Революция Ценности

Дмитрий Бергер, Канада, "Хвиля"

Я — человек ленивый. Но в хорошем смысле. Лень праздная, подруга размышлений. Немного инженер, немного ученый. А первая инжeнерно-научная заповедь гласит, «Перед тем, как что-то придумать — поинтересуйся, не придумал ли кто-то это что-то уже,  и сопри его.»

И тут, как на удачу, пока я чухался, на «Хвиле» вышли статьи на темы, о которых я собирался распространятся: «Петр Щедровицкий: Даже самый талантливый предприниматель не способен победить машины, состоящие из людей» и «Гибридный неофеодальный авторитаризм. Ищем выход«. Поэтому, все, что мне осталось, это дополнить и восполнить то, что мне кажется там не упомянуто или упомянуто, но мне не нравиться. Так что, рекомендую вышеупомянутые тексты к прочтению, а потом ко мне, за сиквелом.

Упоминание Петром Щедровицким о возникновении первого современного государства в Нидерландах обязано привлечь внимание украинцев, фанатически поведенных на державности. «Если права общины нарушаются, они обязаны их защищать. И именно эти местные общины учредили государство, собравшись в Утрехте и создав унию.»

То есть, о чем здесь речь? Грубо говоря, есть три типа государства: классическое, естественно эволюционирующее из изначального небольшого ядра, как Рим или Китай,  с некой исторической культурной легитимностью столетий; феодальное, устанавливающееся там, где боевой государь умудрился наложить свою лапу, собранное и организованное сверху, любимой нами вертикалью власти, по сути частное владение, основанное на личной преданности вассалов; и вот это, голландское, когда разные люди, разных взглядов, религий, этносов, собираются в единое государство не ради неких эфемерных клановых или религиозных соображений, а из практической необходимости, из выгоды, из общей выгоды, так называемой  республики.

Получается, что в отличие от других видов государства, современное неотделимо от экономики, в том плане, что его основополагающие принципы основаны на экономических требованиях свободного рынка: частной собственности, свободы личности, свободы совести, причем свободы всех, а не феодальной элиты или титульного племени. И если вы присмотритесь к попыткам становления украинской державности, то обнаружится, что причиной всех провалов ее создания от Хмельницкого до Порошенко является попытка построить феодальное государство, где государство, как следует из самой этимологии слова, есть не что иное, как личное владение вождя (титул Ивана Третьего — Господарь всея Руси), или, по крайней мере, в отсутствии формального монарха, существующее само по себе учреждение власти. Что даже хуже, так как в отсутствие сильной руки, такое государство неизбежно начинает служить самому себе. Отсюда постоянная ностальгия по сильной руке, отсюда постоянные призывы устроить нечто монохромное, контролируемое сверху, но это не построит современное открытое инклюзивное государство. Потому что оно основано на совершенно других принципах.

Кстати, о монохромности, о некой единости языка, культуры и истории, на которых якобы зиждиться воображаемая держава Украина. В 1984 году я пребывал в селе Павловка, кажется так, Николаевской области. Народ там четко делился на местных и переселенцев из Западной Украины, которых местные упорно называли “бандеровцы”. Я тогда не вникал в подобные детали, хотя подозреваю, что на самом деле, это были переселенцы из украинских земель, отошедших Польше в 1940-х, но тем не менее, по прошествии 40 лет украинцы одной местности отличали себя от украинцев из другой местности и как-то неохотно смешивались. Это говорит о том, что нигде и никогда не бывает монолитных наций, ни в Китае, ни в Германии, и единственный способ слепить из людей новую единую гомогенную общность — это генная инженерия и экстерминация неправильных человечков. Иначе народ непременно разбредется по своим углам.

Итак, вернемся к нашим голландцам. Точнее уже к англичанам, которые показали, что современное государство совсем не обязательно создавать на пустом месте. Они, подхватив знамя индустриализации, не создали, а переформатировали государство из феодального в современное. Из сверху вниз они его развернули снизу вверх, ничего особенно при этом не повредив. Ну, король, конечно был против, но ему оттяпали голову, ибо не нация служит государю и государству, а государь и государство- нации. Или пожальте на гильотину. Опять-таки, просто обезглавить монарха, оставив феодальное государство, не имеет смысла. Ну, будет не царь, а председатель Совета Народных Комиссаров, провидник или горячо любимый кто он там, суть-то не меняется. Государство, даже если для некоторых это фетиш, всего лишь механизм, и работает так, как его откалибруют. Поэтому феодальное государство без сильного государя будет коррупционным по определению, сколько прогрессивных законов вы не принимайте.

