Роль государства в ускорении процесса создания единой поместной церкви в Украине

Игорь Тышкевич, "Хвиля"

Церковь Рождества Богородицы в Ворохте

Тема церковного диалога и отношений государства с религией как-то незаметно сошла с первых полос. И зря. С одной стороны украинское общество просто фантастически религиозно. С другой при формальном отделении церкви от государства первая оказывает более чем существенное влияние на общественные процессы. Причём не силами иерархов. Даже простые сообщества придумав повод обидеться могут вызвать перестановки во властных кабинетах. Недавняя история во Львове — типичный пример.

Тем не менее, несмотря на «тишину» в медиа процессы трансформации идут и в обществе и в церкви. Об общественных связях писано-переписано. В религиозных всё не менее интересно. Это и процесс объединения УПЦ МП и УАПЦ, работа с клиром в УГКЦ, развитие протестантских общин (особенно на востоке) и многое другое.

Наибольшее внимание привлекает, естественно, процесс реализации (который раз в истории) задачи по созданию украинской поместной православной церкви. Вот и буквально вчера прочитал текст Александра Кочеткова на эту тему.

Несомненно, процесс интересный. И сулит «многие выгоды» украинскому государству. Что может приобрести Украина в результате такого объединения писал и сам. Ещё летом

Но вот проблема — то, что кажется вечным с точки зрения политики — мгновение с точки зрения религии. Процессы в церквях могут идти очень долго. А влияние отдельных представителей клира есть сегодня и сейчас. Как положительное так и не особо желательное.

Этот текст — попытка описать пару механизмов, с помощью которых государство может эффективно влиять на процессы в области религии. Или, если быть более корректным в определении, модерировать создание благоприятной религиозной среды.

Ситуация «на сейчас»

Украина — страна с преобладающим православным населением. Даже не так:

  • Украина — страна с религиозным населением. Причём религиозность на фоне кризиса только растёт. Если сравнить опросы «Юкрейніан соціолоджі сервіс», то в 2011-12 считали себя не верующими (либо не определившимися с религией) более 29% жителей1, то сегодня эта цифра составляет 17,9%. Причём только 9,5 «не верят» а 8,4 «не определились во что верят»2.
  • Вторая проблема — отношение к той или иной конфессии. И тут интересная особенность. Которая связана, в первую очередь со спецификой православной церкви. Значительная часть «православных» — более 28% по данным центра Разумкова относят себя к «просто православным» — без обозначения церковной принадлежности3
  • В самой среде верующих православных церквей есть 2 категории. Которые можно назвать «прихожане» и «захожане». Первые — регулярно посещают службы, разбираются в тонкостях (или хотя бы основах) догматики своей церкви, социальном учении. Вторые приходят «за чудом» — свечку поставить, водочку освятить и так далее.

  • Религиозная карта страны стремительно меняется. УПЦ МП теряет паству. По сравнению с 2011-12 годом доля православных, считающих себя принадлежащим к УПЦ МП упала с 25,9% от общего количества «христиан» до 19,6% по состоянию на середину 2015 г. Это по данным УСС и группы Рейтинг.4 Центр Разумкова оперирует статистикой по популярности православных церквей среди «православных» украинцев. Согласно этим данным на конец 2014 года УПЦ МП имело 17,4%, УПЦ КП — 22,45. Первая «потеряла» с 2013 г. 2,3%. Вторая «приобрела» 4,1%.
  • Кроме перехода верующих активизировался процесс «перехода приходов» из лона одной церкви в другую. В Украине в большинстве своём это дрейф из УПЦ МП и УАПЦ в УПЦ КП. Таковых переходов за неполный 2015 год насчитывается уже 48 (40 из УПЦ МП и 8 из УАПЦ)6.
  • Несмотря на всё это УПЦ МП остаётся самой влиятельной православной церковью Украины. Особенно «на внешней арене». Одна из причин — «каноничность». Но она далеко не основная. Основная — специфика оценки масштабов церковных организаций. В православном мире принято считать количество приходов а не количество прихожан (персонифицированный учёт у православных отсутствует как явление). И тут имеет УПЦ МП — более 11 тыс. приходов. УПЦ КП — около 4,1 тысячи.

  • Ещё одной особенностью развития религиозной ситуации можно назвать резкий скачок популярности протестантских церквей. В целом по Украине количество их паствы увеличилось в 2,5 раза — с 1% от числа «христиан» до 2,5%. При этом в центральном, западном регионах протестанты теряли паству. Но приобретали на Юге и Востоке. Для примера в Южных областях скачок составил с 0,3% в 2013 до 2,3 в конце 2014. На востоке (даже на фоне вынужденного переселения протестантов из зоны АТО) их количество продолжает находится в районе 1% от числа верующих7.

