Спецоперация Кремля в отношении Украины: нашествие кликуш

Алексей Овчаренко, для "Хвилі"

sur104

Украинские власти в ходе борьбы с сепаратным бандитизмом основное внимание уделяют борьбе с теми, кто взял оружие в руки. Основными участниками АТО являются наши военные, МВД и СБУ. Программа действий вроде бы понятна: заходим в проблемную местность, уничтожаем блокпосты сепаратистов, освобождаем захваченные здания, возможно, несем потери. Из невоенной составляющей этой операции можно отметить попытки перекрывания финансовой подпитки сепаратизма. Однако в планировании операций нужно учитывать то, что развязанная Путиным гибридная война – это не только мобилизация незаконных вооруженных формирований, не только забрасывание спецназа для инструктажа «местных» и проведения «деликатных» военных операций, но и война пропагандистская.

Причем пропагандистская война оказалась наиболее опасной для украинской национальной безопасности. Так наши силовики готовы идти стенка на стенку, но оказываются не готовыми стрелять в безоружных местных жителей, прикрываться которыми не гнушаются «бравые» люди со стрелковым оружием. Что же делать в такой ситуации украинским силовикам? Стрелять по безоружной толпе, как это предлагают делать горячие головы по «хорватскому сценарию»? Или есть какие-то другие варианты провести АТО без таких жертв? Чтобы решить эту проблему нужно разобраться в том, почему эти невооруженные люди на Донбассе готовы стать невооруженным «народным» сопротивлением, а по сути, живым щитом диверсантов и террористов. Чтобы понять, как противостоять этой «пропагандистской аннексии», нужно разобраться в особенностях работы и создания системы промывки мозгов, которая координируется с диверсионными акциями и военным шантажом.

Золотое сечение шовинизма

Шовинизм «очаровавший» умы подавляющей части российского общества – это не только результат «механистического переноса» геббельсовских пропагандистских лекал на российскую медийную реальность. На самом деле мы видим результат многолетних интеллектуальных потуг по модернизации пропагандистских методов согласно современным знаниям о том, как «работают» медиа, и каковы новооткрытые закономерности в психологии масс.

Современный российский фашизм – это вещь модерная и интеллектоемкая. Мы видим, как формат российского социума притирается грамотными людьми к мобилизационным запросам верхушки плотно, практически без зазоров. Подобное попытки переформатирования производятся путинской Россией и в отношении Украины. И именно пропагандистское воздействие становится базисом для дестабилизации политической и экономической жизни украинского общества и возможности создания подконтрольных Кремлю квазигосударственных образований по образцу Абхазии и Приднестровья.

Медийные воины благочестия

Давайте рассмотрим, как происходил процесс формирования согласных с политикой Кремля в России. Мы, в первую очередь, должны увидеть слаженную работу СМИ. «Заслуги» российских медийщиков в процессе «переформатирования» социума несомненны. Причем эти потуги были оценены российской властью в формате выдачи 300 медалей «за правду». Тут сразу возникает вопрос: почему 300? Не символический ли это способ пробудить чувство общности у этих журналистов с тремястами воинами спартанского царя Леонида? Однако давайте этот вопрос о трехстах спартанцев, как и вопрос о том, сколько среди этих награжденных, продающих свой мозг за деньги, а сколько идейных весталок, оставим для осмысления следующих за нами поколениям. Интереснее и актуальнее другое: в последние годы российские медиа стали источником, продуцирующим под видом научно-популярных программ, такой медийный продукт, который можно окрестить не иначе, нежели лженаука или псевдонаука. Не здесь ли ковалась эта спартанская гвардия, которая способна убедить в реальности откровенной чуши от «памяти воды» до «масонского заговора» широкую публику? Мы долгие годы видели, как ковались кадры, способные «сделать реальностью» самые невероятные, самые бредовые вещи, оттачивались и тестировались пропагандистские технологии.

