Сергей Дацюк: Общая теория работы с будущим

Сергей Дацюк, для "Хвилі"

sur165_marcus-lovadina

 

На основе многих дискуссий последнего времени о будущим удалось сделать некоторые теоретические обобщения. Эта небольшая теория работы с будущим вошла в качестве отдельной главы в новую теоретическую работу «Представления предельных обобщений о будущем. Визионистика футурологической версиологии». Поскольку она имеет самостоятельное значение для футурологической коммуникации, она здесь публикуется отдельно. Это продолжение цикла работ по будущему: «Україна і майбутнє», «Моделі повоєнного майбутнього», «Фантастические миры современности», «2015: Перелом в перспективе человечества».

Будущее никогда непосредственно не дано. Будущее возникает из актуального отказа от прошлого и настоящего.

Будущее появляется в особой футуропозиции как реализованная на основании визионистики и футуродискурса и постоянно корректированная в них футуропрактика, которая неизбежно порождает футурошок.

Футуропозиция это ориентация на разрыв с настоящим во имя будущего.

Футуропозицию очень сложно занять и не менее сложно удержать.

Футуропозиция впервые возникает в представлениях о будущем — визионистика. Футурпозиция обсуждается особыми словами и их связками — футуродискурс. Футуропозиция осуществляется особыми действиями — футуропратика. В процессе футуропрактики неизбежно возникает футурошок (Тоффлер).

Футуропозиция постоянно подвержена опасности потери, ибо мышление, привычное к нахождению в настоящем, норовит к нему возвратиться и за него зацепиться.

С точки зрения визионистики, необходимо особая футурорефлексия — это отлавливание зацепок за настоящее и попытка разорвать их.

Визионистика бывает перспективная и оперативная. Перспективная визионистика является попыткой представить себе перспективу в новых представлениях. Оперативная визионистика является попыткой построить переход представлений настоящего к представлениям перспективы (в виде перспективной визионистики). Здесь визионистика рассматривается как преимущественно перспективная.

Футуродискурс связан с новыми словами, новыми словосочетаниями и новыми способами эмпирических, логических и эмоциональных связей слов и словосочетаний. Футуродискурс неизбежно порождает контрдискурсивную коммуникацию, где футурологические представления сталкиваются с актуальными и архаическими.

Футуропрактика связана с использованием в футуродискурсе следующих, очень часто малодискурсивных, инструментов: мечты, идеи, изобретения, открытия, инновации.

Футуропозиция предполагает соединение перспективной виизионистики, футуродискурса и футуропрактики в их взаимовлиянии.

Футурополитика есть особая коммуникативная практика работы с будущим, где перспективная визионистика воспринимается как набор проблем в процессе их преобразования в оперативную визионистику. Процесс футурополитики есть процесс формирования оперативной визионистики через мемы, слоганы, лозунги и т.д.

Футурошок есть эмоциональное переживание непосредственного (очевидного) столкновения с будущим либо в виде восприятия оперативной визионистики, либо в виде практического контакта с недавно реализованными футуроидеями, изобретениями, открытиями и нновациями.

Элвин Тоффлер, который ввел представление о футурошоке в одноименной книге «Футурошок» (1970 г.), рассматривал его как шок, который вызывается у человека несоответствием между реальностью, в которой находится человек и в которую будущее проникает слишком стремительно, и картиной реальности в сознании человека, которую институты работы с картиной мира и ее трансляции в массовое сознание, не успели создать и продвинуть в публичное пространство.

Существует также критика подхода Тоффлера, которая называет его шок будущего шоком настоящего. Однако полное понимание футурошока — шок от быстро наступающего будущего в настоящем, которое не успевает осознаваться как настоящее (нет соответствующей обновленной картины мира), и поэтому осознается как стихийно возникающее будущее. В этом смысле название Тоффлера все-таки адекватное.

Таким образом, источником футурошока, как его понимал Тоффлер, являются медленно работающие институты создания футурологических представлений (оперативной визионистики) и футурологической картины мира (картины мира будущего или картины будущего мира) в массовом сознании — футуроонтологии.