Таким образом имеем интересную ситуацию. Переформатирование религиозной карты страны по своему масштабу возможно более мощное и динамичное, чем изменение «светских» механизмов общественных связей. При этом внимания данному аспекту не уделяется практически никакого. Оно бы было оправдано, если бы не специфика «религиозности» украинцев.

Более половины «верующих» — веруют «во что-то». Не особо задумываясь над основами даже «своей» религии. То есть не воспринимают установленные догматикой церкви правил и моральных ограничений. Они их просто не знают. И (или) не считают нужным воспринимать. Но одновременно с этим все опросы говорят об огромном моральном авторитете института церкви и священнослужителей. То есть, любой манипулятор в рясе (или в случае с протестантами называющий себя «пастором», «апостолом») автоматически получает и паству и общественное влияние.

Данный инструмент может с лёгкостью использоваться для вмешательства в том числе в политическую жизнь страны. Как в виде положительной, стабилизирующей силы, так и отрицательной. Тот же Майдан выступал с позиций «морального авторитета» благодаря активному участию церквей. Есть и другой пример — Леонид Черновецкий. Который становился мэром Киева благодаря работе не самой большой протестантской общины.

Да и сегодня получаем интересную картину. Если внимательно читать церковные документы и сравнивать их с заявлениями иерархов, становится ясно что РПЦ (УПЦ МП) фактически находится в состоянии войны с Киевской властью. Конкретный пример со ссылкой на «основы социальной концепции РПЦ» и заявления местных иерархов приводил не так давно. .

Это может легко быть использовано для раскачки ситуации внутри страны. Причём с помощью «импортированных» специалистов. И этот импорт будет более чем законным и оправданным. УПЦ МП — мало верующих — много приходов. Как результат — нехватка клира. Который «импортируется» из РФ. И едут не просто священники, а «подготовленные и проверенные кадры». Препятствовать этому светские власти по большому счёту не могут. Любые препоны — обвинения в попрании принципов свободы вероисповедания — одной из основных свобод.

Ситуация для руководства страны мягко говоря «не ахти». Если же оценивать реалистично-пессимистично — критическая. При этом, как указывал выше, обсуждения религиозных тем идут «ни шатко не валко». Основная тема — объединение части церквей и создание поместной православной церкви. Господа, этот вопрос чрезвычайно важен. Но он далеко не основной. Влияние на население оказывают не только и не столько иерархи, сколько клир. И вот тут основная проблема. Или проблемы. Вот лишь несколько аспектов:

  1. Качество самого клира. Это уровень образования, подготовки и так далее. Увы, «молодые церкви» не могут похвастать ни достижениями в Гомилетике (наука о проповедовании) ни даже долгим и качественным обучением священников. У них просто нет таких традиций на территории Украины. Подпольные (во времена СССР) церкви не имели возможности создавать профильные Вузы (и уж тем более заниматься чистой наукой). Православие, так же не особо преуспело. Ещё недавно в семинариях учили упомянутой Гомилетике по учебникам… 1913 года выпуска.

  2. Именно клир определяет отношение лояльной паствы к тем или иным проблемам общественного развития. И в местах с большой долей «практикующих верующих» клир нижнего уровня фактически решает какие направления государственной политики будут восприняты обществом, а какие нет.

  3. Вера значительной части населения не «в Бога» а «в чудо». Это, на фоне чрезвычайной религиозности — настоящая «бімба». Проявления могут быть анекдотичными — как молитва на бракованный стекло пакет. А могут быть и серьёзными — если часть «пасторов в авторитете» заявит, например, про «диавола на Банковой».

  4. Позиция самих церквей как организаций. И тип артикулирование их интересов при формировании государственной политики, созданию новых механизмов общественного взаимодействии с властью. Пример? Вроде как церковь отделена от государства. Но иерархи другого мнения. Совет церквей обсуждает вопросы владения оружием, реформы медицины, и заявляет на что ДОЛЖНА опираться Конституция страны8. Не предлагает своё видение а декларативно заявляет. Разница в словах мала, но в значении колоссальна.
  5. И последнее — уже долго обговариваемая проблема создания единой поместной православной церкви в Украине. Которая включает в себя не только вопросы внутренних отношений общество-религия, но и вопросы большой политики. И уж точно влияет на расстановку сил как минимум в регионе от Красного Моря до Балтики.