Путинские зарницы

Борьба за умы через формирование информационного поля, конечно, очень важный вопрос, который практически полностью внутри России контролирует путинский режим. Но нужно не только переубедить, но и заставить действовать. Для этого в Российской Федерации существует специальная программа по патриотическому воспитанию подрастающего поколения, главным куратором которого, конечно, выступают военные. Следует сказать, что эта программа не вся «милитаристическая», наряду с играми в зарницу, присутствуют фестивали народных песен и прочего фольклора. Зато благодаря такой централизованной программе мы можем увидеть, каков точный «профиль» российского патриота. Сделать это можно проанализировав специально разработанный документ, в котором указываются все составляющие патриотизма. Так должно любить Родину, с уважением относиться ко всему традиционному и активно противостоять таким явлениям, как нацизм, космополитизм и сепаратизм. Интересно, верно? Но интереснее то, что за время Путинского правления на эту программу уже потрачено около одного миллиарда рублей. Кроме пропагандистской роли выполнение этой программы было также поводом для отработки координированных действий самых разных органов российской власти.

«Патриотическая» наука

Когда мы задумываемся о том, кто же стоит в основе формирования современной российской идеологии, то в первую очередь вспоминаем Дугина, который у «всех на устах». Потом припоминаем «идеи Русского Мира» от Патриарха всея Руси. Но не стоит думать, что в создании идеологической базы участвовали только опереточный «консервативный социолог» Дугин, Гундяев с его часиками, лимузинами, дворцами и лично Путин, создавший мем: «мочить террористов в сортире». В реальности нет какой-то единой идеологии, которая структурирует политику российского руководства.

Сначала были цели, а уже под них подгонялся целый корпус идеологий, которые собирают под своими идеями самые разнородные в социальном отношении группы. В настоящее время цели российского руководства стали окончательно ясны. Мы видим, что Путин пытается реанимировать Российскую Империю. Глобальность такой задачи диктует необходимость вовлечения наибольшего количества радикально настроенного населения и поддержки действий правительства подавляющим количеством населения, не отличающимся радикализмом. Добиться такого единения «овец и волков» задача не простая. Но если использовать научный подход, то решение этой задачи возможно. Если мы просмотрим социологические научные публикации, которые появились после восхождения Путина на престол, то сможем увидеть, что есть целый корпус статей и диссертаций, посвященных тому, какие месседжи и программы должны озвучиваться и создаваться для создания мобилизованного социума. Есть даже работы, доказывающие необходимость актуализации образа внешних врагов для более полной «внутренней» консолидации.

В общем, все, что сейчас озвучивается, и то, как озвучивается Путиным, руководством РПЦ МП, создание российским телевидением «милитаристического» продукта, создание целого культурного пласта в литературе «про спецназ» и «героических ФСБ-шников», все это обговаривалось в подобных научных публикациях.

«Гуманный» лик рашизма

Для всех тоталитарных режимов обязательным условием было создание пула внутренних врагов и одновременное проведение в отношении к ним террора. Террор является необходимым для поддержания мобилизационного настроения внутри социума.

Ранее фашистские режимы формировались «снизу» и проводившийся этими режимами террор был массовым именно в силу того, что это была некая сопутствующая социальная практика. Но может ли Россия проводить массовый террор? Нет. Являясь сырьевой страной с рынками сбыта в развитых странах, она не может себе этого позволить. Запад может очень жестко отреагировать на столь широкие нарушения прав человека и Российская федерация, лишившись рынков сбыта для углеводородов, может не выдержать последующего кризиса. Но если фашизм выстраивается сверху, да еще и в эпоху современных технологий, то массовый террор можно заменить на «картинку террора». Причем этот террор может быть относительно гуманным. Вспомним дело Pussy Riot, и мы получим представление того, в каких относительно гуманных формах он будет проходить.