Что приводит нас ко второй статье Владимира Шимальского и Наталии Глобы. Все в ней хорошо, и правильно, и разумно, но есть одно но. Идеология. Слово и понятие, с которым не только я имею проблему, но и многие ученые, включая известнейшего американского нейроэндокринолога, профессора биологии, неврологии и нейрохирургии в Стэнфордском университете, и просто обалденного человека Роберта Сапольского. Тот, кажется, слово «идеология» употребляет исключительно описывая негативные вещи. Ну, как в стае павианов появляется крутой идеолог и они устраивают внутренний или внешний геноцид. Потому что идеология, —  и я, похоже, тут повторяюсь в очередной раз, — это не что иное, как секулярная религия. Это набор логически выведенных правил и аксиом, избавленных от ненужной религиозной моральности, список неколебимых абсолютов, неподсудных даже Всевышнему. Не случайно именно идеологии превратили 20-й век в век геноцида. Резня армян, Голодомор, Холокост и прочие геноциды все выходят из идеологии, этой религии, лишенной всякой морали. Религия обычно подразумевает грех или ответственность за свои деяния, идеология оправдывает все, избавляет от такой химеры, как совесть, и позволяет легко разделять людей на чистых и нечистых, правильных и неправильных, наделенных правами и не имеющих прав. А в Украине это дело и так популярно — предлагать решить любые вопросы ущемлением другого.

Ок, так как же Украине построить современное государство без идеологии? В том то и дело, что современное государство строится не на идеологии, которая избирательна и субъективна, а на принципах, общих и универсальных. Тут возникает проблема. Да, понятно, как Щедровицкий повторяет, что экономику движут предприниматели, очень неопределенный вид человеческих существ. Это по определению маргиналы, даже социопаты, постоянно ищущие новые ниши, новые идеи, новые авантюры. Этому научить невозможно, в отличие от инженера или врача, таким можно только родиться. Поэтому Джобзам и Маскам формальное образование ни к чему, то, чем они занимаются, еще просто не существует. Сами они составляют ничтожные 2-5% населения, и я тут очень преувеличиваю, а отличить их от безумцев, особенно в закрытых системах, невозможно. Как презрительно заявил Джобз, что ему ни к чему знать мнение потенциальных покупателей его продукта, они будут покупать то, что он им даст. Он сильно смахивал на сумасшедшего и в жизни. В Украине из него бы вышел алкоголик.

Из-за этого вот так взять и протолкнуть идею современного открытого государства и свободного рынка в Украине непросто. Другая традиция, другой культурный код. Ничего плохого в этом нет, их просто нужно использовать во благо, подобно тому, как популисты используют их во зло.

Возможно, что ответ может быть выведен из мысли, которую я услышал в интервью с экономистом Марианной Мацзукато. Она указала на то, что фиксация на цене и прибыли часто просто перетасовывает существующую ценность людей и вещей или, что хуже, уничтожает ее. Пришло время, утверждает она, правильно разграничить между создателями и производителями в мировой экономике. Проще говоря, то, что финансовая компания делает сумасшедшие деньге на рынке, еще не значит, что она что-то производит. Как мы знаем, цены могут раздуваться до неприличия, хотя сама ценность того, что они выражают, может быть ничтожной. Сама по себе цена отражает восприятие, а не ценность. Как сама по себе компенсация за действие или мысль не отражает их ценности. Между тем, даже те, кто ничего материального, или ценного не производят, тем не менее имеют общественную ценность и их вклад в общество и экономику, на самом деле, незаменим.

Тут мне вспомнилась история с пауками. У пауков, живущих группами, где-то 10% и есть те самые маргиналы, которые ничего материального в группу не привносят. Но к ним относятся наравне с другими. «Черт его знает,» — сказал биолог-рассказчик, — «зачем они там нужны. Может они сказки-былины рассказывают, песни поют?»

Мы уже понимаем, что полицейские и учителя так же необходимы для общего процветания, как и инженеры с предпринимателями, что они производят общественный порядок и будущее. Но ведь и мать, посвящающая себя детям, тоже имеет ценность, общественную и экономическую,  хотя ей не полагается никакая компенсация. Возможно, что зря. Возможно, что компенсации заслуживают и поэты-неудачники, и даже те, кто вообще нифига не делает, но улыбаются людям на улице. Я не утрирую, я вполне серьезно.  В постиндустриальную эпоху необходимо пересмотреть то, как мы оцениваем важность и ценность человека, и как мы компенсируем его вклад, который не обязательно поддается количественному расчету, но, тем не менее, влияет на жизнь в целом.

Возможно, что в Украине первыми выработают концепцию ценности всех и каждого, как противоположность модному базовому доходу, который избегает признание личности, что невероятно важно для самоощущения любого из нас. Как прекрасно продемонстрировал голодающий поэт Мандельштам, впавший в бешенство, узнав, что добрая хозяйка подкармливала его не потому, что ценила как поэта, а из общей человечности. А это немного унизительно, не так ли?

В одночасье изменить сложившуюся систему и культуру Украины невозможно. Но возможно изменить вектор ее эволюции, когда после Революции Достоинства придет Революция Ценности, которая скажет каждому, что ты по-своему ценен, и вместо подачек от государства ты заслуживаешь компенсации за твой уникальный вклад в общее дело. Те же деньги, другая перспектива.

Думаю, что на сегодня я достаточно написал. Мы можем продолжить эту тему, если она вызовет интерес. И побудит к действиям. Вас побудит. А я человек ленивый, я всего лишь пишу.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook


Комментирование закрыто.