Исходя из этого для украинской власти есть два направления, по которым нужно работать «уже вчера». Это:

  1. Работа по формированию адекватных, способных и образованных групп священнослужителей в каждой из религиозных организаций

  2. Работа по созданию поместной церкви.

При этом скажу самое неприятное для чиновников «старой школы». Государство НЕ ДОЛЖНО вмешиваться в религиозные дела. То есть не должно:

  1. Участвовать в процессах церковного диалога

  2. Указывать, регулировать, контролировать подготовку священнослужителей

  3. Вмешиваться в особенности функционирования религиозных организаций.

  4. Проводить репрессивную политику в отношении религиозных организаций. В любом виде! За исключением культов, признанных деструктивными.

Странно, скажете вы. Три «Не должно» мало соотносятся с задачами по «работе». Делать ничего не делая? Отнюдь. Государство имеет множество рычагов влияния. Которые лежат в «светской» сфере функционирования общества. Фактически, власть может достичь успехов лишь одним способом — полной реализацией евангельского принципа «отдайте Кесарю кесарево, а Богу Божье». Как? Поговорим ниже:

Работа с клиром — решение проблем общества.

Итак, клир любой религиозной организации оказывает колоссальное влияние на настроения украинцев. Да и не только клир, но и «ряженные». Это ни хорошо ни плохо. Это данность.

Первое и естественное желание любой государственной машины — использовать ресурс. Но действуя напрямую можно активизировать процессы, которые эту самую машину уничтожат «во мгновение ока». Любые попытки вмешательства государства в религиозные дела до добра не доводили. Тактические победы были. Но при мощной, авторитарной власти. Но потом церкви всё равно «брали своё». Украина не авторитарное государство. Власть не мощная. Да и лучше что-то делать исходя из стратегических интересов — так выгоднее. Поэтому стоит ещё раз напомнить, что:

  1. Любые репрессии в отношении нелояльного клира вызовут обвинения в в нарушении базовых прав человека — ущемлении свободы совести. Но самое важное — гарантируют таким священникам образ «мучеников». Далее политический кризис в самом государстве. И внешнеполитические трудности, учитывая, что Украина декларирует свою верность демократическим принципам.

  2. Чиновник, как правило, не самый лучший управленец. И прямой диктат/управление/содействие рано или поздно превратятся в неэффективный и громоздкий механизм.

  3. Само общество настроено на уменьшение количества государственного аппарата. А создание отдельных направлений по контролю за церквями, насыщение их кадрами — это не менее 1-2 тысяч чиновников по всей стране. Что естественно будет использовано политическими оппонентами власти.

С другой стороны, клир разный. Есть умный, патриотический, вносящий позитив. А есть и другой. И если сформулировать задачи государственной машины на фоне растущей религиозности общества, то они лежат в двух плоскостях:

  1. Усиление влияния патриотичного и талантливого клира. В каждой из представленных в Украине религий.

  2. Усиление позитивного влияние церкви на общество – то есть участие церкви (или её влияние) на светскую жизнь (кроме политики). Речь идёт о снятии барьера между церковными организациями и обществом (в том числе атеистической его частью либо приверженцами других религий.

Как этого достичь? Просто. Методом пряника. А именно предоставляя ресурсы. Но не «просто так», а лучшим и на определённых условиях. В качестве ресурсов можно назвать:

  1. Земельные участки — государство (местные власти) и так их передают религиозным общинам. Но бессистемно.

  2. Фискальный, легальный режим деятельности религиозных организаций и аффилированных структур (издательство, маленький свечной заводик, туристическая фирма (ой извините паломнический центр) и тому подобное).

  3. Прямое спонсорство. Чего уж греха таить — политики да и местные власти регулярно «отстёгивают» церкви.

Итак, имеем три ресурса, которые государство фактически раздаёт без системы и без контроля. Имеем и множество жаждущих получить эти ресурсы. Причём спрос намного превышает предложение. Решение просто — систематизировать раздачу ресурсов. И выработать правила, в соответствии с которыми эти ресурсы получают те, кто полезен государству.

Алгоритм прост до безобразия:

  1. Государство перестаёт врать само себе и признаёт факт — оно участвует финансировании церкви. Но при этом заявляет, что оно может давать ресурсы лишь на деятельность, связанную с положительными изменениями в обществе. То есть социальные проекты, благотворительность, участие в жизни местных сообществ и т. д.