Пятилетка захвата всего мира

Многие высказывания Путина о необходимости реанимировать СССР еще несколько лет назад воспринимались со скептической ухмылкой. Однако в последнее время степень скепсиса значительно поубавилась. Но пока мало кто верит, что попытки России «подмять под себя» распространятся далее Украины или максимум территории бывшего Советского Союза. При этом приводятся линейные сравнения экономического потенциала Гитлеровской Германии и противостоявших ей стран. И ход рассуждения при этом такой: Германия рискнула вступить в конфликт с «раскладом» 1 к 4, а если на такое противостояние решится Путин, то соотношение будет 1 к 20. И вроде бы мы видим, что начинать глобальное противостояние России «против всех» выглядит глупо. Но проблема в том, что такие линейные оценки могут оказаться не релевантными.

Основной тренд, в котором движется человеческая цивилизация, – это увеличение «убойности» военных технологий с одновременным снижением кровопролитности военных действий. В ходе исторического развития убойность технологий повышается, а в противовес роль гуманитарных регуляторов внутри общества, которые сдерживают агрессию, увеличивается. Такая концепция взаимодействия технологий и особенностей общественного устройства и морали получила название техно-гуманитарного баланса. Если исходить из этой концепции и оценить потенциальный успех экспансии России, то он может быть обеспечен путем воздействия на гуманитарную составляющую в глобальной системе сдерживания и противовесов. Поэтому, если проводить операцию «вставания с колен» грамотно, то теоретически можно стать глобальным игроком номер один.

Главным промоутером концепции техно-гуманитарного баланса является руководитель Евроазиатского центра мегаистории и системного программирования, профессор Российской академии государственной службы при Президенте РФ Акоп Назаретян. По его словам, ситуация последних лет, которую можно назвать эпохой однополярного мира привела к тому, что в условиях, когда у США не было конкурентов, интеллектуальный потенциал американского управленческого корпуса катастрофически снизился. Также ученый считает, что поведение руководства США напоминает поведение руководства Римской Империи перед распадом. Одновременно Назаретян критикует пропагандистскую политику, которою проводит Кремль, надо, дескать, проводить линию, которая будет убеждать мир, что только политика России способна сдержать США и «предохранить» Европу и Украину. Косвенно слова Акопа Назаретяна говорят о том, что для России глобальная победа над Западным Миром видится вполне вероятной.

Отдел исторической правды

Отдельным звеном в «ожерелье» путинской пропаганды была просуществовавшая три года и закрытая этой весной комиссия, созданная для борьбы с искажениями истории, которые вредят имиджу Российской Федерации. В состав этой комиссии кроме профессиональных историков входили «люди в погонах». Сделано это было якобы не для давления на историков, а для «оптимизации дискуссионных моментов». Смысл этой оптимизации в том, что историки могут бесконечно обсуждать трактовку того или иного факта, и чтобы избежать «бесплодных трений» нужен некий «стабилизирующий фактор». Как эта комиссия вписывается в программу по формированию «обновленного социального профиля» российского общества?

С одной стороны в медийном поле распространяются мифы о «особом цивилизационном пути России» о «изначально высоких моральных характеристиках русского народа». Но так как эти мифы не вредят «национальным интересам», то их разоблачением комиссия не занимается. Но если в массовом сознании закрепились какие-то антироссийские или даже антисоветские мифы, с ними она будет бороться грамотно и аргументировано, что делает попытки развенчивания ура-пророссийских мифов затруднительным, так как «грамотный патриот» будет всегда переключаться с рассмотрения мифической природы «правильного мировоззрения» на опровержение антироссийских мифов.

Конечно, в результате, после крушения Путинского режима мы можем ожидать, что массовое российское самосознание постарается исторгнуть из себя все элементы пропаганды, но заодно будут исторгнуты и преданы забвению и многие характеристики менталитета, которые делали русского русским. Это обязательно произойдет, но пока, нам украинцам приходится противостоять не только российской верхушке, но и большей части российского народа вооруженного двоемыслием.

