Просвещенный феодализм как инструмент преодоления украинского кризиса

Сергей Громенко, для "Хвилі"

Екатерина Великая

В последние двадцать лет Украина надежно перехватила у Польши эстафету «восточноевропейской Франции» – страны регулярных восстаний и необычных социальных экспериментов. Вот и теперь, вслед за Киевской Сечью, мы готовы подарить миру еще одну инновацию, годную для применения в послереволюционный период – просвещенный феодализм. О наступлении чего-то подобного нас предупреждал еще гениальный Умберто Эко, посмотрим, во что выльется его теория на нашей земле.

 

О бедном феодале замолвите слово

Вопреки распространенному с советских времен мнению, феодализм вовсе не был обязательной вехой развития любого общества на Земле, но также и не ограничивался он лишь Средними веками. Ясно, что французский феодализм отличался от китайского так же, как провансальский диалект от кантонского, но одна характерная особенность была присуща этому строю в самых разных странах мира – «земля в обмен на службу». В позднем Риме, Византии, на Руси, в древнем Китае, в исламском мире и Японии наиболее боеспособными частями были как раз отряды (собирательно именуемые рыцарями, дружинами, самураями и т.п.), набираемые, возглавляемые и содержащиеся за счет владетеля сколь-нибудь значительного земельного надела. Последнюю победу над феодализмом централизованное государство с регулярной армией одержало лишь во второй половине XIX века (см. «Последний самурай»), а это значит, что не все в этом строе было мрачно и убого.

Разумеется, феодализм, как и всякое угнетение человека человеком, часто вырождался в чудовищный авторитаризм и мерзкую тиранию сильного по отношению к слабому, но в большинстве случаев это было не так. Любого европейского феодала, от баронета до герцога, сдерживало, по меньшей мере, три фактора. Набор этих условий менялся от страны к стране, по-разному ограничения работали на Западе и на Востоке, но минимум два из трех можно было отыскать повсюду.

1. Феодальная этика. Рыцарский кодекс чести (вариант – Бусидо) существовал и даже выполнялся отнюдь не потому, что рыцари была как-то по-особенному честны, а потому, что в условиях отсутствия международного права только такой неписаный свод правил поведения действовал повсеместно. Любой феодал, решивший действовать «по беспределу», рано или поздно становился изгоем, если вообще не жертвой наемного убийцы.

2. Католическая церковь. Нет, феодалы не были самыми набожными людьми в мире, дело в другом. Если вы думаете, что силы святой инквизиции значительно преувеличены/очернены соответствующей пропагандой, то поинтересуйтесь судьбой владений таких всемогущих феодалов как графы Раймунды Тулузские или концом жизни Жиля де Рэ, маршала Франции, ставшего прототипом Синей Бороды. Конфликт со Святым престолом мог кончиться плачевно даже для императора, что уж говорить об остальных аристократах.

3. Крестьянский бунт. Нагружать повинностями и злоупотреблять правами (как-то первой ночью и т.п.) в отношении своих подданных феодал мог лишь до определенного, весьма субъективного, предела. Если налоги были слишком высоки, народ попросту разбегался (и даже если их потом ловили, ущерб экономике феода наносился страшный), а если господин оказывался чрезмерно жестоким – его замок мог внезапно загореться, а мирные селяне пополнить армию местного Робина Гуда. Время от времени бунты перерастали в полноценные крестьянские войны, которые, даже будучи утоплены в крови, вынуждали феодалов действовать с оглядкой.

Очевидно, что феодализм – не панацея, и становление в XVI – XVIII вв. среднего класса из купцов, профессоров и ремесленников превратило этот строй в тормоз прогресса. Союз королей, городов и третьего сословия против феодалов привел к появлению абсолютных монархий и переустройству жизни на новый лад.

Из дня вчерашнего в день завтрашний

Сильно сомневаюсь, что новые украинские власти, назначая Игоря Коломойского губернатором Днепропетровщины, действовали в согласии с каким-нибудь долговременным стратегическим планом. Скорее, они поступили наобум, исходя из сиюминутных выгод, но неожиданно это решение стало одним из наиболее толковых среди всех, принятых за последние два месяца.