  2. При этом вся поддержка оказывается открыто и на конкурсной основе.

  3. Решение о выделении поддержки принимается с участием нескольких секторов — власть, религиозные организации, гражданское общество. То есть не решением чиновника или заинтересованных сторон, а если можно так выразиться, фокус группы, представляющей общественный срез данной местности.

Как это сделать?

Тут ничего выдумывать не надо. В Минкульте существует такой себе Департамента по делам религий и национальностей. Тот, который раньше занимался даже миграционными вопросами. И который вроде как обязан координировать сотрудничество государства и религиозных групп. Вот пусть и работает.

1. Правительство (может и ВР, законом) устанавливает жёсткие рамки получения общественных ресурсов религиозными организациями. А так же принцип соревновательной процедуры. При этом прямо запрещает все иные способы передачи государственных ресурсов. Чтобы не допустить конфликтов можно сделать оговорку — кроме ресурсов, уже находящихся в распоряжении религиозных общин. Для таких случаев особые правила.

2. Департамент разрабатывает типовые подходы. Которые в обязательном порядке применяются на местах. В том числе создание территориальных комиссий по распределении ресурсов (земля, деньги, регистрация бизнесов со льготной системой налогообложения и т. д.).

3. В соответствии с этими документами на местах формируются комиссии из числа, например 40% — представители религиозных организаций, 30% власть, 30% — гражданское общество (именно НПО а не церковные организации). Проценты могут быть любыми. Главный принцип — никто не имеет «контрольного пакета». А говоря о религиозных организациях, их «квота» — не монолита. То есть и УГКЦ и РКЦ и УПЦ всех патриархатов… Все религии, существующие в регионе. Вплоть до кришнаитов и пастафарианцев. Они то и принимают решения о земле, деньгах, ресурсах на поддержку.

4. При этом действует основное правило — государственная поддержка (кроме земельных наделов) не покрывает 100% от потребностей. Никогда и ни при каких условиях. Например, правило, докладываем гривну к каждой собранной.

И именно эти структуры на местном уровне принимают решение о поддержке. В результате религиозные организации вынуждены будут продумывать, представлять и реализовывать проекты, полезные для общества.

Например, необходима земля под храм либо финансирование строительства (либо иные нужды). Данные ресурсы выделяются лишь только той общине, которая в заявке продемонстрирует ступень своего участия в жизни местного сообщества (деятельность вне самого храма). То есть будет полезна даже атеистической (либо иноверческой) части общества.

Это приведёт к тому, что талантливые священники, которые работают с людьми (а не просто «работают священником) смогут получить необходимую поддержку. А их деятельность будет полезна государству (даже не религиозному).

Естественно, что в каждой из религий появятся священнослужители-коммивояжеры. Или «покорители новых просторов». То есть талантливые священники, которые умеют и могут активизировать жизнь сообществ. Да, таких людей будут использовать даже нелояльные власти иерархи — отправлять таланты из области в область. Но даже такая «хитрость» оборачивается позитивом. Уже через 5-7 лет:

  1. В каждой из религиозных организаций сформируется группа талантливых, образованных и успешных священников

  2. Даже при их «постоянных переездах» представители группы будут усиливать своё влияние. Слава «строителя храмов» — лучшее резюме для любого представителя клира. То есть появляется группа и она, а не нелояльный иерарх становится сильнее и влиятельнее с каждым годом.

  3. Прямая польза для общества — результаты социально активности религиозных организаций.

  4. Воспитание новых талантливых священников. Нет, их образованием и их карьерой как и раньше будут заниматься церковные структуры. НО вопросы «помощи» рассматриваются регулярно. И если талантливый священник уехал — нет помощи. Или церковь присылает нового, не менее талантливого.

Самое интересное в такой схеме – отсутствие репрессивных механизмов. Только пряник. Заслужил — получил. Не заслужил — не получил. То есть даже нелояльный, не очень умный и иногда очень агрессивный клир остаётся. Но постепенно он будет терять влияние. И сами иерархи будут «засовывать таких священников подальше».

Остаётся у церкви и возможность развиваться без поддержки государства. Не хотите участвовать в жизни сообществ, приносить пользу, но хотите земли? Да без проблем — рынок земельных участков открыт для всех. Покупаете (по рыночным ценам) и строите. Это нормальная практика для всех стран.

