «кофе» — мужского рода, а «ихний» так даже и вовсе не слово.

— Как же не слово, — удивляюсь я, — если вот оно написано и вы его вполне поняли?

— Ну и что, что поняли, — все равно неправильно.

Но я философ, и меня интересует не что, а почему. И я спрашиваю, почему, несмотря на то, что они всем понятны, одни слова — правильные, а другие -неправильные? И, как правила, оказывается, что люди, четко знающие что такое хорошо, а что такое плохо, затрудняются объяснить почему это именно так. Даже мое предположение, что мужской род слова «кофе» пришел из более давнего времени, когда напиток называли вполне мужским словом «кофий», их удивляет.

— Ты, что, не понимаешь? — вопрошают они в искреннем изумлении. — Есть языковые нормы, лингвистические стандарты, и не следовать им есть признак бескультурья.

Допустим. Но что такое нормы, откуда берутся стандарты? И почему одни стандарты отличаются от других, и тем не менее, и те и другие умудряются преуспевать, независимо от их расхождения? В СССР космическая программа использовала метрическую систему измерений, в то время, как американцы рассчитывали свои полеты по так называемой у нас английской системе (буквально «имперской» — imperial measurement system) с футами и фунтами, и ничего, как-то и там, и там справлялись. Получается, что правильных стандартов нет. Есть необходимость стандартизировать определенные вещи и терминологию, чтобы любой мог точно знать, о чем идет речь. Километр или миля — это не так важно, если каждый из терминов имеет конкретное, выверенное и признанное всеми значение. В отличие от «гака», как в объяснении «Там две версты с гаком… А в гаке еще версты три».

То же самое и с языком. У каждого свой диалект, и если их всех учитывать, то слов не напасешься, и вместо одного языка и грамматики придется учить бесконечное множество. Причем язык постоянно изменяется, и за ним не так просто поспевать. Поэтому принимают некий языковой стандарт и учат его в школе. И плевать, что произношение меняется, или что сами стандарты изначально ущербны, как со словом «кофе», просто на чем-то нужно остановиться. Не потому, что это идеал, а потому, что, в принципе, любая общепринятая норма подойдет.

И ценность стандарта состоит не в нем самом, а насколько все с ним согласным, насколько он востребованный в данный момент. Скажем, стандарты поведения в течении одной жизни меняются несколько раз в зависимости от возраста человека. То, что умиляет в поведении ребенка, начинает раздражать в подростке, а взрослого человека за те же слова и дела могут и посадить.

Ведь если мы начинаем принимать определенные, условные и искусственно созданные нормы и стандарты за абсолютные, взятые на веру без внятного объяснения их появления и необходимости, то они легко переходят в стереотипы и суеверия, от которых только один шаг до карикатуры и пародии.

Что ставит на один уровень и образованного интеллигента, знающего когда класть, а когда ложить, и неотесаного пролетария, без всякой грамматики кроющего и олигархов, и понаехавших за свои злоключения, поскольку происходящее выходит за рамки комфорта их устоявшихся стандартов-стереотипов, несмотря на то, что речь идет об объективной реальности. Стандарты отражают консенсус, а не действительность. Правильная речь, правильное социальное поведение, правильный образ жизни, даже правильное питание — на самом деле всего лишь привычные занятия и понятия. Они привычные не потому, что правильные, а правильные потому, что привычные. И когда изменяется ситуация, возникает конфликт между привычно-правильным, и тем, что есть на самом деле.

Казалось бы, в чем тут проблема? Взгляни на реальность объективно — и измени свои стандарты соответственно. И если бы это было легко и просто сделать, то никаких проблем у человечества ни в прошлом, ни сегодня просто бы не было. Сознание, основанное на видение жизни как набора конкретных норм и четких моделей поведения, имеет склонность отвергать любые нестандартные решения, то есть те, которые не предлагают набора конкретных норм и четких моделей поведения.

В повседневной жизни это не обязательно плохо. Возможно, что и хорошо, так как позволяет сосредотачиваться на том, что знаешь. Но тут такое дело. Как-то довелось прочитать следующее наблюдения, что инженер, занимающийся паровыми двигателями, может бесконечно совершенствовать устройство котла и способы подачи воды и подогрева, но маловероятно, что ему в голову придет идея двигателя внутренностного сгорания, а тем более, махового. Он работает в системе, ограниченной определенными стандартами и механическими возможностями. То есть объективными причинами, выйти из которых можно, лишь придумав нечто принципиально новое, совершенно отличное по определению.

Но для это требуется мыслить нестандартно. Если стандартное мышление есть приверженность к искусственным нормам и ограничениям, то нестандартное мышление, если оно ставить себе целью действительно что-то новое создать, обязано опираться на реальность.

К сожалению, многие, особенно, когда дело идет о социальных и политических аскетах общественной жизни, путают реальность с созданием циничных и, как правило, противоречивых стандартов направленных на подавление других. Что в Америке, где самая-пресамая страна, с одной стороны, богаче и свободнее всех, а с другой стороны, каким-то образом, находится в полном упадке и ее нужно от всего немедленно спасать, урезая свободы и расходы; что в Украине, где, с одной стороны, есть оккупированные Россией территории с нашими гражданами, земли, которые Россия грозиться аннексировать, но, с другой стороны, нужно эти сепаратистские анклавы отрезать от Украины, а их обитателей по-сталински объявить лишенцами. Решением любой проблемы видится не то, что твои нормы не соответствую реальности, а приведение реальности к твоим стандартам. А потом, по прошествии лет, образованные люди удивляются, почему реальность никак не хочет вписываться в их стандарты. Скорее всего потому, что мы рисуем себе стандарты, которые позволяют нам думать о себе, как носителях и ревнителях правды и правоты, но действительности на это наплевать.

Современная технология позволяет нам с легкостью находить единомышленников и создавать личную сферу общения, в которую слабо попадают мнения и информация, не вписывающиеся в наше понимание вещей. У 30 человек на Фейсбуке легко создается впечатление, что они — сила, но это виртуальное присутствие без параллельного присутствия на грешной земле не более, чем треп. Приятный, кажущийся значимым, но треп, в котором игра словами и заумные изречения заменяют анализ и глубину. Люди не задаются вопросами, они предлагают ответы. За воплощение которых в жизнь они сами не собираются нести личной ответственности.

Любая новая информационная технологий дает всплеск активности у простаков и невежд, получивших возможность к распространению и потреблению своих стандартов и стереотипов. Даже в Риме яростно использовали граффити — интернет античности, книгопечатание дало не только массовую научную и религиозную литература, но и лубок, и порнографию, и романы графоманов.

Поэтому сегодня, как, впрочем, и всегда, остается важным умение отличать стандарт, стереотип и карикатуру, от нестандартной реальности бытия. Избегать ярлыков в отношение даже самого опасного противника. Понимать, что привычные нам слова и термины, в контексте другого общества и культуры, могут иметь совершенное другое значение, и замена одних стандартов другими не переносит автоматически чей-то успех на вас. Мыслить нестандартно означает не искать стандарт, альтернативный существующему, а максимальное приближение к зачастую неприятной действительности.

Открытия Ньютона, Дарвина и Эйнштейна стали своего рода стандартами не посредством общественного опроса, а в жесткой привязке к подтвержденным фактам, добытых научным методом.

Время от времени стоит спрашивать самого себя — философ ли я, или простак, мудрец или невежда? Задаюсь ли сам вопросами или выдаю ответы для других?




Комментирование закрыто.