Не раз и не два можно было услышать, что подобное назначение олигарха на государственную должность есть не что иное, как сращение власти и бизнеса – т.е. вещь противная и здравому смыслу, и идеалам Майдана. Скептики говорили, что теперь Днепропетровская область станет заложником интересов одного человека, как Донбасс, управляемый Ринатом Ахметовым, и это только обогатит Коломойского, а стабильности собственно государству не прибавит. Тем не менее, за последнее время этот регион не только превратился из очага сепаратизма во флагмана украинского единства на Востоке, но и подарил стране множество замечательных инициатив, финансируемых лично губернатором (заправка техники, спец батальон «Днепр», награда за пойманных диверсантов) и нашедших полное одобрение и подражание у большинства жителей Украины. Скептики не просто оказались посрамленными, теперь уже раздаются призывы вручить Коломойскому власть и над Донбассом. Хотя это и лестно, но пользы в том не будет никакой. И этому есть простое объяснение.

В XVIII веке идеалом государственного устройства был «просвещенный абсолютизм» – неограниченная монархия во главе с волевым и образованным человеком, соблюдающим баланс интересов всех подданных (т.н. «общее благо»), не действующим в ущерб стране и не противопоставляющим себя простому народу. Предыдущий период феодализма такого эпитета не удостоился, но вовсе не потому, что среди маркизов и виконтов никто не удовлетворял заявленным требованиям, просто сам термин «Просвещение» тогда еще не возник, но сегодня мы не связаны подобным ограничением. Однако просвещенный феодализм не мог быть установлен по всей стране в целом – слишком уж разным были многочисленные феодалы. Реальных высот мог добиться только человек, хорошо знающий местную специфику, и чьи интересы совпадали с интересами конкретной земли – поэтому успехи Коломойского на Донбассе были бы под вопросом.

Крушение в конце ХХ государственного социализма во Втором и Третьем мире привело некоторых западных мыслителей (Валлерстайн, Шеаринг, Брейтуэйт) к осознанию неизбежности установления неофеодализма. Люди, пережившие 90-е, не станут возражать против такого определения действительности – имели место и феодалы/олигархи, и усобицы/разборки, и подати/дань «крыше». Но история не стоит на месте, за два десятилетия мы увидели главные процессы последних двухсот лет или даже тысячелетий: как советское государственное неорабство сменилось неофеодальным строем 90-х, на смену которому пришел неоабсолютизм позднего Леонида Кучмы. Была у нас и необуржуазная Оранжевая революция, и реакция – Реставрация Виктора Януковича, и вооруженное восстание в столице (Париж в 1830, 1848 или 1871 году – аналогия на ваш выбор) и даже интервенция соседей. Неужели все снова закончится неофеодализмом? Классическим неофеодализмом – нет, просвещенным – возможно, но только на самое тяжелое время.

Если мы сравним признаки неофеодализма (частные силы правопорядка, регулирование общественной жизни бизнесом) и просвещенного абсолютизма (общие интересы выше частных даже правителя, баланс сил в обществе) с нынешним положением на Днепропетровщине, мы увидим, что определение «просвещенный феодлизм» подходит для него как нельзя лучше. В условиях, когда центральная власть слаба, население бунтует, а «зеленые человечки» захватывают город за городом – проведение в жизнь политики просвещенного феодализма может стать важным стабилизирующим фактором. И не стоит стыдиться таких мер – даже римляне, известные легитимисты («Пусть сгорит Рим, но восторжествует закон»), не стеснялись в критической ситуации давать в руки диктаторов неограниченную власть, хоть и на полгода.

Итак, одним из горьких, но необходимых лекарств от нынешнего кризиса может стать назначение на руководящие посты просвещенных, т.е. ответственных и патриотичных бизнесменов, которым есть что терять в области/районе/городе, которые отлично знают местные условия, готовы к финансовым трудностям (римские магистраты времен Республики исполняли обязанности за свой счет) и не переметнутся на сторону России. Лекарством же от превращения их в «хозяев»-диктаторов станет поддержка местного самоуправления, выдача патриотическому населению оружия, препятствование действиям депутатов-сепаратистов и полноценная борьба с коррупцией на самом верху. И несмотря на то, что много времени уже упущено, и завтра кровью придется заплатить за то, что еще вчера можно было получить даром, грамотное сочетание просвещенного феодализма на среднем уровне с вооруженной низовой демократией поможет нам отстоять свою страну и продолжить прогрессивные реформы.


Загрузка...


Комментирование закрыто.