Есть ещё одна возможность. Она называется «инфраструктура». В Украине существует множество мест притяжения паломников. Государство не имеет право и не должно вмешиваться в данную область. Но государство обязано заботится о людях. В том числе об их безопасности. То есть создавать, поддерживать либо требовать создания инфраструктуры.

Альтернатива — трагедии в Мекке, Иерусалиме, давки в Греции и Сербии. В том числе с человеческими жертвами. Да и угрозу терактов никто не отменял.

Таким образом в любом притягательном для паломников месте необходимо наличие:

1. Мест, где люди останавливаются — ночлег, места отдыха

2. Мест где люди кушают, справляют естественные надобности

3. Подъездных путей, транспортной инфраструктуры

4. Служб по управлению отходами

5. Эпидемиологического, химического контроля
6. Служб обеспечения общественной безопасности.

Государство, естественно, не вмешивается в религиозные дела. И никоим образом не «присутствует в храме». Но оно может оценить потенциал сооружений на предмет максимального количества посетителей. Ежечасно, ежедневно, ежегодно. И оно обязано ограничивать скопления людей, если не может гарантировать наличие перечисленных выше сервисов.

Но паломники — это кроме религиозных вопросов, влияние и деньги для церкви. Таким образом религиозная организация либо создаёт ключевые сервисы на своей территории либо запрашивает помощь государства. Это тоже нормально.

А дальше всё просто. Территория культового сооружения не безгранична. Если оно ещё и памятник архитектуры — строительство на территории запрещено (или ограниченно). Таким образом религиозная организация вынуждена будет:

1. Попросить земли

2. Попросить помощи (сервисов) — церкви не занимаются проведением канализации или обращением с отходами.

Как получить — процедура описана выше. Альтернатива — ограничение количества паломников. Что вполне в духе демократических принципов. Твои желания не привносить проблемы в жизнь других. Тех же самых местных жителей. Они хотят жить рядом с Храмом а не рядом со свалкой за Храмом.

Реализация такого подхода имеет ещё один плюс — развитие туристического потенциала страны. Большинство церквей пойдёт на подобный шаг. И инфраструктура будет создана. А это уже общегосударственная тема.

Создание единой поместной церкви в Украине.
Роль государства и возможности ускорения процесса.

Сегодня очевидно, что собственная поместная церковь может стать мощной опорой для украинской государственности. Равно как ошибки власти в религиозной политике могут стать одной из причин серии политических кризисов (религиозность украинцев никто не отменял). Церковные организации со своей стороны видят изменения и рост своего влияния. Но увы, так же не могут в полной мере воспользоваться возможностями. Причина в том числе указанный выше дефицит служителей. Поэтому без решение проблемы клира затруднительно решить проблему Церкви.

Но процесс создания единой церковной структуры уже идёт. Причём не без участия Патриарха Варфоломея. Александр Кочетков в своей статье видит варианты, связанные с УПЦ МП. То есть либо после объединения УАПЦ с УПЦ КП новая церковь и клир «добровольно каются, проходят епитимью и вместе с общинами и храмами вливаются в лоно канонической УПЦ МП». А далее Москва даёт автокефалию и закрывает глаза на уход Украинской церкви в лоно Патриарха Константинопольского. Второй вариант по мнению автора — объединение «неканонических» церквей и стимулирование процессов в Московском Патриархате. Дескать испугавшись информационной атаки он даст своему украинскому филиалу ту же автокефалию. После чего — финальное объединение.

Всё бы хорошо. И аргумент основной правильный — «не каноничность», которую стоит преодолеть. Но есть одно «но». Вопросы «не каноничности» решаются иерархами церкви. В упомянутой статье приводится пример — старообрядцы не без оснований указывают на не каноничность самой УПЦ МП. Да и вопрос «принятия в лоно церкви» целых епархий, митрополий не нов. Что касается санов — то же не проблема — всё решается теми же иерархами.

А если говорить о «матери -церкви», коей является упомянутая Константинопольская — таких трудностей согласно канонического права вообще возникнуть не должно Спорить можно долго. Но как ни крути, а прямая последовательность рукоположения епископов и клира от вселенских патриархов не нарушалась. Разночтения лишь в обрядовой области — какое количество епископов, как, где. Но любая церковь предусматривает в критических случаях возможность существования и наследования каноничности даже через единственного оставшегося в живых епископа. А уж это у УПЦ КП есть.