Футурошок как явление, описанное Тоффлером, привел человечество к переосмыслению гуманитарных дисциплин (доведя их до трансгуманитаристики). Именно книга Тоффлера поставила перед человечеством не только задачу адаптироваться к происходящим изменениям, но и проблему подготовиться к ожидаемым изменениям в том числе и прежде всего в процессе философского осмысления будущего в виде футуроонтологии.

При этом кроме футурошока, как показало время человечества конца XX и начала XXI веков, существует также и археошок, который является ни чем иным, как массовой принудительной архаизацией той или иной страны-цивилизации или даже части нескольких цивилизаций. В этом смысле археошок вполне может быть сознательно и стратегически использован для подавления или торможения футурошока.

Если у Тоффлера футурошок является негативным переживанием, то для полноценной работы с будущим в футуропозиции, нужно пересмотреть эмоциональную окраску этого переживания.

В работе футуролога футурошок является позитивным ощущением, которое сопровождает футурорефлексию. Все неожиданное, необыкновенное, которое возникает в процессе футурорефлексии, опознается по футурошоку, который ощущается от его восприятия, приветствуется, фиксируется, развивается.

В этом смысле нужно различить позицию футуролога — конструктора представлений будущего и футуроонтолога — конструктора онтологии мира будущего или даже миров будущего.

В этом смысле у футуролога неизбежно должна быть мобильная психика, чтобы не просто выдерживать футурошок, а порождать его внутри себя и у других в процессе мышления о будущем и, используя футурошок как измерение радикальности представлений будущего, создавать футуродискурс и порождать футуропрактику.

У футуроонтолога должна быть не только мобильная психика, но и мобильная, то есть транзитологическая футурорефлексия (футурологические контрафлексия и контрарефлексия).

Удерживать футуропозицию можно лишь в состоянии футурорефлексии, с особым вниманием относясь к футурошоку, культивируя его в себе и в других, работая с ним рационально и чувственно. В этом смысле чувственное переживание футуропредставлений (футуровизий) не менее важно, нежели их рациональное конструирование. Ибо футуроинтуиция в футуропозиции не менее важна, нежели рациональное футуроконструирование.

Наиболее простые методики футурорефлексии:

1) Вопрошание — будет ли в будущем то или иное явление, событие, объект, субъект.

2) Подвергание сомнению того или иного представления, понимания, понятия, видения, картины мира да и самого мира как единственной субстанции в настоящем.

3) Отказ от привычных способов оценки, измерений, рейтингов в настоящем.

4) Предъявление неожиданных следствий того или иного нового явления в настоящем.

5) Попытка взаимосвязи нескольких футуропредставлений друг с другом, чтобы построить модель будущего в отдельной части реальности будущего.

6) Миростроительство, то есть создание новых миров с новыми футуроонтологиями.

Кроме того, существует также ситуация, когда футуропозиция реализована в действительном разрыве с настоящим, то есть когда есть некоторый разумный (футуролог, философ-футуроонтолог, писатель-фантаст и т.д.) или группа разумных (клуб, орден той же цивилизации) или даже иная цивилизация, обладающая послезнанием, которое она хочет осуществить в настоящем. Как будет действовать такая вооруженная футурознанием (послезнанием) позиция по отношению к своему прошлому?

Иначе говоря, работа с будущим может быть инициирована не только из футуропозиции настоящего, но и из футуропозиции самого будущего при его активном продвижении футуроагентом, то есть представителем будущего.

Братья Стругацкие в мире Полудня предложили представление о прогрессорстве, то есть стимулированном осуществлении прогресса на основании послезнания. Зачастую прогрессоры как футуроагенты действуют конспиративно, нелегально, при выполнении своих задач нарушают моральные нормы человека. Именно послезнание как бы дает им право во имя будущего всего человечества на нарушение моральных норм в отношении отдельного человека или группы людей.

Прогрессорство — субразвитие науки и техники на основании наличных образцов, эталонов и норм либо более развитой цивилизации, либо более продвинутого ордена («масонов», «методологов» и т.д.) Представление о прогрессорстве было в ходу у «методологов» (представителей СМД-методологии, последователей Г.П.Щедровицкого).