Кликуши, как секретное оружие Российской федерации

Многих людей, которые хотят понять «что хочет сказать Юго-Восток» ждет серьезное разочарование. К сожалению, большинство требований, которые звучат на митингах сепаратистов и озвучиваются разного рода «народными губернаторами» трудно воспринимать с позиций здравого смысла. Зато можно оценить эмоциональный тренд, царящий в этой среде: страх, ненависть, злоба. Издревле на Руси считалось, что кликуша в момент припадка начинает выкрикивать имя того человека, который наложил на нее порчу. Зная это, по-новому выглядит то, что часто можно услышать выкрики «Путин! Путин!». Это конечно смешно, но если вернуться к тому, что происходит на таких митингах и просмотреть видеозаписи оттуда, то мы увидим, что есть определенные люди, которые контролируют микрофон, и которые формируют этот «эмоциональный пул». Можно предположить, что их задачей является поиск «спичмейкеров», которые способны «заводить толпу» и отслеживание тех, кто более всего оказывается подверженным этому эмоциональному воздействию. Последняя категория, вероятно, и привлекается сепаратистами в качестве живого щита. Значительно снизить накал таких митингов позволит анализ видеозаписей этих собраний и поиск, как организаторов, провокаторов, так и кликушествующих ораторов. Необходимо рассмотреть возможность привлечения к ответственности организаторов, структурирующих эмоциональный фон в толпе, и проведение бесед с людьми, «разогревающими» толпу согласно своим убеждениям.

АТО должна «повернуться лицом к людям»

Среди основных непосредственных факторов «прямого действия» России на Украину: забрасывание диверсантов, подкуп, шантаж политиков, чиновников и силовиков, поддержка пророссийских радикалов и создание групп «людей без оружия», которые участвуют в различного рода акциях. Именно последняя группа представляет одну из наибольших проблем для успешного проведения антитеррористической операции. И нужно признаться в том, что транслируемый политиками тезис о необходимости налаживания с этим «мирным заградотрядом» диалога, бессмысленный. Вернее у подобных высказываний есть политический смысл, но к урегулированию ситуации такой диалог не приведет. И люди, попавшие под воздействие пропаганды и направляемые интегрированными в их среду кукловодами и провокаторами, зачастую не способны адекватно воспринимать какие-либо аргументы.

Вводить бронетехнику в населенные пункты нужно под прикрытием внутренних войск, так как это делается при контроле правопорядка на демонстрациях. Причем самых активных гражданских, оказывающих физическое противодействие, нужно арестовывать и увозить с места событий для проведения следственных мероприятий. Нужно поставить вопрос об обязательном домашнем аресте для таких лиц. Тогда люди, лишившись среды, в которой они «накручиваются» благодаря своей предрасположенности к психическому заражению, могут значительно изменить тональность своей реакции на происходящие события и по-другому посмотреть на факты.

Следует обсудить применение средств, которые, возможно, помогут снять «истерический накал» в толпе в момент противостояния. Также активная силовая фаза должна проводиться вместе с видеосъемкой. Так можно оперативно снимать обвинения в том, что действия украинских силовиков носят карательный характер и выявлять провокаторов в толпе.

Терапия массового психоза

Прежде, чем начинать диалог с теми, кто агрессивно настроен против Украины, следует учитывать особенности их мышления. На данный момент эти люди впали в зависимость от сопереживания сильных эмоций, у них произошла активизация «внутреннего фильтра» и любая информация, которая не соответствует тому, что говорят «свои» сразу принимается за неверную. С этим нужно что-то делать.

Необходимо отключение вещания российского телевидения, что уже делается. Вероятно, нужно рассмотреть вопрос о том, что в программу украинских каналов надо включить больше научно-популярных фильмов производства ВВС, National Geographic Channel и т.п. На общенациональном уровне необходимо срочно показывать ролики о службе простых солдат и офицеров, принимающих участие в АТО. Следует начать создание документальных фильмов о возрождении нашей армии и силовых структур. Также за работу должны приняться социологи, историки и психологи. Должны быть разработаны грамотные с научной точки зрения мероприятия по проведению АТО и снижению градуса психологического накала согласно социокультурной специфике проблемного региона, в котором проходит АТО.

Следует помнить, что нам противостоит враг с превосходящими экономическими и военными ресурсами, с мобилизованным социумом и уверенностью в своем интеллектуальном превосходстве.

 


Загрузка...


Комментирование закрыто.