Но зачем зацикливаться на одной Константинопольской кафедре. Если думать в системе координат «Москва-остальной мир» то и браться за проблему не стоит. Вот лишь несколько интересных фактов:

  • Давайте вспомним о церквях, основанных апостолами. Так называемые древнехристианские церкви восточного обряда. И видим, что есть ещё а три (!!!) вселенские кафедры: Александрийская, Антиохийская и Иерусалимская. Каждая из которых, в соответствии со своим каноническим правом (кроме Иерусалимской — там с определёнными оговорками) может принять в своё лоно целую церковь. Без нарушения иерархии.

  • Во-вторых. Вопрос «каноничности» – это вопрос евхаристического общения. И если оно «есть» — церковь каноничная «по факту». В молитвенное и евхаристическое общение с новой поместной церковью может вступить ЛЮБАЯ их «каноничных» церквей. А далее -цепная реакция. Вопрос лишь в том, кто может стать первым. И тут взглянем, например, на Румынскую православную церковь. Она огромна: количество приходов больше, чем приходов у РПЦ на территории РФ. То есть при создании УПЦ и «уходе в прошлое МП в Украине», отколе от РПЦ других «национальных церков» именно Румынская будет первой по размеру православной церковью В МИРЕ! Чем не конфетка? Кроме того Румынская ПЦ имеет давний спор с РПЦ за влияние и за приходы в Молдове. С последним (за счёт помощи в решении проблемы Приднестровья) Украина может помочь.

  • И, наконец, никто не отменяет контакты с древними восточными церквями. То есть церквями восточного обряда, основанными апостолами. Это не православные церкви. А именно древние восточные. Погуглите. Каноничность этих церквей никто не оспаривает. Ассирийская церковь Востока, Армянская церковь, Коптская православная (!!!) церковь, Эфиопская православная церковь, Эритрейская, Сирийская, Маланкарская православные церкви. По крайней мере половина из них не имеет догматических различий с «привычным православием». И как минимум 1/3 допускает существование нескольких обрядов. То есть переход «по такому пути» сохраняет и обрядность и оставляет нетронутыми основы вероучения.

Государство, естественно, не может указывать в каком направлении идти церкви. Но государство может оказать помощь в проведении визитов высших иерархов. Государство может провести консультации с руководством другого государства (на территории которого находится церковный престол). Государство в конце концов может стимулировать туристические потоки и приглашать церковных иерархов на государственные праздники.

Всё это не дорого. Но всё это — чрезвычайно эффективный способ «опосредованного влияния» на процессы.

Естественно, что идеальный (точки зрения преемственности, обрядности, традиций) вариант — вступление в евхаристическое общение (либо вступление в лоно) с Константинопольской кафедрой. Но проработка и других вариантов:

  1. Увеличивает вероятность (и уменьшает политическую цену) шагов на встречу со стороны светских властей Турции и патриарха Варфоломея

  2. Даёт альтернативные варианты в случае захода ситуации в тупик. При этом та же российская дипломатия (в силу сложившихся подходов и истории отношений) не имеет достаточных сил для влияния на все православные и/или древние восточные церкви.

Главное — действовать. И при этом помнить — государство создаёт возможности для церквей но не создаёт церкви. Иначе наступает провал как церкви так и государства.

Как то так….

____________

Текст заказной? Ага! Заказчиками могут считать себя все, перечислившие умеренную сумму автору.

Зачем прошу? Всё просто. Текст — это продукт. Продукт понравился – Не откажусь от «спасибо». Принимается лайком, словом либо копейкой.

Что касается трат то, поскольку живу в Украине, считаю себя обязанным поделиться подобными «гонорарами». Частично с теми, кто защищает и мою жизнь. Частично с теми, о ком должно (но пока не может в должной мере) заботится украинское общество.

Поэтому:

Полученные деньги идут мне на пиво а так же:

1. пересылаются одному из отрядов спецназа ВМС Украины

2. Тратятся на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:

Карточка привата: 5168 7423 0834 3288

Вебмани: U247333217329 или Z293974971904

1http://risu.org.ua/ua/index/all_news/community/social_questioning/45871/

2http://ratinggroup.ua/research/ukraine/religioznye_predpochteniya_naseleniya_ukrainy.html

3http://razumkov.org.ua/upload/1400155420_file.pdf

4http://ratinggroup.ua/research/ukraine/religioznye_predpochteniya_naseleniya_ukrainy.html

5http://razumkov.org.ua/upload/1400155420_file.pdf

6http://risu.org.ua/ua/index/all_news/confessional/orthodox_relations/61540/

7http://razumkov.org.ua/upload/1400155420_file.pdf

8http://www.unian.net/1158439-x.html




Комментирование закрыто.