Однако прогрессорство предполагает один (уже известный вариант) будущего. И в этом смысле такие действия оказываются морально сомнительными.

Более адекватным и учитывающим разные варианты будущего — как со стороны внутрицивилизационной позиции, так и со стороны извнецивилизационной позиции — является процесс проспектуализации. Подход проспектуализации предполагает устранение агентской позиции при работе с будущим. Проспектуализация предполагает разные варианты будущего, у которого в настоящем нет единственного агента.

Проспектуализация принципиально отлична от прогрессорства: 1) предъявление множества перспектив с разными смыслами; 2) обсуждение степени осмысленности разных перспектив в настоящем и возможности изменение степени осмысленности по ходу осуществления тех или иных отдельных перспектив в контексте друг друга; 3) предоставление свободного выбора — если прогрессор так или иначе подталкивает к нужному ему будущему путем манипуляций, скрытого влияния или даже прямого вмешательства, то проспектуалист открыто предъявляет различные смыслы и перспективы для их свободного выбора в контексте предпочтения какой-либо или непредпочтения ни одной.

Для прогрессора не нужно визионерство. Прогрессору изначально известны упреждаемые формы футурологизации — послезнание, которое по той или иной причине наличествует, или рефлексивное напередзнание, которое он пытается разработать и предложить: реальность через стратегию, процессы через программы, объекты через проекты и ресурсы через планы.

Прогрессор работает через традиционные формы футурологизации — прогнозы, сценарии, форсайты, проекты и троекты. Причем различение прогноза и проекта, как якобы описания и деятельностного воплощения, принятое в СМД-методологии, оказывается неважным, ибо напередзнание определяется футуродискурсом, а не футуропрактикой. Прогнозы и проекты — просто разные типы воплощения прогресса, их футуропрактика тождественна, их проекции линейны (даже если многолинейны).

В основе прогрессорства лежат неизменные мыслительные установки и сохраняемые или даже откатываемые к прошлому мотивационные наставления. В этом смысле при неизменных мыслительных установках на основе прогнозов делаются проекты, а потом реализуемые проекты становятся основаниями подтверждаемых прогнозов.

Проспектуалист работает через новые формы футурологизации — модели, сингулярности, миры, реальности и т.д. Это нелинейная футурология, и она даже не столько структурна, сколько ризомна.

Проспектуалисту необходима визионистика, чтобы обеспечить максимально полное восприятие неясных смыслов и размытых перспектив. Визионистика в значительной степени есть воображаемое моделирование, в том числе (но гораздо в меньшей, несущественной степени) объективация и предметизация и совсем незначительно прогнозирование (сценирование, форсайт) и проектирование (программирование).

Проспектуалист обеспечивает не только перспективную визионистику, но и может создавать условия для оперативной визионистики. Проспектуалист выходит на особый тип стратегий — сетевых, распределенных, амбивалентных.

Прогрессор в основном работает со связью или связанностью — он пытается связать настоящее и будущее. Проспектуалист работает с разрывом или разрывностью — он пытается разорвать связь настоящего с будущим. Таким образом, проспектуалист работает с разрывами (сингулярностями) в реальностях и мирах и с конструированием новых реальностей и миров.

Однако основное различие прогрессор и проспектуалиста состоит в их разном эмоциональном настрое: прогрессор культивирует скуку (в его понимании — стабильность неспешных изменений), а проспектуалист культивирует футурошок (в его представлении как интеллектуальное действие по изменению мыслительных установок, оперативных устремлений (мечт и желаний) и мотивационных наставлений, которое предупреждает разрушительные гражданские или оккупационные войны во время революций с футурологической ориентацией).

В контексте вышеизложенного работа с будущим должна быть переосмыслена не только рационально, но и эмоционально, при этом археошок должен неизбежно преодолеваться футурошоком.

Проспектуализация оказывается более современной и перспективной футурологией, нежели до сих пор применяющееся повсеместно прогрессорство.

Изображение: Markus Lovadina




Комментирование закрыто.